Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

«Это может привести к налоговому терроризму». СПП обсудил фискальную нагрузку на бизнес в 2015 году

27 Октября 2014
«Это может привести к налоговому терроризму». СПП обсудил фискальную нагрузку на бизнес в 2015 году

Союз промышленников и предпринимателей Челябинской области (СПП) намерен внести предложения по корректировке законопроекта, который формулирует понятие добросовестности налогоплательщика. О самых спорных законопроектах по фискальной нагрузке на бизнес — в материале «ЮП».

Союз промышленников и предпринимателей Челябинской области (СПП) намерен внести предложения по корректировке законопроекта, который формулирует понятие добросовестности налогоплательщика. О самых спорных законопроектах по фискальной нагрузке на бизнес — в материале «ЮП».

В 2015 году вступят в силу поправки в Налоговый кодекс, которые предполагают ужесточение контроля за налогоплательщиками. Эту тему обсуждали на очередном заседании правления СПП.Расставляя акценты, председатель комитета по налогам и налоговой политике СПП Алексей Овакимян обратил внимание на законопроект «О внесении изменения в часть первую Налогового кодекса РФ», который внес на рассмотрение единоросс Андрей Макаров. Отметим, что документ уже принят в первом чтении.

О репутации контрагента

Один из пунктов этого законопроекта гласит: «В случае установления в ходе налоговых проверок факта неисполнения контрагентом своих обязательств по сделке, налоговым органом может быть отказано налогоплательщику в признании расходов и в применении налоговых вычетов по сделке». При этом налоговый орган должен доказать, что налогоплательщик обладал или мог обладать (проявление должной осмотрительности с учетом условий ведения предпринимательской деятельности, оценки деловой репутации контрагента) информацией о невозможности исполнения контрагентом своих обязательств по сделке в силу отсутствия необходимых условий, в том числе ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, персонала и опыта в соответствующей сфере деятельности).

В СПП критически относятся к формулировкам этой нормы. «Другими словами, заключение контракта с ГК «Олимпстрой» на строительство олимпийских документов противоречило бы этому пункту закона, потому что на тот момент компания не имела ни репутации, ни техники», — приводит пример Овакимян. По его словам, этот законопроект — в том виде, в каком его представил депутат Макаров, — может привести к налоговому терроризму. «Более того, данная форма напрямую входит в конфликт с антимонопольным законодательством, которое не позволяет ограничивать выбор поставщика подобными критериями, — отмечает глава налогового комитета СПП. — Она фактически упраздняет презумпцию невиновности налогоплательщика».

СПП предлагает дополнить предложение Макарова одной веской фразой о возможности проверки деловой репутации контрагентов в открытых ресурсах ФНС — в частности, в разделе под названием «Проверьте, не рискует ли ваш бизнес» с «черным» списком компаний. То есть прежде, чем наказывать налогоплательщика, СПП предлагает уточнить его возможность знакомства с этой базой данных. С учетом того, что налогоплательщик не всегда имеет право проверить информацию о контрагенте в полном объеме, такой подход может внести ясность и сделать процесс более прозрачным.

Проверки меняют характер

Серьезных изменений в размерах налоговых платежей в 2014 году не произошло, но вместе с тем усиливается блок, связанный с налоговым контролем и системой налогового администрирования. В частности, в статью № 174 НК РФ внесен пункт, обязывающий налогоплательщика ежеквартально предоставлять в электронной форме сведения, указанные в книге покупок и продаж. Другими словами, налоговая служба строит электронную систему налогового контроля, позволяющую оценить прозрачность всех цепочек платежей и адекватность налоговой нагрузки. «Не сразу, но в течение следующего года эта система заработает, и это сильно все изменит», — говорит Алексей Овакимян.

Налоговым органам предоставляется право приостанавливать операции по счетам налогоплательщиков в случае непредоставления необходимых документов в десятидневный срок. При «сквозной» системе электронного контроля процесс будет выглядеть таким образом: у налоговиков возникают вопросы, они отправляют налогоплательщику свои требования, и спустя десять дней «молчания» счет арестовывается. «Справедливости ради надо отметить, что законодатель закрепил за налоговыми органами обязанность разблокировать счет налогоплательщика в течение одного дня с момента исполнения требований, — добавляет Овакимян. — Раньше этот вопрос не был отрегулирован по срокам».

С внедрением системы онлайн-администрирования все бремя налогового контроля смещается в сферу камеральных проверок (с расширением полномочий камеральных проверок до уровня выездных). В принципе, налоговики давно идут к смене формата — за последние десять лет количество выездных налоговых проверок в Челябинской области снизилось с 24 тысяч до 700. «Построение такой тотальной системы предполагает контроль за трансфертным ценообразованием, экономической обоснованностью сделок и подтверждение расходов налогоплательщика, уменьшающих налоговую базу, — поясняет Овакимян. — При такой системе процесс будет прозрачным». Но пока такой практики не сложилось, бизнес будет «подтряхивать» — эксперты прогнозируют срывы поставок продукции и рост количества судебных разбирательств.

Пожалуй, одним из самых ярких признаков ужесточения контроля можно считать новый пункт о результативности налоговых проверок. Если раньше проверка могла закончиться «миром», то есть без начислений налогов, то сегодня такой результат расценивается как некий сбой в работе налоговой службы, требующий объяснений. Поэтому каждая налоговая проверка, пусть неофициально, но должна заканчиваться для налогоплательщика миллионами рублей доначислений. Миллионами — потому что это касается крупного бизнеса, в отношении которого проверки обязательны. Малый и средний под «обязаловку» не подпадают. «Таким образом, контроль становится практически идеальным», — резюмирует Алексей Овакимян.
«Все эти усиления контроля сводятся к тому, что налоговики не занимаются «серыми» зарплатами в мелком бизнесе, — поделился мнением вице-президент СПП Семен Мительман. — Им проще прийти на крупное предприятие и сказать: «Давайте тридцать миллионов, и мы уходим» А ведь малый и средний бизнес — это огромный резерв».

«Подножка» любителям офшоров

Одним из «спорных» в налоговом комитете СПП также считают проект антиофшорного закона. Его смысл в том, чтобы те физические лица, которые уходят в офшорную юрисдикцию напрямую или через создание иностранной компании, не попадали под действие договоров о двойном налогообложении и платили налоги в России.

Законопроект вводит понятие «контролируемая иностранная компания» (КИК) и «контролирующее лицо». Устанавливается, что таким лицом является физическое или юридическое лицо, доля участия которого в КИК превышает 25 процентов, а доля физлица совместно с супругой и несовершеннолетними детьми — более 50 процентов. Кроме того, определяется понятие иностранной организации. За уклонение от предоставления названных сведений, неуплату или неполную уплату налога можно будет получить штраф в 100 тысяч рублей или в размере от 20 до 100 процентов неуплаченного налога.

Планируется, что антиофшорный закон вступит в силу в 2015 году. Но, как считают в региональном СПП, порядок его применения пока не очень понятен. Да и сама идея, хоть и вполне вписывается в тренд деофшоризации российской экономики, требует более глубокой проработки, считают бизнесмены. «Наверное, борьба с контролируемыми иностранными компаниями пока преждевременна, потому что большинство компаний уходят в иностранные юрисдикции не из-за налогов, а в интересах безопасности и защиты активов», — считает Алексей Овакимян.

P.S. Пока материал готовился к печати, стало известно, что законопроект был поддержан правительством — соответствующая информация была опубликована в субботу на сайте кабмина.

Андрей Темников

 

Офшор, офшорная зона — (англ. оffshore — вне страны, на расстоянии от берега) — территория с привлекательными для бизнеса условиями благодаря низким ставкам налогов, четкому законодательству об инвестиционных фондах, упрощенной системе регистрации компаний, конфиденциальности операций. В отличие от свободных экономических зон, связанных преимущественно с реальным сектором экономики, офшорные зоны благоприятны для проведения финансовых операций.

Читайте также:

Союз промышленников и предпринимателей Челябинской области (СПП) обсудил актуальные проблемы экономики региона

 


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты