Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Щебенка или… пыль на ветру?

20 Ноября 2010
Щебенка или… пыль на ветру?

В «Южноуральскую панораму» обратились работники ЗАО «Уралстройщебень», что в поселке Магнитка Кусинского района: «Вот уже в течение двух лет наше предприятие подолгу простаивает, идет постоянное сокращение численности.

 

Щебенка или… пыль на ветру?
В «Южноуральскую панораму» обратились работники ЗАО «Уралстройщебень», 
что в поселке Магнитка Кусинского района: «Вот уже в течение двух лет наше предприятие подолгу простаивает, идет постоянное сокращение численности. 
Из прежних 320 человек осталось только 136.Полным ходом идет вывозка оборудования, его распродажа. Мы производим конкурентоспособную продукцию — щебень, хотим работать и нам больно смотреть на то, что происходит. Если так будет и дальше, вместо сохранения рабочих мест дело дойдет до полного разорения предприятия. А оно градообразующее, и если умрет, то такая же участь постигнет и наш поселок…»
В прежние годы щебеночное производство в поселке Магнитка входило в состав Златоустовского рудоуправления. В ходе приватизации им завладели москвичи. Затем — долговая кабала, банкротство, распродажа по частям. «На костях» бывшего рудоуправления образовалиcь два предприятия: ЗАО «Урал-агломерат», который выкупил ЧЭМК, и ЗАО «Уралстройщебень», с хозяином в городе Альметьевске Республики Татарстан (холдинг СМП «Нефтегаз», фактический владелец которого — депутат Госдумы Фаат Комаров).
— В свое время агломерационный цех продали ЧЭМК, а ведущую к нему и к нашему предприятию железнодорожному цеху вместе с щебеночным производством выкупил «Нефтегаз», — говорит председатель профкома ЗАО «Уралстройщебень» Фларид Зинатуллин. — За услуги по провозу продукции для металлургов наше руководство берет огромную плату: за счет этого в основном и выживаем. 
Когда-то в собственности предприятия было множество подразделений: автотранспортный цех с огромным гаражом, 
железнодорожный, дробильно-сортировочный, а также два карьера — «Радостный» под Александровкой и «Ахтинский». Первый из них затопили еще десять лет назад, а в 2005-м та же судьба постигла и «Ахтинский». Воду прекратили откачивать (на это требуется большой расход электроэнергии), и глубина здесь достигла почти 170 метров.
Директора на «Уралстройщебне» менялись каждый год. Их подозревали в махинациях: в неизвестном направлении уплыли более пяти миллионов рублей. По этим фактам возбуждали уголовные дела, но до конца они не доведены.
В конце 2008-го ударил кризис, щебень стал невостребованным, и предприятие встало. Хозяева из нефтяного холдинга решили «оптимизировать» численность рабочих: пошли сокращения, свертывание производства. Старую дробильно-сортировочную фабрику продали на металлолом, а 45 работников сократили.
Одну из двух современных финских дробилок «Бармак», купленную пять лет назад и способную выпускать особо качественный кубовидный щебень, демонтировали и вывезли в Татарстан. А другая, «Лакотрак» почти не работает, и не исключено, что и ее, как и БелАЗы, увезут в Альметьевск. Всю прошлую зиму предприятие простояло, и сегодня уже принято решение о зимней «заморозке» щебеночного производства.
— В январе 2008 года по октябрь 2010-го численность работающих на «Уралстройщебне» уменьшилась на 143 человека, а по сокращению, с выплатой компенсации, за это время уволены 68 работников, — говорит заместитель заведующего организационным отделом областной организации горно-металлургического профсоюза России Владимир Ревенку. — Особенно настораживает такой факт: в рамках областной целевой программы стабилизации на рынке труда предприятие получило более шести миллионов рублей на временное трудоустройство и сохранение рабочих мест, но бюджетные средства, похоже, ушли впустую. Сокращения продолжаются, предприятие на грани банкротства.
По словам Владимира Ревенку, год назад здесь подолгу не выплачивали зарплату, пришлось привлечь прокуратуру, трудовую инспекцию. Директора привлекли к административной ответственности, и деньги на зарплату сразу нашлись.
— В прошлом году случился и вовсе возмутительный факт, — говорит Фларид Зинатуллин. — Машиниста дробилки Александра Лепеева, поскольку не было положенной заградительной сетки, затянуло в барабан, и он погиб. А его вдове Надежде начальство выплатило только сто тысяч рублей, хотя по коллективному договору положена компенсация в размере среднегодового заработка на каждого члена семьи (у Лепеевой остался малолетний сын). При поддержке профсоюза вдова отстояла свои права в суде, и ей выплатили еще 214 тысяч рублей.
Обеспокоенные работники при поддержке профсоюза обратились к губернатору Михаилу Юревичу, в областную прокуратуру. И тут же последовали «карательные меры»: заместитель профкома ЗАО «Уралстройщебень» машинист Андрей Спирин попал под сокращение. Но на это требуется согласие обкома профсоюза, и там ответили мотивированным отказом. Профсоюзного активиста удалось отстоять, но вдруг новый сюрприз: двенадцать охранников написали заявление о выходе из профсоюза. В профкоме подозревают, что не обошлось без давления сверху. К тому же трое рабочих принесли такие же заявления о выходе из профсоюза…
А совсем недавно руководство предприятия предложило взамен профсоюзной организации создать… совет трудового коллектива (СТК), которому будет выплачивать двухпроцентные отчисления. Подобная «карманная» структура создана на головном предприятии холдинга. Но не направлено ли это на развал профсоюза?
— Я считаю, этот конфликт во многом надуман, — заявляет гендиректор ЗАО «Уралстройщебень» Ильнар Мухаррамов. — Действительно, финансовая ситуация у нас сложная: предприятие несет немалые убытки. Тонна щебня, которая раньше стоила 400 рублей, сегодня с трудом продается за 250. А 150 рублей съедают транспортные расходы. Но мы пытаемся как-то решать эту проблему: ведем переговоры о сдаче в аренду дробилки и части производственных площадей.
Руководство предприятия вынашивает и планы по добыче строительного камня — 1,5 миллиона тонн в год. Но для этого потребуется новое оборудование, большие финансовые вливания. Пока проект заморожен: потенциальные инвесторы не спешат раскошеливаться. На его реализацию потребуется 800 миллионов рублей…
Вместо поиска потребителей на «Уралстройщебне» предлагают… с 1 января 2011 года перевести людей на новые условия оплаты труда — платить зарплату в зависимости от объема оказания «железнодорожных» услуг ЧЭМК. Начальство уверяет, что зарплата вырастет, но у профкома большие сомнения: не получится ли так, что у рабочих срежут тариф, оставив минималку в 4330 рублей, а прибавки не будет?
Весьма сомнителен и упор на железнодорожный профиль в ущерб щебенке: ЧЭМК в любое время может расторгнуть кабальный договор аренды. Уже высказываются предложения о строительстве параллельной железнодорожной ветки металлургов к аглофабрике. К тому же у ЧЭМК собственный рудник в Заполярье, и после строительства туда железной дороги в рамках мегапроекта «Урал промышленый — Урал Полярный» цех в Магнитке может вообще стать ненужным…
Руководство ЗАО «Уралстройщебень» сетует на нерентабельность щебеночного производства. Но сегодня строительная отрасль постепенно выходит из кризиса, потребность в щебне растет. Особенно в дорожном строительстве. По словам Ильнара Мухаррамова, предприятие выходило с предложением на участие в аукционе на поставку щебня для реконструкции автомагистрали М-5 «Урал», но почему-то не участвовало в нем, и контракт достался конкурентам из Сатки.
«Уралстройщебень» сегодня использует щебенку в основном для собственных нужд: нынче отремонтировали железнодорожные пути, построили мост. Но почему такие же предприятия в Бердяуше и соседней Медведевке неплохо живут за счет щебня? К тому же в карьере магнитовцев можно добывать не только щебень, но и сидерит, востребованный в металлургии. Раньше его поставляли в ММК, но теперь у комбината собственный Сосновский карьер, и он от партнерства отказался.
Сегодня руководство предприятия решает проблему занятости весьма своеобразно: рабочих командировали в Татарстан, где они работали на кабальных условиях. Работа тяжелейшая, жизнь в вагончиках, а зарплата мизерная, «по среднему» без всяких доплат. Машинист тепловоза Андрей Спирин и слесарь Юрий Цыпышев заявляют, что на такие «вахты» не поедут ни при каких условиях.
— Я считаю, шанс на возрождение у «Уралстройщебня» есть, — говорит на прощание глава Магнитского городского поселения Анатолий Аболмазов. — Потребность в щебне растет: только в этом году мы за счет помощи области произвели дорожных работ на 10 миллионов рублей. «Дорожная революция» пришла и в Магнитку, щебень снова востребован. Вывозить оборудование в Татарстан, сдавать его на металлолом недопустимо. Мы сделаем все, чтобы отстоять «щебневый ресурс», обеспечить людям работу и достойное существование.
ЕВГЕНИЙ АНИКИЕНКО,
ЕГОР БАЗЫЛЕВ (фото),
Кусинский район

В «Южноуральскую панораму» обратились работники ЗАО «Уралстройщебень», что в поселке Магнитка Кусинского района: «Вот уже в течение двух лет наше предприятие подолгу простаивает, идет постоянное сокращение численности. 

Из прежних 320 человек осталось только 136.Полным ходом идет вывозка оборудования, его распродажа. Мы производим конкурентоспособную продукцию — щебень, хотим работать и нам больно смотреть на то, что происходит. Если так будет и дальше, вместо сохранения рабочих мест дело дойдет до полного разорения предприятия. А оно градообразующее, и если умрет, то такая же участь постигнет и наш поселок…»

В прежние годы щебеночное производство в поселке Магнитка входило в состав Златоустовского рудоуправления. В ходе приватизации им завладели москвичи. Затем — долговая кабала, банкротство, распродажа по частям. «На костях» бывшего рудоуправления образовалиcь два предприятия: ЗАО «Урал-агломерат», который выкупил ЧЭМК, и ЗАО «Уралстройщебень», с хозяином в городе Альметьевске Республики Татарстан (холдинг СМП «Нефтегаз», фактический владелец которого — депутат Госдумы Фаат Комаров).


— В свое время агломерационный цех продали ЧЭМК, а ведущую к нему и к нашему предприятию железнодорожному цеху вместе с щебеночным производством выкупил «Нефтегаз», — говорит председатель профкома ЗАО «Уралстройщебень» Фларид Зинатуллин. — За услуги по провозу продукции для металлургов наше руководство берет огромную плату: за счет этого в основном и выживаем. 

Когда-то в собственности предприятия было множество подразделений: автотранспортный цех с огромным гаражом, железнодорожный, дробильно-сортировочный, а также два карьера — «Радостный» под Александровкой и «Ахтинский». Первый из них затопили еще десять лет назад, а в 2005-м та же судьба постигла и «Ахтинский». Воду прекратили откачивать (на это требуется большой расход электроэнергии), и глубина здесь достигла почти 170 метров.

Директора на «Уралстройщебне» менялись каждый год. Их подозревали в махинациях: в неизвестном направлении уплыли более пяти миллионов рублей. По этим фактам возбуждали уголовные дела, но до конца они не доведены.В конце 2008-го ударил кризис, щебень стал невостребованным, и предприятие встало. Хозяева из нефтяного холдинга решили «оптимизировать» численность рабочих: пошли сокращения, свертывание производства. Старую дробильно-сортировочную фабрику продали на металлолом, а 45 работников сократили.

Одну из двух современных финских дробилок «Бармак», купленную пять лет назад и способную выпускать особо качественный кубовидный щебень, демонтировали и вывезли в Татарстан. А другая, «Лакотрак» почти не работает, и не исключено, что и ее, как и БелАЗы, увезут в Альметьевск. Всю прошлую зиму предприятие простояло, и сегодня уже принято решение о зимней «заморозке» щебеночного производства.

— В январе 2008 года по октябрь 2010-го численность работающих на «Уралстройщебне» уменьшилась на 143 человека, а по сокращению, с выплатой компенсации, за это время уволены 68 работников, — говорит заместитель заведующего организационным отделом областной организации горно-металлургического профсоюза России Владимир Ревенку. — Особенно настораживает такой факт: в рамках областной целевой программы стабилизации на рынке труда предприятие получило более шести миллионов рублей на временное трудоустройство и сохранение рабочих мест, но бюджетные средства, похоже, ушли впустую. Сокращения продолжаются, предприятие на грани банкротства.

По словам Владимира Ревенку, год назад здесь подолгу не выплачивали зарплату, пришлось привлечь прокуратуру, трудовую инспекцию. Директора привлекли к административной ответственности, и деньги на зарплату сразу нашлись.

— В прошлом году случился и вовсе возмутительный факт, — говорит Фларид Зинатуллин. — Машиниста дробилки Александра Лепеева, поскольку не было положенной заградительной сетки, затянуло в барабан, и он погиб. А его вдове Надежде начальство выплатило только сто тысяч рублей, хотя по коллективному договору положена компенсация в размере среднегодового заработка на каждого члена семьи (у Лепеевой остался малолетний сын). При поддержке профсоюза вдова отстояла свои права в суде, и ей выплатили еще 214 тысяч рублей.

Обеспокоенные работники при поддержке профсоюза обратились к губернатору Михаилу Юревичу, в областную прокуратуру. И тут же последовали «карательные меры»: заместитель профкома ЗАО «Уралстройщебень» машинист Андрей Спирин попал под сокращение. Но на это требуется согласие обкома профсоюза, и там ответили мотивированным отказом. Профсоюзного активиста удалось отстоять, но вдруг новый сюрприз: двенадцать охранников написали заявление о выходе из профсоюза. В профкоме подозревают, что не обошлось без давления сверху. К тому же трое рабочих принесли такие же заявления о выходе из профсоюза…

А совсем недавно руководство предприятия предложило взамен профсоюзной организации создать… совет трудового коллектива (СТК), которому будет выплачивать двухпроцентные отчисления. Подобная «карманная» структура создана на головном предприятии холдинга. Но не направлено ли это на развал профсоюза?

— Я считаю, этот конфликт во многом надуман, — заявляет гендиректор ЗАО «Уралстройщебень» Ильнар Мухаррамов. — Действительно, финансовая ситуация у нас сложная: предприятие несет немалые убытки. Тонна щебня, которая раньше стоила 400 рублей, сегодня с трудом продается за 250. А 150 рублей съедают транспортные расходы. Но мы пытаемся как-то решать эту проблему: ведем переговоры о сдаче в аренду дробилки и части производственных площадей.

Руководство предприятия вынашивает и планы по добыче строительного камня — 1,5 миллиона тонн в год. Но для этого потребуется новое оборудование, большие финансовые вливания. Пока проект заморожен: потенциальные инвесторы не спешат раскошеливаться. На его реализацию потребуется 800 миллионов рублей…

Вместо поиска потребителей на «Уралстройщебне» предлагают… с 1 января 2011 года перевести людей на новые условия оплаты труда — платить зарплату в зависимости от объема оказания «железнодорожных» услуг ЧЭМК. Начальство уверяет, что зарплата вырастет, но у профкома большие сомнения: не получится ли так, что у рабочих срежут тариф, оставив минималку в 4330 рублей, а прибавки не будет?

Весьма сомнителен и упор на железнодорожный профиль в ущерб щебенке: ЧЭМК в любое время может расторгнуть кабальный договор аренды. Уже высказываются предложения о строительстве параллельной железнодорожной ветки металлургов к аглофабрике. К тому же у ЧЭМК собственный рудник в Заполярье, и после строительства туда железной дороги в рамках мегапроекта «Урал промышленый — Урал Полярный» цех в Магнитке может вообще стать ненужным…

Руководство ЗАО «Уралстройщебень» сетует на нерентабельность щебеночного производства. Но сегодня строительная отрасль постепенно выходит из кризиса, потребность в щебне растет. Особенно в дорожном строительстве. По словам Ильнара Мухаррамова, предприятие выходило с предложением на участие в аукционе на поставку щебня для реконструкции автомагистрали М-5 «Урал», но почему-то не участвовало в нем, и контракт достался конкурентам из Сатки.«Уралстройщебень» сегодня использует щебенку в основном для собственных нужд: нынче отремонтировали железнодорожные пути, построили мост. Но почему такие же предприятия в Бердяуше и соседней Медведевке неплохо живут за счет щебня? К тому же в карьере магнитовцев можно добывать не только щебень, но и сидерит, востребованный в металлургии. Раньше его поставляли в ММК, но теперь у комбината собственный Сосновский карьер, и он от партнерства отказался.

Сегодня руководство предприятия решает проблему занятости весьма своеобразно: рабочих командировали в Татарстан, где они работали на кабальных условиях. Работа тяжелейшая, жизнь в вагончиках, а зарплата мизерная, «по среднему» без всяких доплат. Машинист тепловоза Андрей Спирин и слесарь Юрий Цыпышев заявляют, что на такие «вахты» не поедут ни при каких условиях.

— Я считаю, шанс на возрождение у «Уралстройщебня» есть, — говорит на прощание глава Магнитского городского поселения Анатолий Аболмазов. — Потребность в щебне растет: только в этом году мы за счет помощи области произвели дорожных работ на 10 миллионов рублей. «Дорожная революция» пришла и в Магнитку, щебень снова востребован. Вывозить оборудование в Татарстан, сдавать его на металлолом недопустимо. Мы сделаем все, чтобы отстоять «щебневый ресурс», обеспечить людям работу и достойное существование.

ЕВГЕНИЙ АНИКИЕНКО,
ЕГОР БАЗЫЛЕВ (фото),
Кусинский район


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты