Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Банкротство «по соглашению»?

3 Июля 2012

«Южноуральская панорама» уже дважды (20 марта — «Новомосковская сага» и 19 апреля 2012 года — «Разорение ради экономии?») обращалась к этой острой теме. Сельский цех одного из крупнейших зерноперерабатывающих предприятий области — КХП «Злак» (владелец — бизнесмен и депутат ЗСО Валерий Филиппов) из-за потребительской позиции инвестора оказался на грани банкротства.

Почему преуспевающее сельхозпредприятие оказалось на положении несостоятельного должника

«Южноуральская панорама» уже дважды (20 марта — «Новомосковская сага» и 19 апреля 2012 года — «Разорение ради экономии?») обращалась к этой острой теме. Сельский цех одного из крупнейших зерноперерабатывающих предприятий области — КХП «Злак» (владелец — бизнесмен и депутат ЗСО Валерий Филиппов) из-за потребительской позиции инвестора оказался на грани банкротства.


Как изменилась ситуация, есть ли надежда на решение крестьянских проблем?

Напомним, что собственник сельхозпредприятия «Агро-Злак-1» в селе Новомосковке Октябрьского района фактически бросил это хозяйство на произвол судьбы: долги по зарплате и электроэнергии, под нож пущено поголовье буренок... Многие люди остались без работы и без средств к существованию. Возмущенные селяне обратились за помощью к губернатору, районным властям, прокурору области. На общем собрании с участием представителей регионального минсельхоза, администрации губернатора полпред владельца предприятия заверил, что вскоре положение нормализуется. Однако поток жалоб селян продолжается: по их словам, за последнее время ситуация еще более усугубилась. Чтобы разобраться в причинах этого, журналисты «ЮП» выехали в Новомосковку...


Вымирающие фермы


— Ситуация в хозяйстве за последние месяцы еще более обострилась,—заявляет Владимир Дизендорф. — Энергетики выиграли дело в арбитражном суде, отсудив у предприятия 2,5 миллиона рублей задолженности за свет, и на днях снова отключили фермы, летнюю дойку и прочие производственные помещения.

Кстати, в этом году скотину в Новомосковке выгнали из ферм в поле на выпасы не после 9 мая, как обычно, а почти на месяц позже — 2 июня. Причина — энергетики из-за долгов не давали разрешения на подключение электроэнергии для летней дойки. А сейчас, когда она снова обесточена, а доить коров как-то надо, временно вышли из положения, купив бензиновый генератор. Но горючее стоит дорого, и это неизбежно скажется на себестоимости молока.

По словам начальника райсельхозуправления, у «Агро-Злака-1» накопились и большие долги в Пенсионный фонд, по налогам, зарплате. Лишь под давлением прокуратуры был выплачен более чем двухмиллионный зарплатный долг, причем не за счет «головного предприятия», а из выручки от продажи буренок. Лишь недавно выплатили апрельскую зарплату, а задолженность за май — 600 тысяч рублей — до сих пор не погашена.


— По нашему мнению, идет планомерное уничтожение хозяйства, — сетует Владимир Дизендорф. — Если в начале года здесь было 1050 голов крупного рогатого скота, то теперь только 653. Количество коров сократилось с 400 до 324, а главное — продан почти весь молодняк, под угрозу поставлено будущее животноводства. А в бывшем колхозе имени Шевченко и вовсе не осталось ни одной коровы! Мы обратились к Валерию Филиппову с письмом, требуя принять срочные меры, но он отделался отпиской — производство молока, дескать, дело убыточное, продуктивность коров низкая. Мол, уже пришлось взять краткосрочные банковские кредиты в 21 млн рублей и 14 миллионов — заимствований у КХП «Злак». По мнению собственника, сельхозпредприятие уже сейчас на положении банкрота, и обратился в райсельхозуправление с просьбой... подыскать покупателя на животноводчество. Но кто его купит без кормовой базы, если земля останется у «чужого дяди»?


И все же главная беда в том, что нынче в «Агро-Злаке-1»... не посеяли ни пшеницу, ни кормовые культуры, и зимой кормить буренок будет нечем. Инвестор никак не готовился к посевной, мало того, увез на КХП «Злак» семена. И вот огромные площади плодородной пашни — 12900 гектаров, из которых 9640 га несостоявшийся яровой сев — зарастают бурьяном, и возродить к жизни новую целину будет очень непросто.


И особенно обидно то, что желающие работать на земле есть, но хозяева СХП, как собака на сене, не желают передавать ее в субаренду...

 

Технику — на металлолом!


Сегодня в хозяйстве в спешном порядке режут старую технику на металлолом: в этом мы убедились, побывав на машдворе сельхозпредприятия. Правда, представитель Валерия Филиппова (он не пожелал назвать свою фамилию) заявил, что, дескать, эти механизмы списаны еще в 2010 году. Но почему бы не разобрать их на запчасти, ведь техники в хозяйстве катастрофически не хватает. Но, видно, сиюминутная выгода для хозяина СХП дороже... По словам заведующего складом Александра Кампанийца, его хозяйство основательно «подчистили» — вывезли все запчасти. Особенно удручает то, что одновременно продают и вполне исправную сельхозтехнику — комбайны «Вестерн», «Енисей», тракторы К-700. Если так пойдет и дальше, аграрии и вовсе останутся без техарсенала...


К чему это может привести, показывает горький опыт прошлогодней уборки. Из-за нехватки техники «Агро-Злак-1» не успел вовремя убрать урожай, и инвестор за большие деньги привлек сторонние комбайны из агрохолдинга «Иволга». Они прибыли, уже когда поля накрыл снег, и влажное некачественное зерно годилось только на фураж. Причем оно влетело «в копеечку», что сказалось на себестоимости.


У крестьян болит душа за пустующую землю, и некоторые на свой страх и риск решили обрабатывать ее сами. Так, к примеру, поступил местный фермер Владимир Яковец, а нынче его примеру последовал и бригадир полеводства «Агро-Злака-1» Сергей Павлов.


— Я считаю, земля должна родить, — говорит он. — Хотел взять в аренду пашню в родном хозяйстве, но там отказали. Пришлось арендовать 187 га земли у одного частника всего на год, с дорогой арендной платой. Правда, в соседнем хозяйстве «Маякское» взял еще 110 га муниципальной земли на льготных условиях на 49 лет. Посеял пшеницу, ячмень для личного подсобного хозяйства. У нас шесть коров, десять поросят, 30 овец, гуси, утки... Работает вся семья, помогают родственники. Есть и своя бэушная техника — два трактора, зерновой комбайн. Хотелось бы прикупить еще, да опасаюсь залазить в долговую кабалу...

 


Не заработали?


Приближающееся банкротство хозяйства не могло не сказаться и на людях. Их ставят в такие условия, что приходится увольняться — платят гроши, а ведь нужно кормить семью. Если в январе в СХП работало 224 человека, то сейчас едва полсотни наберется...


А ведь когда-то в хозяйстве заботились о людях, даже строили дома для своих работников. Приехавшая из Казахстана Екатерина Абрамчук с мужем (он работал в колхозе шофером) в свое время получили жилье бесплатно, как и семья нынешнего бригадира животноводов Алексея Фрола. А теперь об этом приходится только мечтать...

— В прошлом году я всю страду возил хлеб, а натуроплаты (килограмм зерна за перевезенную тонну) так и не дождался, — сетует водитель СХП Евгений Куракин. В таком положении и другие шоферы, механизаторы. Нам говорят, мы не заработали. Но мы вкалывали до седьмого пота, а получили всего ничего... Теперь же нас, шоферов, поскольку работы нет, перевели на летнюю дойку охранниками... А больше пойти некуда. Наш бывший завгар ездил на заработки на Север, вернулся и сидит дома без работы. А у него двое детей-студентов...

Нынешний хозяин, сетуют селяне, переработал на своем элеваторе три тысячи тонн новомосковского зерна, а назад привез отходы-отруби, которые продал крестьянам по цене отборной пшеницы.


Подходим к дому, на завалинке которого молодая женщина с ребенком и две бабульки. Разговорились... Елена Зырянова родом из Копейска, в свое время приехали на родину мужа в Новомосковку, купили дом... Жили неплохо, растили троих детей. Жена работала на ферме дояркой, муж пастухом. И вдруг несчастье — у Елены в Копейске умер отец. Когда вернулась после похорон, ей заявили, что она попала под сокращение, и ее коров уже распределили по другим дояркам. Но заявление «по собственному» женщина не пишет и сидит без работы и зарплаты...


— Я, как и моя престарелая мама Мария Яковлевна, на пенсии, и раньше получали неплохую подмогу за наши земельные паи. Но нынче нас, я считаю, обманули, — возмущается свекровь Елены, Татьяна Сардинова. — По договору аренды положено по 5,5 центнера пшеницы за пай, а выдали всего 90 кг зерна и два центнера отходов. Я, как и другие пайщики, написала заявление об изъятии паев у недобросовестного арендатора.

 

Без выходного пособия


— Не найдя работы в родном селе, молодежь уезжает в город, — сетует начальник местного почтового отделения Марина Матушкина. — Мы с мужем воспитываем двоих сыновей: старший Вадим учится в Челябинске на юриста, а младший Дмитрий — в 9-м классе. Но куда ему пойти после школы? В хозяйстве развал, моему мужу Андрею, ветврачу по профессии, как и всем работникам СХП, предложили за два месяца подыскать другую работу. А на этот период будут оплачивать... один час работы, да и то за вычетом времени обеда... Причем, чтобы не платить двухмесячное выходное пособие, увольнять по сокращению не хотят, вынуждают подавать заявление «по собственному». И многие уже уволились.

Схожая ситуация и в семье почтальона Лидии Омельченко. Ее муж Александр раньше работал трактористом, а теперь пришлось переквалифицироваться в егеря...

А как иначе — у них трое детей: старшая дочь учится в Челябинске на финансиста, сын — в Октябрьском СПТУ на механизатора, а младшей дочурке 4 года.

— Молодежь не видит в умирающем селе перспектив для себя, — говорит на прощание Лидия Омельченко. — Работы нет, газа, водопровода тоже (его строительство забросили с уходом прежнего директора). В колодцах вода негодная, питьевую приходится возить из райцентра. В школе и садике ни воды (помыть в столовой посуду — целая проблема), ни канализации, зимой дети ходят в туалет на улицу, простывают. Была насосная станция, которой для полива огородов качали воду из озера, но насос сгорел... А когда обратились за помощью к директору СХП Павлу Коноваленко, он заявил, что у него в Октябрьском вода есть, а вы живите как хотите...

Евгений Аникиенко

 

Комментарий


Татьяна Гросуль, замминистра сельского хозяйства Челябинской области:


— В Челябинской области достаточно положительного опыта развития молочного животноводства. По итогам прошлого года в среднем по области получено без малого четыре тысячи килограммов молока от каждой коровы. Около тридцати хозяйств превысили четырехтысячный рубеж. При грамотной организации работы и соблюдении технологии содержания животных, с учeтом государственной поддержки молочное производство в регионе рентабельно.


 Успешная работа любого хозяйства зависит от желания и способности руководителя организовать производство, и областное правительство всегда поддерживало и будет поддерживать те сельхозпредприятия, которые стремятся наращивать объeмы производства продукции. В тех хозяйствах, где сложилась тяжелая экономическая ситуация, именно собственник должен позаботиться о том, чтобы исправить еe и не допустить падения производства и тем более ликвидации целой отрасли.


 Поддержка производства молока для области является приоритетной, поскольку уровень само-обеспеченности региона молоком и молочной продукцией сегодня не превышает 85 %. Поддержка молочного направления ведeтся с помощью субсидирования затрат на производство молока, компенсируются затраты на приобретение племенного материала. Кроме этого, хозяйствам выплачиваются субсидии на строительство и реконструкцию животноводческих помещений, приобретение оборудования.
 Всего на поддержку отрасли животноводства в 2012 году из областного бюджета будет направлено более 400 миллионов рублей.

 

 

Вместо послесловия

Ничего страшного?

И все-таки, что думает по поводу сложившейся ситуации собственник сельхозпредприятия? После поездки в Новомосковку мы связались по телефону с Валерием Филипповым.

— Мы 12 лет вкладывали деньги в экономику хозяйства, а отдачи не видно, —говорит он. — Сейчас финансовый ручеек иссяк: набрали кредитов, а как по ним рассчитываться? У СХП скопилось долгов на 50 миллионов рублей, значит, нужно считать деньги, экономить. А исполнительный директор Павел Коноваленко «гонит дурочку» — я, мол, деньгами не командую — какой с меня спрос? Нужно учиться хозяйствовать, а не проедать средства впустую. А теперь, чтобы выплачивать долги по зарплате, на другие нужды, приходится продавать скот, технику...


Действительно, в этом году мы сеять не стали — нет денег. Но ситуацию контролируем и землю не бросим. Мы отказались от идеи создания нового юридического лица — будем работать с «Агро-Злаком-1». Правда, хотелось бы избавиться от убыточного животноводства — надои мизерные, в год всего три тысячи килограммов на корову, а расходы большие. Мы готовы продать и фермы, и скот. Но пока находится лишь покупатель на землю, а не на коров и животноводческие помещения. Мы рассчитались с долгами по зарплате, сделали выплаты по паям. Но проблем еще масса, и их будем решать. Часть вины за нынешнее положение, я считаю, лежит и на работниках СХП — разучились работать, после смены сразу спешат домой. Сейчас ведем переговоры с потенциальными покупателями хозяйства — если зайдет на землю, будет работать. В противном случае будем обрабатывать землю сами. А к возможному банкротству (я не исключаю такой вариант) хозяйства нужно относиться спокойно: в мире ежегодно через эту процедуру проходят тысячи хозяйств, и ничего страшного не происходит.

 

От редакции


Позиция собственника СХП вполне понятна, но согласиться с ней вряд ли возможно. Банкротство хозяйства — самый крайний случай, и оправдать его нехваткой средств у инвестора было бы просто наивно. Трудно поверить, что у такого богатого предприятия с всероссийским брендом, как КХП «Злак», нет средств для поддержки «сельского собрата». Особых перемен от его былых финансовых вливаний мы не заметили — везде развал и запустение. А кто должен заботиться о развитии сельхозпредприятия, как не его хозяин... Да и по зарплате еще остались текущие платежи, не говоря об огромной задолженности энергетикам и прочим кредиторам.

Ссылки на неумение селян работать тоже звучат малоубедительно: мы в Новомосковке не встретили ни одного пьяницы, люди здесь работящие, душой болеют за будущее родного села. Они готовы трудиться от зари до зари, а им заявляют —увольняйтесь, ваши услуги не нужны! Ситуацию уже взял на личный контроль губернатор, власти ищут пути ее разрешения.

Хочется верить, что у хозяйства появится наконец рачительный хозяин, заботящийся не о сиюминутной выгоде, а о благе людей, будущем аграрной отрасли.


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты