Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Понять Поднебесную! Известный китайский экономист учит южноуральцев «играть» деньгами и товарами

3 Марта 2014
Понять Поднебесную! Известный китайский экономист учит южноуральцев «играть» деньгами и товарами

Небывалому взлету экономики КНР последних лет не перестают удивляться даже видавшие виды эксперты из высокоразвитых стран Европы и США. Что из опыта нашего восточного соседа может взять Россия и, в частности, Челябинская область?

Небывалому взлету экономики КНР последних лет не перестают удивляться даже видавшие виды эксперты из высокоразвитых стран Европы и США. Что из опыта нашего восточного соседа может взять Россия и, в частности, Челябинская область?

Это и стало главной темой разговора корреспондента «ЮП» и профессора Хейлундзянского университета науки и технологий, почетного профессора УрГЭУ Суна Яоу, прочитавшего в ЮУрГУ лекцию «Взгляд Китая на реформы и новые возможности для России». Доктор Сун — один из ведущих экономистов Китая, работал деканом бизнес-школы Харбинского политехнического института, начальником департамента инвестиций и экономического развития Харбина, является вице-президентом городской ассоциации малого и среднего бизнеса.

О рыночной тропе и ее издержках

— Я считаю, нужно изучать бизнес-опыт наших стран и регионов, чтобы брать из русской и китайской рыночных моделей лучшее, взаимно обогащая друг друга. Сегодня Китай вышел на второе место в мире после США по объему производства, его ВВП достиг 9,4 триллиона долларов.

В чем сходство и различие наших рыночных систем? На мой взгляд, нас во многом связывает то, что и Россия, и Китай вышли из плановой экономики социализма. Но эта система стала тормозить развитие производства, привела к дефициту товаров, продуктов. Переход на «рыночную тропу», по моему мнению, был вполне обоснованным и он дал свои результаты. Рост производства и потребления налицо и в России, и в КНР.

И все же между нашими моделями рыночной экономики немало различий. Китай по этому пути пошел гораздо раньше, 36 лет назад, и реформы проводились на протяжении десятилетий, поэтому и издержек меньше. КНР раньше России вступила в ВТО, влилась в мировую систему торговли. Но если для вашей страны это поначалу может привести к засилью импорта, банкротству не выдержавших конкуренции с Западом предприятий, то для Китая такая угроза не возникала — наоборот, нас обвиняли в занижении цен на товары.

Я считаю, политика и экономика — это своего рода игра на выживание, в которой побеждает сильнейший. Но сейчас для России и КНР пришло время, когда мы сами можем устанавливать правила игры, чтобы двигаться дальше.

О демографии и умных головах

— Демография стала для КНР и проблемой, и благом одновременно. Дешевая рабочая сила привлекает в Китай многомиллиардные инвестиции. Но уровень урбанизации у нас пока невысок — 52,6 процента, и наряду с индустриальными городами много деревень, где еще не изжиты бедность, натуральное хозяйство. Государство жестко контролирует рождаемость, и молодежь, усвоив западную модель «жизни для себя», уже нередко не хочет заводить детей. Мне было разрешено иметь только одного ребенка, иначе могли уволить с работы, повысить налоги. Я уверен, что Индия, население которой уже достигло 1,2 миллиарда против 1,4 в Китае, в ближайшие 10 лет обгонит КНР по его численности.

В России другая проблема — демографический кризис, спад рождаемости и нехватка рабочих рук, которую приходится восполнять за счет притока рабсилы из-за рубежа. Но такая ситуация может возникнуть и у нас. Нужно всячески пропагандировать семейные ценности, проявлять заботу о детях.

В Китае сейчас бурно развивается семейное предпринимательство. К примеру, моя жена по делам бизнеса 7 месяцев провела в Екатеринбурге и неплохо знает рынок Урала. А дочь изучает экономику во Франции, в университете Страсбурга. Китаю, как и России, нужны «умные головы» молодых — со свежим, незашоренным подходом, без них не построить новую инновационную экономику.

Большие возможности открываются в сфере малого бизнеса. Сегодня в нем занято 80 процентов населения КНР, на него приходится более 50 процентов ВВП. В России этот показатель скромнее — на уровне 20 процентов, но я уверен, он будет расти.

Об «открытых дверях»

— Сегодня годовой объем торговли между Китаем и Россией вырос почти до 100 миллиардов долларов, но он еще серьезно отстает от нашего оборота с США — 500 миллиардов. Значит, есть и возможности для роста.

В последние годы наши связи укрепляются, особенно с Челябинской областью, где у провинции Хейлундзян открыта торгово-экономическая миссия. Ежегодно представители деловых кругов Южного Урала посещает Харбинскую международную выставку, заключают контракты, знакомятся с передовыми технологиями производства. Челябинская область очень привлекательна для китайских инвесторов: здесь развитая промышленность, динамичная экономика.

В регионе реализуется немало масштабных совместных проектов. Китайские специалисты и рабочие участвовали в строительстве рельсобалочного стана на ЧМК, где будут выпускаться рельсы для скоростных железных дорог, сейчас возводят новый энергоблок Троицкой ГРЭС, современный транспортно-логистический центр в Увельском районе, сооружаемый на средства инвесторов из Китая.

Я считаю, нужно укреплять контакты не только в сфере бизнеса, но и культуры, спорта, которые тоже являются мощными двигателями экономики. Культурный взаимообмен способствует взаимопониманию и формированию бизнес-культуры. К слову, у наших народов немало схожих традиций, обычаев. А в бизнесе и у русских, и у китайцев очень важно доверие, «честное купеческое слово». Китайцы вежливы, уважительны (в том числе и в деловой сфере), скромные и сдержанные по натуре. Мы усваиваем европейскую бизнес-науку, но дополняем ее своими национальными особенностями.


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты