Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Откупные на сотых долях. В Челябинской области выйти на заслуженный отдых «по вредности» станет сложнее?

3 Марта 2014
Откупные на сотых долях. В Челябинской области выйти на заслуженный отдых «по вредности» станет сложнее?

Новые правила игры, согласно которым предприятия будут оценивать условия труда на своих рабочих местах, могут сделать выпускаемую продукцию конкурентоспособной по конечному ценнику. Но без конфликтов тут не обойдется.

Новые правила игры, согласно которым предприятия будут оценивать условия труда на своих рабочих местах, могут сделать выпускаемую продукцию конкурентоспособной по конечному ценнику. Но без конфликтов тут не обойдется.

Согласно изменениям в законодательстве, с этого года в стране действует другой механизм оценки условий труда на заводах и фабриках — специальная оценка. Он пришел на смену привычной аттестации рабочих мест. От «списочного» подхода к предоставлению гарантий и компенсаций работникам вредных и опасных производств предприятия перейдут к учету фактического воздействия на организм сотрудника негативных факторов среды и трудового процесса. А самое главное — их, по задумке законотворцев, будут стараться избежать ради бонусов для своей же экономики.

Не такой уж и красный…

— Ранее существовал список документов, которые предприятия должны были собрать и предоставить аттестующей организации (их в регионе порядка 20, и все они аккредитованы), — поясняет Николай Ведерников, генеральный директор ОАО «НИИБТМЕТ». — В списке числилось более десяти документов. Из них, к примеру, — перечень рабочих мест, подлежащих аттестации и перечень производственных факторов, влияющих на условия труда (вибрация, шум, напряженность труда и проч.). И, конечно, были элементы формализма и субъективности.

По сути, штатные специалисты, которые аттестовали рабочие места, участвовали в судьбе человека. Например, по 12 составляющим необходимо было оценивать тяжесть операций, по 6 — световую среду. Все это кипой бумаг ложилось на столы аттестующих организаций. А на кону стояли полагающиеся размеры компенсаций и досрочный выход сотрудников на пенсию, что предприятиям по понятным причинам совсем не интересно. Это как в анекдоте про ГАИ: не такой уж был и красный… Оспорить было можно, но доказать трудновато. Несовершенна была и нормативная база, разъясняющая промышленникам весь инструментарий аттестации.

— Для назначения размера компенсации в свое время вышло постановление Правительства РФ №  870. Но это было лишь первой частью необходимого пакета документов, на который предприятия должны были опираться, а продолжения так и не последовало. Там сказано, что можно назначать такие то виды компенсации, а как рассчитать суммы исходя из множества факторов — не объяснено, — говорит Николай Ведерников. — Поэтому с 2011 года стали выходить пояснения. В итоге, предприятия и аттестующие организации запутались. Постановление, которое ввело в заблуждение, читали по-разному. Даже госинспекция по труду принимала противоречивые решения: есть богатейшая судебная практика.

Всем польза

С новым механизмом, уверяют федералы, все будет иначе. Официально его суть трактуют так: «специальная оценка условий труда будет представлять собой единый комплекс последовательно выполняемых мероприятий по идентификации вредных и опасных производственных факторов и оценки их воздействия на работников с учетом госнормативов». Если более конкретно — теперь требования по нормативным показателям стали конкретнее, а перечень документов «для галочки» сократился.

Спецоценка условий труда на рабочем месте будет проводиться не реже чем один раз в пять лет. Конечная цель — прийти к тому, чтобы «вредности» на заводах стало меньше. Профсоюзы получат больше лоббистских полномочий, а работники — больше свободы действий в отстаивании собственных интересов. Как говорят авторы инициативы о спецоценке, нововведения в перспективе будут иметь положительное влияние и на добросовестных работодателей.

— Проведение спецоценки позволит им снизить количество рабочих мест с вредными и (или) опасными условиями труда. А это, соответственно, исключит выплату дополнительных страховых тарифов, в том числе вне зависимости от установленных ранее гарантий и компенсаций, — транслирует позицию работодателей Мария Деменева, пресс-секретарь ЧРОР «ПРОМАСС». — Таким образом, новый закон даст работодателям экономические преимущества, если они улучшают условия труда на своих предприятиях. Ведь чем безопаснее будет труд, тем ниже отчисления в Пенсионный фонд и меньше затраты на компенсации. Но в то же время принятые нормативно-правовые акты ужесточают ответственность работодателей за нарушения требований охраны труда в соответствии с Уголовным кодексом и Кодексом об административно-правовых нарушениях.

Так, с 1 января 2015 года за непроведение спецоценки, а также за нарушение правил ее проведения, на организацию могут наложить штраф на сумму от 60 до 80 тысяч рублей, на ИП — от 5 до 10 тысяч рублей. Правда, специалисты отмечают, что в настоящее время отсутствуют нормативно-правовые акты к ФЗ 426, обеспечивающие его реализацию. По информации Минтруда России, они должны вступить в силу в первой половине текущего года, и уже после их принятия можно будет говорить о работе новой системы. Однако уже примерно понятно, какие узловые точки могут встряхнуть годами складывавшийся механизм.

Пенсионная реформа?

— Предприятия станут более детально подходить к процедуре оценки рабочих мест по условиям труда. Оценивать их по-прежнему будет некая уполномоченная группа из числа работников, но заключение будет писать сторонний эксперт из аттестующей организации, который будет лично присутствовать во время всей процедуры, — объясняет механизм Николай Ведерников. — Эксперт идентифицирует рабочие места, условно говоря, поделит их на две группы: хорошие и вредные или опасные. Затем по последним даст реальные цифры.

То есть, если раньше аттестующая организация теоретически на что то могла закрыть глаза (ей эти данные предоставили сами предприятия, и спрос в случае трудового конфликта с них), то теперь про такой подход придется забыть. Если, конечно, дорога репутация и аккредитация.

Второй момент: работник и прежде имел возможность обжаловать решение по своему рабочему месту, а сейчас наделен еще большим правом повлиять на окончательный результат оценки, имея на руках конкретные акты с цифрами. Этот инструмент называется государственной экспертизой оценки труда (реализуется через прошение в ГУ по труду и занятости).

— Если рабочее место признается безопасным, предприятие может сэкономить на одном сотруднике до 5 тысяч рублей в год, не выплачивая 40 процентов страхового тарифа (по страхованию от несчастных случаев и профзаболеваний), а ФСС сделает заводу поблажку до 100 тысяч рублей за 5 лет. Но дело даже не в суммах компенсаций. По сути, будут решаться вопросы такого уровня: или назначить полагающуюся досрочную пенсию, или отменить. И это будут ожесточенные споры, — считает Николай Ведерников. — Люди начнут бороться за досрочную пенсию и выплаты из Пенсионного фонда. К примеру, для мужчины уйти на пенсию на пять лет раньше вместо положенного возраста, означает, что все эти 5 лет он будет получать, ну скажем, по 10 тысяч рублей пенсионных денег ежемесячно. И вряд ли для кого то 500 тысяч рублей станут лишними… При этом надо учитывать, что порядка половины рабочих мест в стране до сих пор считаются вредными или опасными.

Впрочем, как подчеркнул Николай Ведерников, сегодня это уже спорный вопрос. Нормативы принимались еще в Союзе, но запротоколированные величины продолжают диктовать рамки и по сей день. Порой даже когда предприятие пересмотрело свои производственные процессы. В Интернете мы нашли ГОСТы, в которых сказано: «утвержденные в 1956 г. допустимые уровни производственного шума представляли собой несомненно большой шаг вперед в борьбе с профессиональной тугоухостью» и приведены нормативные показатели по децибелам с разбивкой на частоты. Хотя, согласитесь, сейчас сложно представить тугоухого сталевара современной МНЛЗ (машины непрерывного литья заготовок), управляющего технологическим процессом, находясь на пульте в помещении с кондиционером. Или такого же потертого производством фрезеровщика, работающего на станках с ЧПУ…

Однако это уже вопрос из другой плоскости — культуры производства. Для ее повышения предприятиям необходимо закладывать в инвестпрограммы оборотные деньги. Инвестиции в труд — это тоже инвестиции, но не все руководители это понимают: в балансах не видно, как окупаются вложения. Очевидны только затраты. И тут нет смысла скрывать, что у любого предприятия одна цель — получение прибыли.

 

Комментарий

Ближе к объективности

Андрей Кудрявцев, заместитель гендиректора по финансам и экономике Кыштымского медеэлектролитного завода:

— Обнародовать фиктивные результаты оценки условий труда будет почти нереально: лабораториям так просто не удастся подсунуть акты анализов, которые не соответствуют реальному положению дел. Если предприятие захочет за определенное вознаграждение занизить какие то параметры, лаборатории на это не пойдут. Все они лицензированные, и для них это грозит отзывом лицензии. Зачем им это надо? Они оказывают конкретные услуги за конкретные деньги, и есть регламент, где все конкретно прописано. Каждый показатель можно отследить по нормативным цифрам, поэтому риск здесь не к месту. Ведь любой работник предприятия может оспорить результаты оценки: для этого нужно обратиться в Трудовую инспекцию, после чего для проведения повторной экспертизы и сверки данных будет назначена третья сторона, заключение которой передадут в суд. А далее — последует судебное решение. Каким то иным образом повлиять на итоги спецоценки по условиям труда нельзя. Если только законодательно не будут снижены нормативы по ультразвуку, шуму, запыленности и т. д. Но это уже совсем другой подход.


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты