Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Завтрак для кормилицы

21 Июля 2012
Завтрак для кормилицы

Этим летом корма для дойного стада даются нелегко, еще труднее частнику, который содержит в области самое большое дойное стадо.

На что надеяться южноуральскому крестьянину


Этим летом корма для дойного стада даются нелегко, еще труднее частнику, который содержит в области самое большое дойное стадо.

Насыр Мордеев привычно надел на шею своей любимицы хомут, приладил оглобли, накинул уздечку, присел на край ходка — легкой конной повозки, и тронул вожжи. Неспешной рысью с усилием в натуральную лошадиную силу весь этот «вечный» сельский агрегат направился за околицу по знакомой торной дороге к луговым травам.

На ком село держится


Эта дорога Насыру до каждого бугорка известна десятки лет, с тех пор, как сам стал косить сено для своего подворья. Сейчас и раньше в бытность его в Агаповском совхозе кормом для домашних животных трудолюбивого механизатора не обижали. Отработав свое время на советское хозяйство, стал работать на собственное — с лошадью, коровами и приплодом. Без сена его не сохранить, поэтому сенокос отнимает летом все активное время. Полный день косить литовкой не под силу, старому крестьянину скоро 80, но каждый день несколько часов хватает для запасов сена. Без него корове не прожить и неделю.


— На таких сельских жителях, как Насыр Мордеев, держится вся наша деревня,— говорит глава Агаповского поселения Сергей Стрижов.— Она может исчезнуть только с последней коровенкой, а за нее село держится из последних сил. Домашний скот может прокормить всю крестьянскую семью и обеспечить свежими продуктами город. На магнитогорском рынке все парное мясо из окрестных районов. Без них город давно бы перешел на замороженную южноамериканскую говядину. Но частник сейчас держится на пределе возможного.

 

Скудеет подворье


В большинстве своем крестьяне заготовкой кормов не занимаются. Они получают корма за аренду паевых земель, но в последнее время такая оплата за использование земли без скандалов не обходится. Арендаторы — крупные фермеры и сельскохозяйственные предприятия нередко забывают о выполнении своих договорных обязательств и не спешат завозить на сельское подворье солому, сено и фуражное зерно. Такую ситуацию нельзя назвать повсеместной, но в Агаповском, Верхнеуральском, Кизильском и других сельских районах ни один год не обходится без проблем с арендной компенсацией за паевую землю.


Насыр надеется на свою косу и бурую лошадь, которые пока кормят все хозяйство, дочерей, внуков. Значительная часть продуктов остается для продажи в город.

— Такая работа в поле заставляет жить. Бросить хозяйство невозможно. Когда человек поддерживает домашнюю живность, та поддерживает самого человека.

В этом и заключается вся нехитрая сельская житейская философия, но ей следуют далеко не все. Сельская молодежь уже не обременяет себя домашними животными, а старому поколению содержать домашнее подворье становится не по силам. Это сказывается на тревожной статистике. Прошедшие два десятилетия на селе можно с полным основанием назвать временем массового истребления крупного рогатого скота. За это время дойное стадо в коллективных хозяйствах с 380 тысяч коров сократилось до 44 тысяч. Большие потери претерпело и частное подворье.


На сегодня там сосредоточено самое большое стадо в Челябинской области. Его численность никто не сдерживает, но и не развивает. Запастись грубыми кормами теперь не составляет особого труда. Кроме компенсации за земельные паи косят сами в логах, лесных полосах и в других так называемых неудобьях, куда не доберется сельскохозяйственная техника. Но таких, как Насыр Мордеев, с каждым годом становится меньше.

Виктор Струков,
фото автора


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты