Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Новомосковская сага

20 Марта 2012
Новомосковская сага

Интерес к недавно (по историческим меркам) образованной деревне возник не только из-за ее неуральского названия — Новомосковское. Оказывается, ее в качестве постоянного проживания избрали за несколько лет до столыпинской реформы уроженцы Украины. А уж тамошние крестьяне знали толк в плодородных землях.

«Столичное» село в Октябрьском районе в ожидании перемен

Интерес к недавно (по историческим меркам) образованной деревне возник не только из-за ее неуральского названия — Новомосковское. Оказывается, ее в качестве постоянного проживания избрали за несколько лет до столыпинской реформы уроженцы Украины. А уж тамошние крестьяне знали толк в плодородных землях.

 

Без трактора не обошлось

Правда, добираться до назначенного места нам пришлось далеко непросто. Это сейчас вовсю греет солнце, все вокруг тает. А в прошлый четверг зима словно решила взять реванш январской вьюгой и февральскими метелями. Ехали в буквальном смысле по приборам. Водитель Артем ориентировался чаще по навигатору, чем смотрел на дорогу. Все равно ничего не было видно: ни знаков, ни самой дороги. Первый раз мы застряли уже добравшись до районного центра. Колеса служебной «Волги» предательски провалились в заснеженную обочину. Лошадиные силы авто в придачу с усердием журналиста и фотографа (причем последний успевал толкать и снимать действие) взяли свое: машина вынырнула из глубокого и рыхлого снега. Во второй раз уже в деревне пришлось вызывать трактор. Впрочем, об этом позаботился бригадир фермы Алексей Иванович Фрол.

— А мне сказали, что корреспонденты к нам едут, — улыбался новый знакомый, — так я отправил вам навстречу зоотехника Татьяну Фазлукову. А когда она мне позвонила, что вы прочно сидите в сугробе, побежал за трактором. Тем более все равно надо было в вашу сторону расчищать дорогу, чтобы везти доярок из соседнего села.

В тот день на боевом посту находились не только бригадир с зоотехником, но едва ли не все «новомосквичи». С лопатами наперевес они спешили на помощь всем автомобилистам: у нас на глазах двое селян откапывали внедорожник «Ниву».

 

Пешком на Урал

Кстати, преодолевать трудности для жителей села не в диковинку. Ведь их предки были теми самыми переселенцами, что пусть и на животворящей, но пустой земле срубили избы, распахали поля, посадили первый урожай, развели скот. И совсем символично, что первая, с кем мы встретились, была как раз потомок украинцев Татьяна Робертовна Фазлукова. Более ста лет назад из Днепропетровской области из такого же села Новомосковское ее предки — семьи Бандурко и Натыкиных сорвались с насиженных мест и прибыли на Урал.

— Моя сестра, — рассказывает Татьяна Робертовна, — составляла генеалогическое древо. Она и установила, что наше родство восходит к первым переселенцам. Сейчас таких фамилий в селе уже не встретишь, а мы вот они — есть.

— Люди тогда искали не только хорошие земли, — добавляет Алексей Иванович, — но и спокойную жизнь. Моя родня прибыла на Южный Урал уже после революции. Мне бабушка говорила, что в 20-е годы на Украине количество банд равнялось числу деревень: никто не знал, кто в очередную ночь придет их грабить. Однажды вырезали несколько соседних семей. И тогда Фролы пешком подались на Урал. Сколько могли взять скарба, столько и несли на себе.

На новом месте обжились, как думалось, на века. Работать умели. А чтобы сохранить память о покинутой родине, все, что могли, называли именами великих украинцев. Колхозу дали имя кобзаря Тараса Шевченко. Кстати, и название «Новомосковское» прямого отношения к столице России не имеет: это клон района в Днепропетровской области. В уральской Новомосковке более десятка тысяч га засевались зерновыми и кормовыми культурами. В хлевах мычали несколько тысяч голов дойного стада. Молочные реки направлялись на переработку в город. Все вроде наладилось, пока вновь не подошли… перемены.

Нынешнюю жизнь потомков переселенцев радужной не назовешь. И об этом они не преминули поведать заезжим корреспондентам. В первую очередь они тревожились о сохранении фуражного стада, число которого еще неделю назад превышало тысячу голов. Оговорка «вчера» сделана не случайно: с начала марта фуры не раз транспортировали коров с фермы на мясокомбинат. Ферма опустела более чем на сотню единиц. Причем вывоз по всем разговорам должен продолжиться.

— Работники фермы отказались загонять коров в машины, — говорит бригадир Алексей Фрол, — нас пробовали пугать увольнением. Но только бояться нам нечего: зарплату не платили последние полгода, а уничтожение стада и так равносильно потере работы. И тогда владелец вызвал охранников, которые и отправляли скот в последний путь.

 

«Московка» обращается в Москву

А все началось с того, что в августе детей, как водится, надо было собирать в школу. Но денег, коли зарплату не давали, не было. Родители отправляли письма районным властям, минсельхозу региона, губернатору. И власти отреагировали. Прошло собрание с участием представителей министерства, управления по взаимодействию с территориями администрации губернатора. Около двухсот новомосковцев встретились и с руководством сельхозпредприятия, в чьем ведении находятся животноводческие фермы. Была достигнута договоренность: долги по зарплате погасят. И долги начали гасить… коровами: буквально спустя пару дней после того собрания скот погнали на бойню. Пояснили, что иным путем мы с вами рассчитаться не сможем.

При этом на фирме тяжким грузом висят не только долги по зарплате. Например, нет возможности рассчитывать за потребляемую электроэнергию: в день нашего визита ферма была обесточена.

— Уничтожение фермы, — с тревогой замечает Алексей Фрол, — будет означать и гибель всей деревни. В поисках работы люди станут разъезжаться по ближайшим и дальним городам. За ними со временем потянутся семьи. И тогда само собой отпадет необходимость в школе, детсаде, фельдшерском пункте. А когда мы начинаем жаловаться во все инстанции, нам внушают: мол, ребята, все решает собственник. Но ведь владение имуществом налагает ответственность и за людей, которые здесь работают. Или мы не в социальном государстве живем?

Понятное дело, ситуацией в полном объеме владел начальник районного управления сельского хозяйства Владимир Давыдович Дизендорф, к которому мы заглянули на обратном пути.

— Распространено мнение, что животноводство заведомо убыточно, — говорит Владимир Давыдович, — но это оправдание для неэффективных собственников. Яркое доказательство — деятельность хозяйства СПК «Подовинное», организованного еще в 1919 году. Можно сказать, едва не ровесник Новомосковского. После того как резко уменьшилось поголовье в Чебаркульском районе, фермы «Подовинного» стали лидерами отрасли в областном масштабе. Число коров — 1500 единиц (будет доводить до двух с половиной). Надои — ежедневные 25 тонн молока при 6000 с каждой коровы. В хозяйстве строятся новые коровники с современными доильными залами. Увеличиваются площади и объемы урожая кормовых — кукурузы и подсолнечника. Применяется технология холодного метода выращивания телят.

Рачительного хозяина поддерживают областные и районные власти. Хозяйство получает не только субсидии, но и возможность присмотреться к мировым сельхозтехнологиям: так, руководитель предприятия побывал с делегацией от Южного Урала в Италии. Вернулся с убеждением: корма и содержание у нас не хуже, но чтобы увеличить надои, следует улучшать породу скота. И уже в нынешнем году здесь начали с того, что закупили несколько сот голов элитных телочек. И тогда надои увеличатся до восьми тонн за год с коровы.

Так может Новомосковскому стоит, пока не поздно, присмотреться к соседям. Перенимать опыт никогда не зазорно, тем более, когда речь идет о спасении не только хозяйства, но и людей. «Южноуральская панорама» будет следить за развитием ситуации.

Марк Рискин,

фото Вячеслава Шишкоедова

 

Зоотехник Татьяна Фазлукова - потомок основателей села Новомосковское

 

 

Бригадир Алексей Фрол: одна надежна на государство

 

 

Лошади на ферме остались без крыши еще в прошлом году


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты