В деревню, в глушь!

13 Апреля 2013
В деревню, в глушь!

Агротуризм для сельского предпринОколо года назад «ЮП» рассказывала о том, как зарождается агротуризм на Южном Урале. Тогда герои и эксперты нашего материала сетовали на отсутствие господдержки этого бизнеса, налоги с которого были бы не лишними и для скудных сельских бюджетов.имателя пока не актив, а роскошь

Агротуризм для сельского предпринимателя пока не актив, а роскошь


Около года назад «ЮП» рассказывала о том, как зарождается агротуризм на Южном Урале. Тогда герои и эксперты нашего материала сетовали на отсутствие господдержки этого бизнеса, налоги с которого были бы не лишними и для скудных сельских бюджетов.


Прошло время, но воз и ныне там. Закон об агротуризме, который регламентировал бы эту сферу, так и не был принят. Следовательно, не появилось и целевой государственной программы для предпринимателей, решившихся построить гостевые дома где?нибудь в глухой деревне. Зеленый туризм развивается по-прежнему стихийно и часто в обход налогового законодательства.

Из декора —щучьи головы


Селяне, у которых уже есть опыт предпринимательства в деревне, признают, что в существующих условиях по налогам, страховым отчислениям, плате за землю и подключение к сетям, тяжело жить даже крепкому фермеру. Не говоря уже о малом предпринимателе, сдающем в аренду туристам по два-три домика в сезон.


— В прошлом году у нас были проблемы с арендой земельных участков: повысилась кадастровая стоимость и арендная плата за землю взлетела, — комментирует Ольга Пестрикова, фермер из Красноармейского района. — Коэффициент для предпринимателей в 1,5 процента решением главы района, поддержанного депутатами, снизили до 0,5. Таким образом, снизили ставку арендной платы для предпринимателей.


— По кадастровой стоимости земель сельхозназначения у нас еще ничего не случилось, —  продолжает владелица агропредприятия. — Но я знаю, что в Троицком районе она уже выросла в 10 раз в связи с переоценкой. Естественно, и отчисления земельного налога также увеличились в 10 раз. Для муниципалитета это, конечно, хорошо. Но если раньше фермер платил 40 тысяч рублей в год налога, то сейчас он будет платить 700 тысяч. Для того, кто перенес за четыре года и засуху, и низкие цены, — это вообще неподъемная сумма. Сейчас Союз фермерских хозяйств Челябинской области обращается к губернатору, чтобы коэффициент снизили с 0,3 до 0,05.


То, что еще нужно сделать для фермеров, — снизить плату за подключение к энергосетям не меньше чем на 30–40 процентов, уверена Ольга Пестрикова:


— Если взять сельское хозяйство, то, чтобы отсортировать зерно на установках, требуется электричество, затраты колоссальные. Если раньше у сельхозпроизводителей и тех, кто находился на сельской территории, киловатт в час был меньше, то сейчас нас всех уравняли. Это очень плохо.


Мини-гостиница — это, конечно, не энергоемкое производство зерна. Но деревенские туристические «кварталы» содержать и развивать придется в тех же финансовых условиях, что и сельхозпредприятие. Предприниматели это понимают, и если берутся за гостевые дома, то имея в качестве страховки другие источники дохода. В том же райцентре Красноармейского района — селе Бродокалмак — братья Сергей и Александр Новгородцевы выстроили на берегу озерца небольшую базу отдыха. Домики из срубов, больше похожие на вагончики, с подвешенными над входной дверью щучьими головами, банька, рыбацкие снасти, декоративная мельница и даже часовенка на въезде — вот и вся база. Для пущей идентичности с крестьянским хозяйством Новгородцевы поселили во дворе козла, барана и ослика, а для экзотики — привезли африканских страусов. Но в Челябинске у предпринимателей есть другой бизнес.


А «бродокалмакское» дело, если и приносит им доход, то небольшой, как они сами признаются.

Кирпичи и пряники


Появись у предпринимателей финансовый интерес, туристов в Бродокалмак, как и в любое другое село с богатой историей, заманить было бы проще простого, считают местные.

— В Бродокалмаке была такая фишка — хлебозавод, — рассуждает Ольга Пестрикова. — И пряники, которые там пекли, были популярные и узнаваемые. Печатные пряники примерно как тульские, только бродокалмакские. На месте бывшего маслозавода сейчас руины, а совсем недавно — 20 лет назад — его продукция шла на экспорт. У нас даже был свой кирпичный завод. В селе до сих пор стоят великолепные купеческие дома, построенные из нашего кирпича. А сегодня работает пимокатный цех — катают валенки. Словом, есть за что зацепиться в плане туризма. Была бы поддержка.


Такой поддержки можно добиться, если малый бизнес прочно завязать с муниципалитетом, где он развивается, считает Юрий Гурман, директор Ассоциации сельских муниципальных образований Челябинской области:


— Где-то с 1988-го и до прошлого года я сам был предпринимателем. Теперь благополучно закрыл деятельность и счастлив, слава богу, — говорит он. — Вот если бы меня спросили, что одно нужно сделать для развития малого бизнеса, я, нисколько не преуменьшая других проблем, сказал бы, что необходимо забрать малый бизнес из федерального и регионального подчинения (и любого их вмешательства) и отдать на поселенческий уровень. Это моя многолетняя уверенность, что так нужно сделать, основывается на том, что я несколько раз был в США с целью освоения опыта работы их муниципалитетов. Там районные власти не понимают, когда им предлагаешь: «Давайте сходим на какое-нибудь большое предприятие». Они говорят: «Нам там делать нечего, мы от них не получаем налогов». Но зато, как считают в Америке, малый бизнес в принципе не может выжить, если муниципалитет ему не помогает. Потому что налоги идут в муниципалитет.


фото Вячеслава Шишкоедова


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты