Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

IT-сфера идеальна для стартапа в России, уверен челябинский предприниматель Дмитрий Андреев

3 Февраля 2014
IT-сфера идеальна для стартапа в России, уверен челябинский предприниматель Дмитрий Андреев

Еще студентом он занялся разработкой обучающих игр для детей на платформе Microsoft Kinect, в которой система реагирует на движение перед монитором. Игровые приложения айтишники «заточили» под федеральные образовательные стандарты и под этим соусом стали продавать их в детские сады.

Еще студентом он занялся разработкой обучающих игр для детей на платформе Microsoft Kinect, в которой система реагирует на движение перед монитором. Игровые приложения айтишники «заточили» под федеральные образовательные стандарты и под этим соусом стали продавать их в детские сады. Так, по словам бизнесмена, в России был сформирован целый рынок, на котором молодая челябинская компания — это пока единственный игрок.

Шестилетнему Вадику из детсада № 153 для семей железнодорожников явно нравится то, что предложил ему сейчас методист. С улыбкой до ушей и чуть подпрыгивая от нетерпения он встает напротив интерактивной доски и ждет задания. Электронный голос просит раскрасить листья на дереве в зависимости от времени года. Прослушав сообщение, довольный Вадик начинает водить руками по воздуху, перетаскивая цветные листочки из угла сенсорного монитора на ветку.

Стандарт есть, технологий нет

— Играя в этих приложениях, дети не сидят за партами, они находятся на удалении от широкоформатных мониторов и, выполняя задание, машут руками, шагают, прыгают, — комментирует игру ее разработчик Дмитрий Андреев. — К примеру, есть раздел по изучению правил дорожного движения. В нем ребенок будто бы переходит дорогу, шагая по комнате, а все его движения повторяет «дублер» на экране. В других приложениях можно играть в снежки или, скажем, танцевать.

Обучать в игре — этот принцип заложен в образовательных стандартах, разработанных в нашей стране для дошколят. По этим стандартам методисту нельзя просто посадить детей за столы и заставить их слушать или рисовать. С малышами нужно играть. Причем в подвижные игры.

— Абсурдная ситуация: федеральный стандарт есть, а технологий, которые позволяют его реализовать, нет. Ближе всего к этому — картонные карточки с рисунками и заданиями. Но интерактивная доска на основе технологии Kinectнамного удобнее, — продолжает айтишник. — В мире Kinect используется сейчас в игровых приставках, а также в реабилитационных целях. Например, для восстановления координации после травм или для развития детей с ДЦП. Подобные лечебные продукты мы видели в Канаде и Греции.

Однако челябинцы, по их утверждению, первыми в мире применили эту технологию для обучения здоровых детей. Техническую сторону обеспечили своими силами, а вернее, мозгами, а методическую  отдали на откуп партнерам — факультету дошкольного образования ЧГПУ. Для продвижения продукта было создано инновационное предприятие при ЮУрГУ. Эта схема, когда вуз является соучредителем предприятия, позволила молодым айтишникам участвовать в конкурсах и претендовать на гранты. Имея статус партнера Microsoft, разработчики бесплатно получили и сейчас получают программное обеспечение. Вдобавок к этому челябинцы выиграли два гранта — от Росмолодежи и минэкономразвития области. Эти деньги поддержали компанию на первом этапе.

Реально с нуля

— Главное в этом бизнесе — создать нужный рынку продукт, — делится опытом Дмитрий. — В России в ИТ-сфере на самом деле очень низкая конкуренция. Любая идея, которая пришла в голову, если ее достойно реализовать, точно будет прибыльной. Чем еще хороша ИТ-сфера для стартапа — бизнес в ней можно создать буквально с нуля. Вам не придется вкладываться в станки, оборудование и так далее. Все, что нужно на начальном этапе, — это твоя голова и компьютер.

Как рассказывает Дмитрий, рынок, связанный с интернет-технологиями, в нашей стране растет быстрее, чем в Европе. Поэтому его команда сейчас нацелена, прежде всего, на внутренние продажи. Другая причина ориентированности компании на Россию в том, что ни в Европе, ни в Азии нет такого же перспективного рынка информационных продуктов для детских садов. В каких то европейских странах, США или Китае вообще не существует такого понятия, как детский сад, а есть киндер-рум, где родители могут оставить ребенка на время. На Западе и в Поднебесной детсад — это присмотр, а в нашей стране — образование. Но даже если импортеры и подстроятся под российскую образовательную систему, где детей с пеленок обучают по жестким стандартам, и попытаются выйти на наш рынок со своими разработками, их продукт все равно будет дороже. Как пример — китайская интерактивная доска, которые покупают детсады, стоит сейчас около 70 тысяч рублей, а в Челябинске, по словам Дмитрия, можно создать аналогичную за 30 тысяч.

— Пока мы работаем с детскими садами напрямую, без тендеров, — добавляет Дмитрий. — Делать это нам позволяет законодательство. Но с 1 января этого года в силу вступил новый закон о госзакупках, и сейчас никто не знает, как покупать. Возможно, будут какие то изменения, и нам придется перестраиваться.

 

Мнение

 Ирина Просвирина, доктор экономических наук, профессор, заведующая кафедрой «Оценка бизнеса и конкурентоспособности» Южно-Уральского государственного университета:

— Для бизнеса главное — найти свой рынок, своего покупателя, свою нишу. Попробуем оценить ту нишу, которую нашел для себя предприимчивый студент. Будем считать организатора бизнеса экспертом в этой области и считать, что, действительно, такие игрушки пока никто не производит. Тогда эту нишу можно оценить как «голубой океан», то есть у этого бизнеса нет конкурентов, потому что он предоставляет потребителю новую потребительскую ценность и не отбирает рынок ни у кого.

Все, у кого есть дети (родители, бабушки и дедушки, дяди и тети) — то есть практически все взрослое население является потенциальными клиентами. Но далее вступают в силу некоторые ограничения. Некоторые родители принципиально против электронных игр, потому что «и так их слишком много». Обязательно будут дети, которым по состоянию здоровья не будут рекомендоваться такие игры (зрение, состояние психики и т. д.). Найдутся те, кто вообще не интересуется, в какие игры играют их дети. Далее, те родители, которым некогда узнавать о новинках, и достучаться до них непросто.

Все эти соображения не утрачивают значения, даже если основным клиентом этого бизнеса являются образовательные центры, которые будут также пытаться донести до родителей ценность этих игр для детей. Наконец, основное ограничение: спрос в принципе еще не означает платежеспособного спроса. В силу ограниченности денег родителям придется делать выбор между некоторыми покупками и данной игрой. И вот разгадать эту загадку (от чего будут отказываться родители, покупая именно эту игрушку) — будет означать, что мы узнали рынок и можем теперь управлять им. Здесь уже не «голубой океан», это жесткая конкуренция. Здесь основной риск. В принципе, нам предлагают занять время ребенка чем то новым. Чем это будет лучше тех более привычных и традиционных игрушек — надо очень хорошо понимать и уметь убеждать родителей.

Любой бизнес в сфере IT наибольшие риски испытывает со стороны потребителей. Если они увидят ценность в продукте — бизнес пойдет. Но узнать это можно только методом проб и ошибок, потому что ценность относительна: сегодня она есть, а завтра, относительно новых появившихся у конкурентов предложений, утратилась. Поэтому второй рискбизнеса в этой сфере — отставание от рынка, то есть отсутствие необходимой скорости и гибкости. Но к счастью, есть много примеров удавшегося бизнеса в этой сфере, я и всегда с интересом читаю о новых предложениях для нас, пользователей. И бывает, что после этого иду в магазин!


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты