Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Третья сторона защиты

4 Августа 2014
Третья сторона защиты

Какие социально-экономические гарантии могут дать профсоюзы

Какие социально-экономические гарантии могут дать профсоюзы.

Эксперты традиционно определяют две функции профсоюзных организаций — защитную и представительскую. К ним добавляют еще и экономическую. Но насколько действенны их «полномочия». Специалисты уверены, что очень мало людей знают, чем сейчас занимаются профсоюзы.

Неравные силы

Как считает председатель Федерации профсоюзов Челябинской области Николай Буяков, профсоюзы будут существовать до тех пор, пока есть взаимоотношения между трудом и капиталом. В этом отношении основные обязанности профсоюзов остались теми же, что и в советские годы — безопасные условия труда, юридическая защита, занятость и зарплата.

— Эти задачи зарождались десятилетиями, — говорит Николай Буяков. — Они, конечно, немного изменились, но актуальность не утратили нисколько. Например, что касается заработной платы — сегодня у нас по области задержка зарплаты составляет 4 миллиона рублей, а по стране — 2,5 миллиарда. И это только официальные данные, на деле цифры в разы больше. А на каком основании это происходит? Человеку говорят: ты подожди, у нас нет возможности тебе заплатить. У работника и работодателя силы неравные, нужна защита третьей стороны. На предприятиях и в организациях, где есть профсоюз, нарушений меньше. Работники защищены коллективным договором, в котором прописаны основные социальные гарантии и льготы. И профсоюз всегда найдет возможность воздействовать на работодателя, нарушающего законодательство.

Правда, в малом бизнесе ситуация сложнее. Здесь мы зачастую сталкиваемся с противодействием созданию профсоюзных организаций, да и сами работники не всегда готовы объединяться. Хотя все прекрасно понимают, что если работать на крупном предприятии, то можно рассчитывать на достойную зарплату, отпуск, больничный, социальные гарантии. А у частника что? Сегодня обещают горы золотые, а завтра говорят: не нравится — дверь открыта, на твое место найдется более сговорчивый. Никогда не нужно бояться отстаивать свои права! Конечно, в одиночку не справиться. Но, объединившись, вы заставите работодателя считаться с вами. И поверьте, стратегически мыслящий работодатель знает, что с профсоюзом лучше быть в партнерских отношениях, чем конфликтовать. Это обеспечит социальную стабильность на предприятии, положительно отразится на его имидже и конкурентоспособности.

Сейчас нет ни одной сферы, где бы не участвовали профсоюзы — это и занятость населения, и привлечение иностранной рабочей силы, пенсионное законодательство и другие. Результаты работы есть — к примеру, за последние несколько лет в Челябинской области многое сделано в сфере охраны труда, колдоговорного регулирования, сохранения льгот и гарантий определенным категориям работников, сохранения детского отдыха в области. В рамках социального партнерства в области заключено Региональное трехстороннее соглашение по минимальной заработной плате, обеспечивающее минимальный размер заработной платы выше, чем на федеральном уровне.

Вообще, есть такие задачи, которые трудно решить — идеал не достигнуть. Но мне кажется, оценка работы профсоюзов не совсем адекватна, пока капиталистическое общество у нас только зарождается. На Западе вон давно капитализм — и там даже мысли нет такой, что профсоюз может себя изжить. Пора бы вспомнить, что мы уже не при социализме живем. У многих критерии оценки остались на том уровне: «Дайте бесплатную путевку! Раньше профсоюз давал». Да не профсоюз раньше давал, а социальное страхование, которое он контролировал. Много таких полномочий мы потеряли, но сейчас в корне другая система — это нужно понимать. Но мы по-прежнему самая массовая общественная организация — в Челябинской области около 700 тысяч членов профсоюзов, в России — более 23 миллионов.

 Реальность подкосила

Об эффективности профсоюза можно судить только по истечении года с начала его работы, считает Юрий Горанов, председатель челябинской областной организации Горно-металлургического профсоюза России (ГМПР). И делать это должны не сторонние наблюдатели, а сами рабочие — к примеру, если на предприятии не повышается зарплата, не улучшаются условия труда, то справедливо будет спросить — что делает профсоюз?

— Если есть хоть какие-то сомнения, то рабочие должны смело задавать вопросы, может, отчасти идти в авангарде этого движения. В конце концов, есть отчетно-выборочные кампании, и если первичные профсоюзы не справляются со своими обязанностями — значит, их надо переизбирать. Я не отрицаю, что есть такие случаи, когда необходимо обновить состав профсоюза, чтобы повысить его эффективность.

Вообще, сегодня самые распространенные общественные отношения — это трудовые отношения. Законодательство, как правило, соблюдается только на тех предприятиях, где есть первичные профсоюзы, а где их нет — хаос.

Мы, профсоюзы, по сути — постоянные оппоненты работодателя. Но сейчас уже пора уходить от того мнения, что главное оружие пролетариата — это булыжник. Теперь радикальным профсоюз становится там, где радикален работодатель. Мы против забастовок как таковых, если есть возможность другими способами договориться с работодателем. Мы стремимся быть в правовом поле и стараемся за столом переговоров искать компромиссы. Да, конечно, результаты переговоров во многом зависят от экономических возможностей предприятия, но есть базовые величины, которые касаются гарантий работников, и они должны выполняться.

Компромиссы не решают проблемы окончательно. Как правило, они в полной мере не устраивает ни нас, ни работодателя. Приведу пример. Мы стремимся минимальную зарплату довести до прожиточного минимума. Сегодня в России она равна 5554 рублям, а прожиточный минимум — почти 8 тысяч. Переговоры идут уже несколько лет, мы не можем ничего решить. Беспомощны? Плохо работаем? Нет. Сегодня мы с правительством достигли договоренности, что дойдем до своей цели к 2018 году. Устраивает ли это нас? Нет — хотелось бы сейчас. Но это объективная реальность — предприятия сегодня находятся в рецессии, не развиваются ни с точки зрения объемов производства, ни с точки зрения инвестиций.

Недостаточно хорошо мы можем влиять и на законодательную базу. Лобби работодателя в Госдуме в разы сильнее, чем профсоюзные — за счет этого снижаются гарантии работников, ужесточаются социальные нормы.

Я могу понять членов профсоюзов, которые говорят: профсоюз должен нас защищать, а он этого не делает. Это как кошка, которая перестает ловить мышей — зачем она нужна? Но если на предприятии не происходит ничего за год — значит, профсоюз не сработал, минимальная гарантия — чтобы зарплата была проиндексирована. Ведь эта работа финансируется из зарплаты каждого сотрудника, и они должны понимать, куда уходят их деньги. Мы объясняем, что 1 процент, который они платят, потом превращается в 10 процентов повышения зарплаты. Наш приоритет — работать с наименее защищенной категорией, у кого самая низкая зарплата. Да, при социализме действовало много различных программ, а сегодня на большинстве предприятий этого нет. Но посмотрите на Магнитогорский металлургический комбинат, где средняя зарплата 43 тысячи рублей и каждый работник в виде социальных гарантий за год получает такую же сумму. Этот круг гарантий сам по себе не рождается — это результаты работы профсоюзов.

Нужна трансформация

Профсоюз — живой организм, и если принципы его работы не меняются на протяжении долгих лет, то есть вероятность не самых лучших последствий. Так думает и Антон Черепанов, председатель первичной профсоюзной организации ОАО «Челябэнергосбыт»:

— Все меняется, и у нас изменилась законодательная база со времен Советского Союза, когда у профсоюзов было гораздо больше полномочий. Сейчас мы должны искать какие-то новые пути, пытаться сохранить социальные гарантии для работников, но при этом не топтаться на месте. Хотя должен отметить, что в последнее время все-таки наблюдается тенденция к повышению статуса профсоюзных организаций. Большой минус в том, что у нас не всегда есть возможность грамотно осветить свою работу, донести до общества цели, задачи и результат профсоюзной деятельности, подогреть интерес у работников к профсоюзным организациям. Этот информационный голод еще одно доказательство того, что есть моменты, в которых профсоюзы пока не развиваются.

Я думаю, что мнение о ненужности профсоюзов распространяется работодателями, которые препятствуют их работе. Хотя в этой сфере возможна взаимная выгода — когда работодатель понимает, что есть возможность вести диалог с профсоюзами, то, конечно, профсоюзные организации всегда идут ему навстречу. Фактически профсоюз является связующим звеном между работодателем и работником, доносит информацию от первых до вторых. Помимо этого много функций работодатель может с себя снять — в частности, проведение каких то мероприятий, усиленный контроль за охраной труда, ведение социальных программ, консолидация молодежи на предприятии для генерации новых идей.

Первичные профсоюзы должны выходить на более высокий уровень. Хотя бы потому, что федерации профсоюзов на областном уровне решают более глобальные задачи, которые для первичной профсоюзной организации нереально осуществить. Федерация профсоюзов выходит на представителей областных органов власти, заключает от имени членов профсоюза отраслевые и региональные соглашения, которыми уже пользуются в своей деятельности первичные профсоюзные и отраслевые профсоюзы.

Профсоюзы себя не изживут никогда. Но необходимо, чтобы произошла некая трансформация, подстройка под новые реалии, новые условия жизни. Многие инструменты работы профсоюзов уже устарели, в связи с чем и эффективность работы снижается. Профсоюзы сильно зависят от экономического состояния в стране. И как меняется экономика, так же должны меняться и профсоюзы, в противном случае мы рискуем остаться за бортом.


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты