Юрий Быков: «В фильме «Завод» я покажу природу бунта в России. Недовольны будут все»

19 Апреля 2018 Автор: Екатерина Сырцева Фото: Вячеслав Шишкоедов
Юрий Быков: «В фильме «Завод» я покажу природу бунта в России. Недовольны будут все»

Первый и, наверное, единственный раз фильм режиссера Юрия Быкова «Дурак» показали в Челябинске в 2015 году на кинофестивале «Полный артхаус» (когда еще и разговоров не было о его закрытии). Картина вызвала тогда напряженную дискуссию и неоднозначную реакцию, как, впрочем, и вообще по стране.

В этом году Юрий Быков приезжал по приглашению организаторов фестиваля авторского кино «ЗА!». Фильм никакой не показывал, но провел творческую встречу и мастер-класс, на котором еще раз подтвердил информацию о том, что после окончания работы над картинами «Завод» и «Сторож» собирается завязать с кинематографом.

Понять, как все устроено

— Фильмы «Жить», «Майор», «Дурак» вы снимали из, условно, мизантропической позиции — с отсутствием веры в человека. Потом говорили, что изменили свое видение. То есть вы поверили в человеческую природу?

— Нет, не поверил. Я просто сместился в точку нуль. Неверие и вера, так называемые негатив и позитив — это два подозрительно психиатрических состояния. Объективно окружающая действительность никакая. Мир такой, каким ты его формируешь здесь и сейчас. Осознав это логически, ты начинаешь двигаться к реалистическому восприятию, создаешь мир, в котором тебе комфортно жить, вычленяешь из него то, что тебе некомфортно. Позиция эгоистическая, но, так или иначе, все мы от романтизма, героизма, альтруизма приходим к здоровому эгоизму. Я вот нахожусь в очень длительном переходном моменте, потому что изначально во мне основательно сидит чувство долга.

— О чем фильм «Завод», над которым вы сейчас работаете?

— Я хочу показать природу бунта в России, из чего он состоит, из каких убеждений, из каких участников. Я впервые не сгустил, как мне кажется, краски, не встал ни на чью сторону, а просто показал, как оно есть. И недовольны будут все. Я понимаю, чего ждет государство. И я понимаю, чего ждет оппозиция. Все ждут, что кто‑то жестко встанет на их сторону и поможет скинуть другую. Но среди этой борьбы — обыкновенные, живые люди, которые абсолютно не понимают, почему они должны рисковать ради тех и ради других. Борющиеся стороны стремятся сделать свое дело руками людей, которые находятся под их влиянием и которые потом из-за этого будут страдать. Люди должны понимать, как все это устроено, должны что‑то менять, но и должны знать цену этих изменений.

В этот момент к столику в кафе, где происходила эта беседа, подошел один из посетителей. Немного смущенно, но с искренней улыбкой он сказал: «Здравствуйте. Добро пожаловать в наш город. Спасибо за ваш фильм», потом взял за руку маленькую дочь, которая стояла рядом, и вернулся к своему столу. А мы вернулись к разговору.

— То есть мы здесь опять возвращаемся к проблеме, что люди просто ничего не хотят менять?

— Не хотят, потому что… Ну, представьте себе человека весом 160 кг с давлением 200 на 150. Ему говорят: «Если вы не начнете ходить по 6 км в день, умрете». Только тогда он начинает ходить. Чтобы что‑то изменить, человек должен приложить усилие. Чтобы захотеть что‑то изменить, он должен испугаться. Так испугаться, чтобы его природа завопила: «Мужик, вставай, б… а-муха, делай что‑нибудь! Нам хана! Сейчас помрем!» Или же любовь. Но любовь бывает не часто, не у всех. Поэтому, к сожалению, основная мотивация — это страх.

— Почему так категорично — «не у всех»? Может, любовь как‑то можно сформировать в себе? Развить душевную способность любить… не знаю… ну, как мышцу накачать…

— Нет, нельзя. Чего она тогда стоит, если ее можно накачать? Тогда ее можно и купить. Купить стероиды и накачать мышцы. Нельзя поймать птицу счастья. Можно украсить свой сад, чтобы она туда прилетела. Можно заниматься собой, справляться со своей злостью, ненавистью, работать над собой, и тогда, возможно, вам повезет. Но только возможно. Тогда любовь имеет ценность. В конце концов, конечная точка прибытия любви — это случайность. А случайность — это Бог. Можно только сидеть и ждать. Но не бездействовать. Вы можете, еще раз говорю, возделывать свой сад.

Нельзя замыкаться

— У вас возникало ощущение, что вас, ваше художественное высказывание не понимают? И если да, то как художнику с этим справляться?

— Постоянно возникает, и это нормально. Справляться с этим не нужно. Моя задача — не быть понятым. Моя задача — максимально честно выразить себя, свой внутренний голос. И думать за зрителя, как он воспримет, — последнее дело. Я есть некая субстанция, канал, через который транслируется информация. Если я максимально внимательно слушаю внутренний голос и максимально аккуратно его выражаю, то, что дальше, — не мое собачье дело. Я ретранслятор, больше ничего. Если я буду думать, как бы мне подстроить себя под внимание зрителя… Какого зрителя? Который три книжки прочитал? Или который, наоборот, прочел всю на свете литературу и с высокой колокольни смотрит, что я там насочинял? Я должен быть равен, гармоничен самому себе и говорить о более высоком, более важном.

— На вашем мастер-классе я услышала, что «если не знаешь, о чем снимать, если тебе нечего пока сказать миру, лучше вообще ничего не снимай…»

— Это не совсем правда. Если не знаешь, о чем снимать, иди в мир. Возьми рюкзак и поезжай… в Челябинск. Хотя нет, Челябинск все-таки светский город, большой. Езжай, например, в Чебаркуль. Да просто зайди в обычную пятиэтажку, посмотри, как люди встают с утра, и им не хочется жить, потому что они не знают, что можно проснуться, увидеть солнце, детей и быть счастливыми. Их не научили, им не дали такой возможности. Так сложились обстоятельства. Значит, твоя задача, отчасти, — донести до людей тот уровень понимания, который хотя бы есть у тебя. Есть другая доктрина — вставай с утра и делай себя еще лучше. Но она коварная, потому что, занимаясь только собой, вы в какой‑то момент окажетесь наверху высокой башни, а внизу будет много несчастных и обиженных людей. В конце концов, с вами произойдет то же самое, что с героем фильма «Гражданин Кейн». Нельзя замыкаться.

Есть надежда

— Есть мнение, что у художника (в широком смысле) есть главная тема в творчестве, которая ему интересна и которую он по-разному разрабатывает. У вас есть такая тема?

— Да. У меня тема очень простая. Она была в первой картине заявлена: какой ценой ты готов жить? Что для тебя жизнь? Есть ли обстоятельства, при которых ты можешь отказаться от жизни? Есть ли приоритеты, ради которых ты можешь это сделать? Допустим, говорят тебе: «Продай человека, иначе убьем». И ты сидишь и думаешь: самому умереть или человека продать? Ответа нет однозначного, потому что жить хочется.

— Что дает вам силы?

— Комедии смотрю, мультики. «Ширли-Мырли» сегодня хотел смотреть… На самом деле, вы знаете, я стал принимать, что Господь на наш счет все-таки какую‑то задумку задумал, и что, если не сильно кочевряжиться, то можно на пузе, на ресницах, но эту жизнь проползти. Иногда будет интересно, иногда будет страшно, иногда будет радостно, иногда будет мучительно больно. Но я перестал воспринимать жизнь как бесконечное, беспросветное, тоскливое время. Я научился вот в этих обстоятельствах понимать, что, в конце концов, есть живые люди, всегда можно сказать живое слово и услышать живой отклик. Самый простой способ не остаться в одиночестве — обратиться к другому: «Я тоже живой человек, и мне плохо, у меня то и то происходит…». А он скажет обратное, поспорит, не согласится. Живой человек — это самое важное. У меня есть ощущение надежды.

В конце концов, не важно, придет любовь или не придет. Не важно, будет ли дальше или не будет. Единственное, что остается с человеком, — это его достоинство. Не в смысле репутация, которую один раз испортил и все. Нет. Внутреннее ощущение, что ты живешь в гармонии с собственной совестью, с правдой. Я не говорю, что это главное. Но это важно. Это единственное, что может остаться с человеком, даже если он в клетке, в земле, никому не нужен, и у него ничего нет.

10.06.2019 | 16:29
Три дня, чтобы понравиться. Почему из Великого Новгорода в Челябинск привезли комедии

Академический театр драмы из Великого Новгорода в Челябинске гастролировал впервые. В афише были заявлены спектакли, которых в челябинской драме нет. Возможно, именно поэтому зрительный зал все дни гастролей был битком.

05.06.2019 | 17:00
«Ариэль-фест 2019» на озере Увильды соберет более 30 южноуральских и российских групп

С 5 по 7 июля в живописнейшем месте Южного Урала, на водной глади озера Увильды, на территории турбазы «Омега» при поддержке медиахолдинга «Гранада Пресс» состоится первый ежегодный всероссийский (а впоследствии и международный) «Ариэль-фест 2019». Праздничное шоу для любителей живого звука всех поколений подарит участникам и гостям фестиваля драйв, позитив и летнее настроение. В фестивале примут участие лучшие музыкальные коллективы Южного Урала и России.

03.07.2018 | 10:00
«Детский альбом» Петра Чайковского в Челябинском театре кукол исполнили в шесть пар рук

Финальным аккордом сезона в Челябинском театре кукол стал музыкальный спектакль без слов «Детский альбом» в постановке режиссера Александра Борока.

05.06.2018 | 16:35
Нелли Уварова: «С детьми мне гораздо интереснее, чем со взрослыми»

В Челябинске актриса Нелли Уварова рассказала, как надо воспитывать зрителя, о пути в театр, письмах счастья и истории девочки Симоны.

Новости   
Спецпроекты