Фантастический мир книжной ярмарки

27 Сентября 2018

Южноуральская книжная ярмарка в начале октября соберет любителей всех книжных жанров в стенах Челябинской областной универсальной научной библиотеки. Но один из жанров будет представлен наиболее ярко. Таинственный мир фэнтези сейчас популярен не только у подрастающего поколения, но и у взрослой читательской аудитории.

О чем пишут писатели-фантасты, как складываются их отношения с издателями и поклонниками, делятся участники ЮУКЯ: москвич Вадим Панов и челябинцы Ульяна Бисерова, Максим Бодягин и Ольга Пашнина.

Вадим-Панов.jpgВадим Панов: чемпионы по лжи — не фантастика, а мемуары

Вадим Панов — автор популярных циклов книг «Тайный город» (городское фэнтези), «Анклавы» (киберпанк), «LaMystiqueDeMoscou» (городское фэнтези) и «Герметикон» (стимпанк) и других. Многократный лауреат премий «РосКон», «Басткон», «Мир фантастики», «Звездный мост», «Серебряная стрела». В 2016 году первым из писателей получил литературную «Премию читателя», присуждаемую библиотечным сообществом России, — подтверждение того, что книги автора читают семьями, от дедов до внуков.

— К жанру фэнтези обращаются все больше писателей. Что это: уход от реальности? возможность придумать свой собственный мир? возможность смело заявить о проблемах общества, никого конкретно при этом не называя?

— Любое литературное произведение содержит изрядную долю вымысла. На мой взгляд, чемпионом по лжи являются не фантастические романы, а мемуары. Если же говорить о фантастическом методе, то его применение позволяет не убежать в другой мир, а ярче, жестче высветить проблему, поставить человека или все общество в запредельно сложные обстоятельства, чтобы на этом изломе показать, чего мы стоим. Фантастика — это литература для тех, кто идет вперед, у кого хватает воображения увидеть то, чего нет. А те, кому нужно убежать от действительности, выбирают кинокомиксы, в которых мужчины в трико с ушами, кулаками восстанавливают справедливость.

— Диплом радиоинженера мешает или помогает в литературном творчестве?

— Техническое образование требует предельной точности в деталях, тщательной проверки используемых фактов как исторических, так и технических, внимательной работы со структурой книги и мотивацией персонажей. Ведь внутренняя логика должна присутствовать, о чем бы ни говорилось в книге, даже о проблемах наследования яйцекладов в цивилизации Сириуса.

— Цикл романов «Герметикон» принес вам литературную награду «Премия читателя». Насколько вам важно признание читателей или ваши цели идут дальше «популярности»?

— Я считаю, что в первую очередь важна сама книга. Получилась она или нет. А получиться книга может только в том случае, если она интересна писателю, если писатель «живет» на страницах, переживает историю каждого персонажа и полностью увлечен происходящим. Создать книгу — это возможность побывать в другом мире и невозможно представить, что может сравниться с этим опытом. И для этого я тоже пишу. Но в первую очередь мне нравится делиться с людьми идеями и фантазиями. Мне нравится, когда книги начинают жить своей жизнью.

— А какие любимые книги и авторы были у вас в детстве? Кто из них повлиял на ваше решение писать фантастические истории?

— Фантастика — моя любовь с детства, и у меня не получается ей изменить. Меня всегда привлекало необычное, неведомое, нечто такое, что выводит нас за пределы повседневности. И даже — реальности. Я всегда держу в уме, что сегодняшний день никогда не повторится, и бесконечно жаль, если он превратится в серые цифры на листике отрывного календаря, останется в памяти туманным, ничего не значащим пятном. Мне жаль, потому что он — часть нашей жизни, маленькая, но бесценная и неповторимая часть. Поэтому я в каждом дне ищу не только новое, но и невозможное: и в книгах, и в реальности. Ищу хорошее. Не хочу, чтобы жизнь пролетела без следа…Что же касается любимых авторов — если мы говорим о фантастике, то в первую очередь это писатели «золотого века»: Саймак, Шекли, Азимов, Каттнер. Люди, которые творили сразу после Второй мировой и искренне верили, что технический рывок, совершенный цивилизацией во время войны, будет продолжен, что люди перестанут думать о разрушении и устремятся к звездам. Они верили, и их убежденность передается читателям. Они научили меня стремиться к тому, чего нет, и добиваться цели, какой бы фантастической она не казалась.

— Наверное, у каждого писателя должна быть своя муза. Расскажите о своей.

— У нас прекрасный, идеально сбалансированный семейный ансамбль: сначала Наталья является мне в виде чарующей Музы, прелестной феи, вдохновляющей на творение, а затем, когда книга написана, Муза садится за стол, достает рукопись, авторучку, с улыбкой говорит: «Сейчас посмотрим, что ты тут написал…» и начинается Строгий Критик. Очень умный и абсолютно неподкупный. Мне очень повезло с Натальей: у нас общие жизненные ценности, мироощущение и мировосприятие. Она тонко чувствует ход моих мыслей, видит все тайны, которые я вкладываю в книги. Наталья и вдохновляет, и слушает — получилось ли у меня сказать то, что я хотел.

— Фантасты нередко вдохновляли инженеров на изобретения: лазер, подводная лодка, скайп и т. п. Что бы вы хотели такое придумать (или уже придумали), что могло бы вдохновить ученых на изобретение?

— У меня одно скромное пожелание: чтобы ученые разработали и внедрили придуманные давным-давно межзвездные двигатели. Очень хочется побывать на других планетах!

Ульяна-Бисерова.jpg

Что читают подростки. Опыт Ульяны Бисеровой

— За последние десятилетия ритм жизни заметно ускорился. В моем детстве у телевизора было только две кнопки, и мы с младшей сестрой выделяли в программке фломастером мультфильмы, чтобы не пропустить. Чтение, по сути, было единственным доступным видом досуга. Сегодня у подростков, если учесть школу, «домашку», спортивную секцию, репетитора по английскому и занятия по робототехнике, остается не так уж много свободного времени. А еще хочется с друзьями в чатике пообщаться и новый фильм Marvel посмотреть. И когда родители подступаются с книжками, опираясь исключительно на собственный читательский опыт, да еще с укоряюще-назидательными нотками в голосе, подростка тоска берет от затрепанных томиков жуль-вернов и фенимор-куперов. Вместе с тем есть современные книжные серии, увлечение которыми напоминает настоящую эпидемию. В соцсетях появляются многотысячные фанклубы, подростки рисуют арты, пишут фанфики. Новые книги не хуже старых, не стоит обесценивать читательский вкус собственного ребенка, у каждого поколения свой язык и свои герои.

Ульяна Бисерова — писательница, главный редактор делового журнала и книжный блогер. Автор книг «Верхом на Сером» (2016), «Камень в моей руке» (2017), «Ни слова о драконах» (2018).

Макс-Бодягин.jpg

Перспективы электронной книги. Выбор Максима Бодягина

— Роман «Сонница», который я представлю на Южноуральской книжной ярмарке, вышел в этом году на издательской площадке Ridero. Несмотря на то что я ограничился распространением романа по системе «печать по требованию», меня очень часто спрашивают, есть ли у меня бумажные экземпляры. Гораздо чаще, чем я ожидал. Думаю, что электронные книги не убьют традиционные так же, как кинематограф не убил театр. Не будем забывать, что книжный дизайн, книжная иллюстрация и переплетное дело — все это отдельные разновидности искусства и хорошо изданный, с любовью оформленный бумажный том всегда будет цениться, как произведение искусства.

Мне нравится, что сейчас читатель имеет выбор: быстро прочесть текст на электронном носителе либо прослушать аудиовариант в дороге, либо медленно насладиться запахом бумаги и качественным оформлением традиционной книги. Выбор — это прекрасно. Главное, чтобы книга и читатель находили друг друга, чтобы люди сохраняли способность и желание осваивать большие сложные тексты, чтобы сама традиция чтения жила как можно дольше.

Максим Бодягин — журналист, писатель, блогер. Автор романов «Машина снов» (2012), «Зеленые холодные уральские помидоры» (2017), «Сонница» (2018), биографическая книга «Ахмеров: история подвига» (2015).

Ольга-Пашнина.jpgКак найти издателя. Советы Ольги Пашниной

— В 17 лет я прошерстила несколько форумов, почитала интервью разных авторов и редакторов. Сделала вывод, что издателям интересно юмористическое фэнтези или фэнтези с романтикой. Попробовала и получилось. До 19 лет набивала руку, присматривалась к издательствам и темам, а потом как‑то само собой сложился новый роман. Он стал популярным у читателей, и я получила предложение дать книгу редактору на рассмотрение. Почти сразу же меня взяли в работу и с тех пор не отпускали. Но на самом деле я издаюсь в трех издательствах, в каждом есть плюсы и минусы. Я нежно люблю все редакции, которые со мной работают, потому что на выходе мы получаем крутые и очень разные книги.

В общении с издательствами важно внимательно читать все официальные документы и не стесняться спрашивать обо всем, что непонятно. Ну и не нервничать. Вообще издательство — это огромная машина, в которой постоянно что‑то клинит, ломается, теряется, забывается. Очень сложно воспринимать рабочие моменты, которые происходят с твоей книгой, в которую вложил душу. Но если научиться относиться философски к этому, то получится долгосрочное сотрудничество.

Ольга Пашнина — писательница, автор книг в жанрах фэнтези, выходящих в сериях «Драконьи Авиалинии», «Академия магии», «Руны любви», «Сырная магия», «Принцессы любят погорячее», «Магия стерв» и других.

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты