Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Мировые хореографы научили южноуральцев танцевать

14 Августа 2013
Мировые хореографы научили южноуральцев танцевать

В Челябинске завершилась III Международная лаборатория современного танца. Ее финалом стал арт-моб, прошедший на площади Революции. «ЮП» рассказывает о том, какими громкими событиями были наполнены «лабораторные» дни.

В Челябинске завершилась III Международная лаборатория современного танца. Ее финалом стал арт-моб, прошедший на площади Революции. «ЮП» рассказывает о том, какими громкими событиями были наполнены «лабораторные» дни.

 

Со всей страны

Лаборатория современного танца в южноуральской столице проводится уже не первый год. Можно сказать, что этот проект действительно уникальное явление. Аналогов ему в стране не так много. Да и остальные схожие форумы имеют несколько иной формат. В Челябинске поучиться у ведущих хореографов самых разных направлений из Германии, Нидерландов, США, Франции, Дании, России и — впервые — из Швейцарии смогли как танцовщики, так и педагоги.

Стоит отметить, что в этом году лаборатория проходила не только в Академии культуры и искусств, но и в танцевальной школе «Ветер перемен», где, например, в занятиях приняли участие 40 юных танцовщиков в возрасте от 6 до 18 лет.

Что касается взрослых стажеров, то тут обучение проходили более 130 человек, приехавших со всей страны — от Москвы до Якутска. Участники форума изучили постановочные приемы танцевального спектакля под руководством таких мастеров, как Ксения Петренко, Штефани Томасен, Николь Сайлер и Кэрол Гаррига. А в конце курса студенты должны представить публике номера в собственной постановке.

 

Пластика и слова

Когда лаборатория перевалила через свой экватор, педагогам и стажерам было предложено взять тайм-аут. В разгрузочный день (им стал четверг) в учебном театре ЧГАКИ состоялся полузакрытый показ спектакля «Переезд» — пластической драмы екатеринбургской танцевальной компании «2046».

Что любопытно, название у этой компании оказалось, как у известного фильма Вонга Кар-вая, однако ей не хватило его лиризма. По крайней мере, в спектакле «Переезд» невооруженным глазом было видно, как общий концепт (соединение в постановке сразу трех видов искусств — музыки, пластики и театра) подмял под собой все остальное. Как говорят в таких случаях: в спектакль вложено много мозгов, но маловато сердца.

«Переезд» сделан по мотивам пьесы «Три сестры» А. П. Чехова. Режиссер постановки — бывшая челябинка Ксения Петренко, незаурядный и талантливый человек. В свое время с Liquid Theatre она удостоилась национальной премии «Золотая маска» в номинации «Эксперимент».

Премьера «Переезда» состоялась в Екатеринбурге в декабре прошлого года. Экспериментальный спектакль был показан на областном фестивале «Браво!». Сами создатели определяют его жанр, как «Несколько сцен из знакомой пьесы для семьи и оркестра». Помимо оркестра в пластической драме, кстати, задействованы четыре танцовщика и четыре актера екатеринбургского ТЮЗа (вместе с музыкантами получается 12 человек).

Тут стоит напомнить, что термин «пластическая драма» появился в начале XX века. Один из главных адептов этого направления — московский режиссер Гедрюс Мацкявичюс — трактовал его как театр, «который в своих спектаклях использует выразительные средства драмы, пластики, танца, пантомимы, цирка, эстрады». Все кроме слов, — потому что «язык пластики настолько богат, что необходимость в слове исчезает».

Тем не менее, в «Переезде» музыкально-пластические вариации соседствуют с декламированием строчек Чехова со сцены. А танцевальных номеров в спектакле так мало в связи с тем, что переход от текстовых фрагментов к пластическим, по словам Ксении, должен был оставаться незаметным. Танец должен был выступать как естественное продолжение сюжета.

Сам сюжет, кстати, был существенно сокращен. Главным героем постановки стал Андрей Прозоров, вокруг которого крутятся три его сестры и деспотичная жена. А главным словом — пресловутый «переезд».

Не обошлось на сцене без передвижных металлических конструкций и других художественных и мультимедийных элементов, которые, с одной стороны, сделали зрелище интересным с точки зрения формы, с другой — благодаря им форма в итоге, кажется, победила содержание.

Вообще, смотреть «Переезд» без культурного бэкграунда или хотя бы знания пьесы Чехова, конечно, трудно. На расстоянии вытянутой руки от меня сидел знакомый человек, который откровенно ничего не понял. Поэтому можно сказать, что «Переезд» в какой то степени вещь в себе. Однако, если не удается считать его внутренние культурные коды, то можно просто абстрагироваться от всего происходящего и сосредоточить свое внимание на хореографии спектакля. Там, на самом деле, есть что посмотреть.

 

«Что бы ни случилось — поем!»

Другим важным событием лаборатории (а также ее нововведением) стал «бродвейский курс», который немецкий хореограф Свен Нимаер провел для студентов-второкурсников академии культуры, обучающихся в группе с расширенной музыкальной и пластической подготовкой. Корреспондент «ЮП» посетил открытый мастер-класс по бродвейскому стилю мюзикла и узнал, как петь и танцевать одновременно.

5-й этаж третьего корпуса ЧГАКИ. Из хореографического класса слышится громкое пение. Группа ребят репетирует номер. С ними  через переводчика  общается Свен Нимаер. Свен — типичный европеец, раскованный и смешливый. На хореографе бордовая кепка, светлая футболка, зеленые шорты и полосатые носки. По сравнению с ребятами, которые преимущественно одеты в темную одежду, он выглядит как настоящая радуга. «Я понимаю, что в этом классе мало пространства, но попробуйте встать в линию!» — просит Свен. Студенты выстраиваются, начинают петь и танцевать одновременно. Нимаер подбадривает их: «Синг! Синг! Что бы ни случилось — поем! Я должен слышать ваше пение».

По полу танцевального класса посторонним в обуви ходить нельзя, меня спасают завалявшиеся в сумке бахилы. Встаю вплотную с танцовщиками, внимательно наблюдаю за их хореографическими па.

— Ю кэн стэй ту ми! — распевают ребята, продолжая при этом активно двигаться. Кажется, подобным образом своих артистов муштровал Боб Фосс, хотя наверняка гораздо сильнее. Свен, впрочем, тоже не унимается: «Самое важное — это лицо! Люди не смотрят на ваши ноги, они смотрят на ваше лицо. Оно должно быть красивым. Улыбаемся!»

Устраивается пятиминутный перекур. Во время отдыха ребята разгоряченно обсуждают друг с другом номер. Потом все начинается по новой. Еще несколько прогонов. Для последнего раза Свен просит танцовщиков обуться. Девушки влезают в босоножки на высоких каблуках. За дам становится дико страшно. Впрочем, тревога оказывается ложной. Танцовщицы прекрасно держат равновесие. Свен благодарит всех и идет общаться с журналистами.

— Ребятам еще предстоит поработать, ведь в чем самая главная сложность при танцах с пением? Важно научиться правильно дышать. Эта способность вырабатывается со временем, путем физических тренировок, причем у каждого этот навык формируется индивидуально.

Трудно ли учить русских студентов? Не особо. Конечно, периодически возникают сложности из-за языкового барьера. Я давал занятия по всему миру. После Челябинска поеду в Польшу. Но не могу сравнить русских студентов с их сверстниками в других странах, потому что все разные. Даже в русском классе каждый ученик от другого чем то да отличается.

Показ номера с «бродвейского курса», а также презентации других работ стажеров состоялись в минувшее выходные в ЧГАКИ. Там же учащимся были вручены сертификаты, а церемонию закрытия посетили представители посольств США, Франции, Швейцарии, Дании и консульства Германии.

Евгений Валерьев,

фото Владлены Шваб

 

Бумажная версия данного материала появится 15.08.2013 г.

 


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты