Владимир Пона о том, нужно ли Челябинской области хореографическое искусство

16 Декабря 2014
Владимир Пона о том, нужно ли Челябинской области хореографическое искусство

В начале декабря в помещении учебного театра Челябинской государственной академии культуры и искусств проходил ХII Всероссийский конкурс балетмейстерских работ

В начале декабря в помещении учебного театра Челябинской государственной академии культуры и искусств проходил ХII Всероссийский конкурс балетмейстерских работ.

Его учредителями стали министерство культуры Челябинской области, Академия культуры и искусства, хореографический факультет Академии, Ассоциация деятелей хореографического искусства Челябинской области.

Вывеска значительная, многообещающая. Подобное мероприятие всегда праздник для любителей хореографического искусства. Но радость предвкушения праздника исчезает уже при входе в фойе — нет афиши, нет характерной суеты, шума, многочисленных участников и зрителей. Когда открывается взору зрительный зал, сразу возникает какое то тревожное состояние ожидания и надежды. В центре зала сиротливо восседает жюри, на последних рядах робко расположились десятка три-четыре зрителей. Сразу посещает банальная мысль — конкурс не имеет бюджета, проводится на энтузиазме и определенном чувстве долга, понимании нужности, необходимости его проведения.

Все дальнейшее действо только подтверждает это — содержание программы, состав и география участников, художественный уровень постановок.

В программе было представлено более 70 композиций, авторами которых в основном являются молодые хореографы, студенты. Если бы не работы двух-трех балетмейстеров (по условиям конкурса авторы и коллективы не объявлялись) и постановки Екатерины Галановой (коллектив «Deep vision» ЮурГУ), авторская принадлежность которых всегда узнаваема, программа конкурса была бы совсем серой с очень низким художественным уровнем представленных работ. Скудность выбранных тем: черное — белое, добро--зло, ангелы — демоны, противостояние.

Зеркало — это одна любимая тема. Одиночество, тоска по ушедшему или будущему, непонимание, конфликт в себе — другая. Трудно сформулировать темы и тем более понять идею иных постановок — в них некая безликость, они — ни о чем. Радость жизни, открытий, юмор, теплые человеческие чувства, мечты, даже любовь — не интересны авторам, в основном молодым людям. Решение тем прямолинейное, построенное на изобразительном ряде. Выразительность, высокая степень обобщения, что свойственно искусству танца, отодвинуты. Этой изобразительности способствует использование современных песен, под которые исполнялось очень много композиций. Может быть, таким балетмейстерам нужен другой конкурс — зримой песни, что уже было в прошлом веке. Для студенческих работ конкурс стал пиром эклектики. И тем не менее, работы конкурса были представлены очень неплохими исполнителями как в любительских коллективах, так и студенческих, что говорит о хорошо поставленной, системной педагогической работе. Но почему этому уровню не соответствуют балетмейстерские работы? Доступ к информации открыт, проводится масса различных семинаров, фестивалей, где можно многому научиться, вдохновиться? Тогда почему же но как будто все глухие и незрячие. Отсутствует стиль, балетмейстерский вкус, культура, превалируют плоскостные композиционные решения, лексический материал однообразен.

У меня нет цели утомлять читателя профессиональным разбором, просто хочется обозначить в связи с этим проблему, которая должна быть небезразлична всем и давно известна профессионалам. Мы беднеем на творчество. Погружаться в анализ этой проблемы, искать причины ее возникновения, развития нет смысла. Слишком глобальный вопрос, и он повсюду достаточно обсуждается деятелями культуры, социологами. Прошедший конкурс просто кричит об этой проблеме, поскольку ощутить ее негативное влияние мог каждый.

За двенадцать лет конкурс, скорее, теряет престиж, чем приобретает его. Поэтому в нем не стремятся участвовать опытные хореографы, знающие себе цену, не стремятся приезжать издалека хореографы, работающие в профессиональном искусстве. Еще раз подчеркну — это не упрек организаторам конкурса, им нужно только поклониться. Понимая, что нужность такой творческой акции необходима, что необходимость проведения конкурса или других подобных мероприятий, где выявляются одаренные творческие личности, дается стимул начинающим, где выявляются результаты того, что мы имеем, — состояния хореографического искусства, они проводят свой конкурс, даже если он не обеспечен самыми необходимыми средствами.

В Свердловской области — в Екатеринбурге и других городах проводится около 15 различных фестивалей и конкурсов профессионального и любительского хореографического искусства. Областные власти активно поддерживают их проведение. Хореографическое творчество среди населения массово и очень популярно, особенно среди детей, так как всем понятно, что это сильнейший аспект воспитания и развития, способ вовлечения в творчество всех направлений. Почему же в челябинском регионе нет должной поддержки этому на государственном уровне? В области не регулярно, но проводится только пять фестивалей. Поддерживаются областными или городскими властями еще меньше.

Получается, для балетмейстера нет условий для мотивации собственного совершенствования, стремления создать уникальное произведение, получить достойную оценку высоких специалистов. Отсутствие имиджа конкурса, его престижа не порождают серьезной конкуренции. А раз нет статуса, который формирует материальное обеспечение, достойной организации, солидного призового фонда, представительного жюри, уважительного отношения к участникам — нет и стимула для дальнейшего участия, собственного развития.

Выходит конкурс не нужен? Ведь вдохновение берется от нужности. А когда ее не ощущаешь?

Я уверен и знаю — у нас в области много талантливых людей, которые могут стать прекрасными балетмейстерами в том числе. Очевидно, что нужна другая культурная политика властей нашего региона.

Владимир Пона,

балетмейстер, Челябинский театр современного танца

 


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты