Новые русские сериалы с фестивального «Движения»

29 Апреля 2014 Автор: Ткачев Евгений Валерьевич
Новые русские сериалы с фестивального «Движения»

На завершившемся на днях в Омске 2-м национальном кинофестивале дебютов «Движение» состоялась премьера трех сериалов, которые в дальнейшем будут показаны на Первом канале. «ЮП» рассказывает о том, какие телеистории ожидают зрителей.

На завершившемся на днях в Омске 2-м национальном кинофестивале дебютов «Движение» состоялась премьера трех сериалов, которые в дальнейшем будут показаны на Первом канале. «ЮП» рассказывает о том, какие телеистории ожидают зрителей.

«Переводчик»: из нуля в герои

— Объяснять, почему мы показываем мини-сериал в конкурсной программе, я не буду, — объявил перед презентацией «Переводчика» программный директор фестиваля, кинокритик Стас Тыркин. — Настоящее кино скоро окончательно переедет на ТВ, а в кинотеатрах останутся одни спецэффекты.

Понятно, что эта тенденция касается, прежде всего, Америки, но и в России она тоже начинает потихоньку ощущаться. Что касается четырехсерийного «Переводчика» Андрея Прошкина (для него это дебютный проект на ТВ), то он, как и заокеанские «Во все тяжкие» (Breaking Bad), наглядно иллюстрируют известную максиму: с наукой нигде не пропадешь.

Однако если герой американского сериала — учитель химии Уолтер Уайт (Брайан Крэнстон) — оказался вынужден варить метамфетамин, потому что заболел раком, а семью после своей смерти обеспечить как то надо было, то персонаж Виталия Хаева — Андрей Петрович Стариков, тоже школьный учитель химии, неуловимо похожий на Элтона Джона — начал, пусть и не сразу, изготавливать бомбы, когда его родной город оккупировали немцы.

Действие «Переводчика» происходит во время Великой Отечественной войны, когда разница между героем и трусом чрезвычайно тонка: за человека подчас все решают обстоятельства. «Переводчик», собственно, как раз и рассказывает о том, как чужая война становится своей. К счастью, он лишен натужного пафоса и максимально честно пытается показать людей в экстремальных ситуациях. Периодически Прошкин, правда, понижает планку, но, очевидно, что эта игра на понижение обусловлена телевизионным форматом, когда режиссер задается целью доходчиво объяснить зрителю простые, казалось бы, вещи. В итоге «Переводчик» не гнушается лобовых приемов (особенно это чувствуется в финальной сцене). Местами сериалу не хватает тонкости, но ее отсутствие пытаются искупить исполнители главных ролей — Виталий Хаев и Карина Андоленко, — которые на фестивале были удостоены наград за лучшую мужскую и женскую роль.

«Седьмая руна»: ненастоящий детектив

Другим, не менее амбициозным проектом, заявленным на «Движение», стала «Седьмая руна». Попытка сделать детективный сериал уровня «Твин-Пикса», да еще с мистической подоплекой (за сценарий отвечали фантасты Марина и Сергей Дяченко) обернулась если не провалом, то пока не оправдала возложенных на нее ожиданий. В «Руне» много заимствований из хороших американских и британских сериалов. Например, Юрий Колокольников играет следователя Олега Нестерова, явно списанного с Шерлока Холмса Бенедикта Камбербатча (только вместо дедуктивного метода он использует практику, зиждущуюся на анализе тембральной окраски: то есть он понимает — врет человек или нет по его голосу).

История же крутится вокруг убийства Алисы Кротовой, в котором, скорее всего, замешены потусторонние силы, как и в том же «Твин-Пиксе». Только в отечественном варианте они играют в какую то непонятную игру, разгадка которой, хочется верить, последует в финале: всего сериал состоят из пяти серий. На фестивале же были показаны первые две, причем вторая получилась поинтереснее и динамичнее первой. Есть надежда, что к пятой паровоз сюжета разгонится таким образом, что можно будет не обращать внимания на плохо написанные диалоги и несуразицы, которыми подчас бесстыдно изобилует «Руна».

«Куприн. Яма»: огни притона

Также на «Движение» были показаны первые две серии сериала «Куприн. Яма» Влада Фурмана, который тоже будет состоять из пяти серий, но на этом не закончится: ожидается экранизация других литературных произведений Александра Куприна. Поэтому неудивительно, что «Яма» начинается стильной заставкой в виде книги, которая пролистывается от одной истории к другой, пока идут начальные титры.

"Яма" следует сюжету повести Куприна, местами разве что отступая в деталях, плюс его действие микшируется с еще одним рассказом автора   «Гранатовым браслетом». У «Ямы» крепкий актерский состав (так, например, самого Куприна непротивно играет Михаил Пореченков, а проституток из публичного дома артистки в диапазоне от Светланы Ходченковой до Дарьи Екамасовой) и предсказуемо прекрасная драматургия.

Учитывая тот факт, что Фурман режиссер не только кино, но и театра, он в этой истории отлично работает на границе этих искусств. И эта его пограничная зона оказывается крайне увлекательной.


20.02.2020 | 12:52
Улыбка маэстро. Единственная на Урале женщина-аккордеонист отмечает юбилей

…Из этого крохотного подвальчика не увидишь оперного театра, хотя глухие стены как раз «смотрят» на него. Два века назад здесь, возможно, ютился кто-то из прислуги дома Жуковских, а сегодня проходят репетиции ансамбля «Маэстро Аккордеон», которому совсем недавно исполнилось 30 лет.

30.12.2019 | 11:26
Египет в бронзе. Скульптор из страны фараонов открыл в Челябинске памятник соотечественнику

С этим удивительным человеком мы встретились в Челябинском институте культуры на открытии изваянного им бюста знаменитого соотечественника, египетского писателя Нагиба Махфуза.

24.03.2015 | 12:54
«Не метод, а обстоятельства». Антон Долин о том, как стать народным кинокритиком

Специальным гостем челябинского фестиваля «Открытая книга», проводимого лицеем № 31, стал известный московский кинокритик, радиоведущий, автор нескольких книг Антон Долин

Новости   
Спецпроекты