Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Душа болит. Почему психические болезни у детей выявляют зачастую в запущенной стадии

15 Октября 2018 Автор: Елена Подольская Фото: Вячеслав Шишкоедов
Душа болит. Почему психические болезни у детей выявляют зачастую в запущенной стадии


Более 24 тысяч южноуральских детей и подростков наблюдаются у психиатров. Какими душевными болезнями они страдают и как заподозрить начинающийся недуг — об этом «ЮП» рассказала главный внештатный детский психиатр минздрава Челябинской области Татьяна Чижова.

Лишают помощи

— Татьяна Николаевна, как правило, статистика по состоящим на учете не отражает реальной картины заболеваемости. Насколько широка эта вилка в детской психиатрии?

Чижова-психиатр.jpg— По Челябинску вилка невелика. А вот в сельских территориях, где нет детских психиатров, разница может быть очень большой. Часто психические отклонения выявляются лишь на комиссии перед армией. И, к сожалению, многие патологии мы выявляем запоздало.

Хотя и в областном центре есть ситуации, когда «проблемный» ребенок попадает на осмотр к психиатру только перед основным государственным экзаменом. Случается, подросток поступает к нам с суицидальными попытками, и выясняется, что его не принимают педагоги, одноклассники, ему не хочется учиться, жить. А он в силу своих психических особенностей и не должен учиться в общеобразовательной школе. Тогда мы решаем вопрос по льготной сдаче экзаменов и поступлению в ссуз. Больше никаких суицидальных мыслей у него не возникает. Часть диагнозов выставляется во время освидетельствования после правонарушений.

— Чаще всего психические болезни проявляются именно в подростковом возрасте?

— По-разному. Некоторые родители приводят ребенка в 4 года, заметив особенности в его развитии. А бывает и так, что взрослые не видят, а скорее не хотят видеть явных отклонений, и таким образом лишают ребенка своевременного лечения. Как правило, это родители с агрессивной обвинительной позицией. То есть, по их мнению, в болезни ребенка виноваты все вокруг — воспитатели, учителя, соседи и так далее, только не они сами.

— Что же должно насторожить родителей и педагогов в поведении дошколенка?

— Прежде всего, то, что ребенок не может адаптироваться к детскому саду. Если несмотря на грамотные действия родителей и педагогов, ребенок не адаптируется в течение месяца, то нужно разбираться, почему. Детей до 4 лет ведет невролог в поликлинике по месту жительства, после этого возраста — психолог, психиатр. Врач в этой ситуации может выявить интеллектуальное недоразвитие, и тогда ситуацию можно изменить с помощью лечения. Либо у малыша формируются какие‑то личностные особенности, в каждом случае разные.

— Какие самые распространенные психиатрические заболевания у детей в регионе?

— В школьном возрасте — это задержка психического развития, гиперкинетический синдром, больше известный как гиперактивность, и аутизм. Количество аутистов вообще растет в геометрической прогрессии. Но причина, думаю, в более совершенной диагностике и, поймите меня правильно, «моде» на эту тему.

Для школьников еще характерно оппозиционное поведение. Вообще, возраст с 7 до 10 лет — самый спокойный в плане психиатрических расстройств. А вот дальше — растут поведенческие нарушения, эмоционально-волевые, доходящие до депрессий. На фоне депрессий появляются зависимости. Здесь важно, чтобы взрослые вовремя увидели, что с ребенком что‑то не так. У нас был случай, когда подросток в депрессии несколько месяцев пил вино перед школой, и ни один педагог ничего не заподозрил.

Мальчики себя не калечат

— Стало ли больше пациентов с суицидальными попытками?

— В последние полгода суицидальных попыток, напротив, меньше. Вообще, этот показатель стали у нас запрашивать лишь два-три года назад. Раньше мы его даже не отслеживали. Большая часть попыток свести счеты с жизнью — это не результат психического заболевания, а демонстрация, когда ребенок пытается докричаться, достучаться до взрослых или наказать кого‑то из них. Истинных суицидов, которые происходят на фоне психического заболевания, намного меньше.

— Как увидеть разницу между подростковым бунтом и психической патологией?

— Действительно, взрослые часто не видят разницы и думают, что можно обойтись воспитательными мерами. А здесь все гораздо глубже, лучше проконсультироваться с профессионалом. В госучреждениях Челябинской области работают 42 детских психиатра.

— А как родители реагируют, когда узнают о нездоровье ребенка?

— Многие не понимают, что с ребенком действительно что‑то не так. И почти всегда обвиняют в диагнозе педагогов, врачей, друзей — кого угодно, только не себя.

— Кто больше подвержен психическим заболеваниям — мальчики или девочки?

— Не готова сказать. Среди взрослых пациентов больше мужчин, это точно. А вот дети… Могу сказать, что мальчики и девочки по-разному проявляют некоторые свои состояния. К примеру, девочки часто наносят себе повреждения, а мальчики никогда этого не делают. Они в таких случаях устраивают драку и калечат окружающих, но только не себя.

Нездоровые амбиции

— Откуда вообще берутся психические патологии у детей?

— Бывает по-разному. Неблагополучная наследственность, асоциальные семьи, поражение центрально-нервной системы во время вынашивания или в родах и так далее. Случается, когда неврозы или поведенческие нарушения возникают из-за того, что ребенок в силу своих личностных особенностей не укладывается в рамки, которые поставили перед ним взрослые, прежде всего, родители. Это категория семей, в которых мама и папа реализуют свои амбиции за счет ребенка, что и приводит к детским неврозам. Сейчас таких детей все больше и больше.

Иногда родители, напротив, не ставят необходимых рамок для ребенка. Например, без уважительных причин «прогуливают» детский сад или школу. Это тоже идет во вред ребенку и может усилить, развить какие‑то его нездоровые состояния.

— Как лечат детей и подростков с психическими заболеваниями?

— Сначала проводится диагностика. Далее в зависимости от состояния подбираются препараты, к примеру, ноотропы, сосудистые препараты, корректоры поведения. В овощей, как иногда принято думать, мы никого не превращаем. Да, у этих препаратов, как и у любых других лекарств, есть побочные эффекты. Но, во-первых, родители вправе отказаться от их применения. Во-вторых, детей забирают за выходные и постоянно навещают, так что возможность оценить состояние ребенка у родителей точно есть.

Помимо лекарств, используется психологическая коррекция. Дети с нарушенным поведением проходят групповую терапию. Психологи работают с тревогой и агрессией. Есть трудотерапия — рисование, лепка, аппликация, этим занимаются воспитатели. Кроме того, дети у нас учатся по трем разным программам. Эти оценки засчитывают в любой школе.

Хочу сказать, что лечить психические заболевания у детей нужно! Лечение дает результаты. Я в свое время, когда выбирала специализацию, именно из-за этого и пошла в детскую психиатрию. Если у взрослых больше хронических состояний, которые можно только контролировать, то в случае с ребенком лечение может изменить всю его жизнь.

— Как долго идет лечение?

— От двух недель до четырех месяцев. В среднем — 30 дней. Если лечение принудительное, а в последнее время таких детей много, то выписать мы их можем только по решению суда. Каждые полгода такие пациенты проходят освидетельствование.

Станьте друзьями

— По-вашему, какова главная ошибка современных родителей в воспитании детей?

— Думаю, в чрезмерной опеке. Мы так любим своих детей и готовы их от всего оградить, даже от посильных им препятствий, чем только вредим им. Стрессы, которые ребенок бы мог перенести и справиться с ними самостоятельно, в его жизнь нужно допускать. Дети, растущие под родительским колпаком, не умеют принимать решения и в подростковом возрасте могут попасть под дурное влияние. Еще с ребенком очень важно выстроить доверительные отношения.

Еще в медицинском вузе нам рассказывали, что детство делится на периоды «хочу» и «надо». Эти периоды сменяют друг друга. До года у малыша период «хочу», когда с него ничего не требуют. С года до трех — «надо», когда малыш учится самостоятельно одеваться, убирать игрушки, кушать. После трех лет опять период «хочу» — в это время от ребенка можно требовать только то, чему он научился ранее. С 6 лет до 10-11 лет — возвращается «надо». Вот как раз этот возраст надо поймать, чтобы подружиться с ребенком, выстроить с ним доверительные отношения и приучить его выполнять какие‑то дисциплинарные требования. Дальше начнется период «хочу», и если вы не успеете договориться с ребенком до этого возраста, — будет поздно.

— Как это сделать?

— Прежде всего, не быть для ребенка одним только «карательным органом». Если ребенок поступил плохо, не обрушиваться на него с криками и угрозами, а потихоньку, но четко объяснять, почему это плохо и что при этом чувствуют другие люди. Тогда у вас будет больше шансов, что в подростковом возрасте ребенок со своими проблемами придет к вам, а не к приятелю или в интернет.

Цифра

1983 пациента пролечено в психиатрических детских и подростковых отделениях (в Челябинске и Магнитогорске) в 2017 году

Вчера | 12:14
Технобум в глубинке. Какие кружки и секции открылись для школьников на Южном Урале

В этом году в системе дополнительного образования Челябинской области откроется 4985 мест благодаря проекту «Успех каждого ребенка». Попробовать себя в разных направлениях от спортивных до технических смогут в равной степени и ребята из больших городов, и школьники из глубинки.

21.10.2020 | 12:47
В Челябинске обсудили взаимоотношения в многонациональной молодежной среде

Представители более 20 российских вузов собрались в Южно-Уральском государственном гуманитарно-педагогическом университете, чтобы обсудить актуальные вопросы безопасности.

Вчера | 16:24
Алексей Текслер выступил на форуме ШОС+ с предложениями о сотрудничестве и поддержке

Губернатор подвел итоги работы первой площадки международного форума.

Вчера | 14:06
Врач из Челябинска рассказала, когда нужно вызывать неотложку

Больной с симптомами ОРВИ и коронавируса должен оставаться дома.

Новости   
Спецпроекты