Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Таблетки не будет. Почему в Челябинской области растет заболеваемость раком

5 Февраля 2020 Автор: Елена Подольская Фото: Людмила Ковалева, Вячеслав Шишкоедов
Таблетки не будет. Почему в Челябинской области растет заболеваемость раком


Как лечат онкологических больных сейчас, как будут лечить через 30 лет и почему профилактики злокачественных образований не существует? «ЮП» поговорила с главным онкологом региона, академиком РАН Андреем Важениным и узнала, что волшебной таблетки от рака нет, но не все так страшно, как кажется.

Эпидемия или накопление?

— Заболеваемость раком на Южном Урале меньше общемировой, но выше, чем в среднем по России, и почти не отличается от цифр в других мегаполисах. Ежегодный прирост — 2-3 %. Никакой эпидемии нет. Есть, как говорят врачи, накопление контингента. Это те пациенты, диагноз которым был выставлен 5, 10, 20 лет назад, они пролечились и находятся под наблюдением онкологов. Сейчас в области более 90 тысяч таких «бывших» больных. Эти люди наблюдаются у онкологов пожизненно и далеко не всегда умирают от рака.

Иногда рост заболеваемости связывают с прогрессом в диагностике. Но это не так. Человек с онкологическим заболеванием не может годами жить и не замечать своего состояния. Если, допустим, рак легкого или желудка не выявили в этом году, то в следующем уже будет развернутая клиника. Правда в том, что благодаря диагностике онкологическое заболевание можно поймать на ранней стадии, когда шансы загнать его в ремиссию очень велики.

«Маяк», гены и экология…

— Рост заболеваемости раком — это плата за жизнь в урбанизированном обществе и увеличение ее продолжительности. Авария на «Маяке» здесь ни при чем. Последствия ядерной катастрофы на Южном Урале давно уже нивелированы, и сегодня «Маяк» — одно из самых чистых предприятий в регионе.

По статистике, заболеваемость злокачественными новообразованиями в городе выше, чем в деревне. Но в сельской местности она тоже растет, хотя там и другие векторы. К примеру, высокий процент онкологических заболеваний фиксируется в малопромышленных районах близ Еткуля и Южноуральска. Вероятно, это связано с тем, что рядом работает Троицкая ГРЭС. На селе в этом смысле свои беды: гербициды на полях, алкоголизм, курение, плохое питание.

Нельзя говорить и о предрасположенности к злокачественным заболеваниям. Рак — это не наследственная болезнь. Другое дело, что от бабушек и дедушек мы получаем не только дачи и гаражи, но и особенности функционирования организма, которые могут стать благоприятной почвой для развития того или иного вида рака. Другим «наследственным» фактором может стать образ жизни, принятый в семье. Объективно там, где помногу и часто едят жареное мясо, будет больше рака кишечника, чем у соседей, предпочитающих овощи. Но не стоит думать, что какая-то особая диета убережет от рака. Питание в принципе должно быть разумным. В жизни должно быть место и шашлыку, и рюмочке, и прочим человеческим радостям, но всего этого должно быть в меру.

Вообще, когда меня спрашивают о причинах роста заболеваемости раком, я напоминаю о том, что человек в принципе смертен и подвержен болезням. А еще есть афоризм, что каждый должен умереть от своего рака, но не каждый до него доживает. Если порассуждать, то действительно, человек в свое время перестал погибать от голода и холода, потом от войн и многочисленных инфекций, таких как оспа, чума, тиф, туберкулез. Но в природе так устроено, что биологический вид не должен доминировать. И теперь у научившегося справляться с этими бедами населения все чаще появляется сахарный диабет, атеросклероз, рак, которые, в общем-то, и останавливают экспансию homo sapiens.

Важенин_Шишкоедов_врачи_DSC7585.jpg

Профилактики нет, есть диагностика

— Профилактика онкологических заболеваний — это в известной степени профанация. Предупредить, к примеру, кишечную инфекцию можно, если соблюдать правила гигиены. В онкологии подобного нет и быть не может. Ну как профилактироваться, живя рядом с автомобильной дорогой или в зоне выбросов ГЭС или питаясь современной едой и в современном же ритме? Другое дело ранняя диагностика. На начальных стадиях мы управляем процессом и можем достигать хороших результатов в лечении. При запущенных стадиях процесс управляет нами.

Самая простая «профилактика» рака — общая культура и внутренняя дисциплина. Пока человек сидит дома на диване и смотрит сомнительные телешоу, вся медицинская наука бессильна. Хотя должен отметить, что в регионе доля тех, кто проходит профилактические обследования, с каждым годом растет.

Сразу скажу: чтобы обнаружить рак, не надо проверять весь организм и на самых дорогих аппаратах. Есть простые и доступные технологии. Они включены в программу диспансеризации и дают хороший эффект. Часто достаточно обычного осмотра и пальпации. Если по Челябинской области в первой стадии рак обнаруживают в 55-57 % случаев, то после диспансеризации доля возрастает до 80 %. Кстати, до 60 % опухолей молочной железы у женщин выявляют их же мужчины.

Важенин_Шишкоедов_лаборатория_DSC7519.jpg

Три кита в лечении

— Сейчас постоянно появляются сообщения о новых, даже «прорывных» методиках лечения рака. Популярно обсуждать, к примеру, иммунотерапию, хотя эта методика была известна еще лет двадцать назад. Просто она довольно медленно внедрялась в практику, а года два-три назад ее кто-то хорошенько раскрутил.

Препараты для противоопухолевой лекарственной терапии злокачественных новообразований на самом деле меняются, и это нормальное эволюционное развитие фармакологии. Меняются и протоколы в части гормонотерапии, иммунотерапии, хирургического лечения и так далее. Рак сейчас лечат иначе, чем, скажем, двадцать лет назад. Многое, конечно, зависит от локализации опухоли, но в конце 1980-х — начале 1990-х доминировал хирургический метод, позже появилась химиотерапия, лучевая терапия. С тех пор доля хирургического лечения в онкологии уменьшилась. Когда я начинал работать, экономная, то есть максимально сохраняющая орган, операция при раке молочной железы считалась у хирургов дурным тоном. Сейчас мы больших резекций, полных удалений почти не делаем. Поскольку появилась эффективная химио- и гормонотерапия, лучевая терапия. Появились операции, которые сохраняют и орган, и его функцию. Иной стала лучевая терапия, в это направление приходит «тяжелая» техника. Онкологи работают уже с третьим поколением ускорителей и гамма-аппаратов. Лечение рака во всем мире, и в этом отношении Челябинская область не исключение, основывается на трех китах: хирургия, лучевая и противоопухолевая и лекарственная терапия. А результатом лечения должна стать длительная ремиссия заболевания. Да, это удается далеко не всегда, но к раку сегодня все больше относятся как к хроническому заболеванию, с которым живут.

Важенин_Шишкоедов_томография_DSC7555.jpg

Вернуть к жизни

— Проблема в том, что система реабилитации раковых пациентов у нас поставлена очень слабо. Задача врачей-онкологов всегда сводилась к излечению пациента, а восстановление и возвращение его к привычной жизни отодвигались на второй план. Недавно вышел приказ, по которому мы в диспансере будем открывать центр реабилитации пациентов. Благодаря этой помощи у наших пациентов повысятся шансы адаптироваться к жизни после терапии. Вообще, я убежден, что онкологический пациент должен вести максимально привычный образ жизни, не истязать себя диетами и прочими ограничениями, не выпадать из социума.

По волшебству — у мошенников

— В онкологии только жулик или дурак могут гарантировать 100-процентный успех лечения. Развею еще один миф о том, что как-то по-разному рак лечат в Санкт-Петербурге, Германии, Израиле или Челябинске. Протоколы лечения онкологических заболеваний идентичны во всем мире. Сыворотки какие-то волшебные, сбор бешеных денег и прочее относятся, если хотите, к бесовству, безумию, мошенничеству и банальной безграмотности.

Еще говорят, что излечивает позитивный настрой. Но это тоже из разряда сказок. Развитие болезни — это чистая биология. Другое дело, что позитивное отношение по-другому окрашивает жизнь заболевшего человека и помогает преодолевать все трудности, сопутствующие лечению. За счет этого человек лечится в нужном объеме и не сходит с дистанции раньше времени.

Важенин_Людмила-Ковалева_лк-c-5179.jpg

Онкология будущего

— Уверен, что, скажем, и через тридцать лет универсального лекарства от рака не будет. Как и сейчас, многое будет зависеть от стадии, на которой заболевание выявлено. Лечение злокачественных новообразований в будущем станет еще более индивидуализированным. Если лет тридцать назад онкологам было достаточно морфологического исследования тканей (рак или нет), то сейчас существует целый набор тестов для определения вида и особенностей опухоли. Наверное, через десятилетия будет меньше калечащей хирургии. Вполне вероятно, что вырастет роль лучевой контактной терапии. Но, думаю, лечение будет основываться на той же триаде: хирургия, лучевая терапия и лекарственная терапия, включая гормоно-, химио- и иммунотерапию. Универсальной таблетки от рака не будет никогда.

10.07.2020 | 15:31
Удар теплом. Как пережить жаркое лето на Южном Урале

В Челябинской области установилась аномально высокая температура воздуха. Медики заявляют, что в группу риска при такой погоде попадает абсолютно каждый человек, и рекомендуют не находиться на улице в период с 11 до 15 часов.

09.07.2020 | 14:57
Как южноуральским школьникам стать волонтерами

Добровольческое движение в Челябинской области насчитывает порядка 9 тысяч детей.

03.07.2020 | 17:53
Детей с коронавирусом будут лечить по новым рекомендациям

Минздрав изменил алгоритм противовирусной терапии маленьких пациентов.

03.07.2020 | 08:43
В Челябинске росгвардейцы выезжают на вызовы со «скорой»

В этом году машины «03» оснастили тревожными кнопками с выходом на пульт вневедомственной охраны.

Новости   
Спецпроекты