Там, где сегодня Челябинский оперный, торговали ювелиры

9 Июля 2014
Там, где сегодня Челябинский оперный, торговали ювелиры

Сколько сегодня в нашем городе мастеров ювелирного дела — и не сосчитать! Однако с чего начиналась в Челябинске эта весьма специфическая индустрия? Уже много лет челябинский краевед Алексей Яловенко пытается ответить на вопрос: кому и когда в Челябинске высочайше было дозволено заниматься производством и торговлей ювелирных украшений.

Сколько сегодня в нашем городе мастеров ювелирного дела — и не сосчитать! Однако с чего начиналась в Челябинске эта весьма специфическая индустрия? Уже много лет челябинский краевед Алексей Яловенко пытается ответить на вопрос: кому и когда в Челябинске высочайше было дозволено заниматься производством и торговлей ювелирных украшений.

Золото на пробу

— Когда именно стали торговать золотыми украшениями в Челябинске, в точности установить пока не удалось. Но вот о чем поведали наши архивы. Первое упоминание мной было найдено в документе от 1800 года. В нем говорится о некоем долге челябинских купцов за пробирную палатку (палатка, судя по этой статье, существовала и раньше). Потом была статья за 1833 год. Очевидно, примерно в эти годы и стали торговать в нашем городе золотыми и серебряными изделиями.

— Вообще, сама проба золота и серебра, как и методы ее определения, были известны еще с древности…

— Да, известно, что на пробирном камне пробы золота и серебра определялись у древних греков еще с VI века до нашей эры. А вот у нас на Руси в силу исторических особенностей клеймение появилось позже, чем в других странах. И сам Пробирный надзор в России существует лишь с XVII века. Впрочем, на Руси еще до Петра I было известно примитивное опробование золота и серебра так называемым огненным способом — им пользовались купцы и мастера золотых и серебряных дел. В то время ювелирное искусство в нашем Отечестве существовало только в религиозных центрах и, в основном, работало для культовых организаций и для удовлетворения запросов высшей знати Руси.

В 1700 году, после «монетной реформы» Петра I, издается указ, который и считается началом клеймения изделий из драгметаллов. Изначально были введены четыре пробы для золота и столько же для серебра.

— Клеймение было прерогативой столицы?

— Это так. Клеймение золота и серебра в то время производилось исключительно в Москве, в Серебряном ряду, который являлся единственным местом во всей России, где законом разрешалось торговать изделиями из драгоценных металлов. Для управления Серебряным рядом назначались старосты, осуществлявшие контроль за торговлей, чтобы та шла согласно царскому указу. Ведь драгметаллы по пробе соответствовали установленным образцам. Они так же проверяли весы и гири.

— Что представляло собой первое российское клеймо?

— Иначе его называли московским. Такое клеймо представляло собой двуглавого орла, сопровождавшегося датой, выраженной славянскими буквами. Оно относится к 1651–1652 годам. Первые клейма еще не являлись показателем пробы в точном смысле этого слова. Клеймо лишь указывало, что серебро не хуже признанного законом образца, но сам образец не имел точно определенной пробы.

Первые «пробирные палатки» организуются: в Москве — в 1729 году, в Санкт-Петербурге — в 1735 году.

В России государственное клеймение изделий из драгоценных металлов узаконено в 1613 году (серебряных), в 1700 году — золотых, в 1927 году — платиновых, в 1956 году — палладиевых.

— О чем говорится в найденных вами архивных документах?

— Второй документ, по времени, который мне удалось найти, это: «Отношения Уфимского городового магистрата о сборе денег с купцов на уплату жалованья и устройства палатки пробирному мастеру, выписки из журналов заседаний думы по отношениям за май 1833 г. — январь 1864 г.». И говорится в нем о сборе денег с купцов на существование пробирной палатки в городе Уфе. Пробирная палатка — это учреждение по клеймению золотых и серебряных изделий. А без клеймения, как известно, продавать золотые и серебряные изделия нельзя. Палатка та была учреждена одна — на все города Оренбуржья.

Из этого документа следует, что нужно было собрать с купцов для палатки 1038 руб. 90 и ¼ копейки. И эти немалые деньги как раз и шли на функционирование палатки.

— Сколько же было купцов в то время?

— Вообще этот документ весьма любопытен именно своим полным списком купцов. Всего их в Оренбургской губернии в 1832 году насчитывался 1041 человек.

В самом Оренбурге купцов второй гильдии было три человека, третьей гильдии —129 человек, один дворянин и семь иногородних. Для сравнения, в Челябинске проживало в то время три купца второй гильдии, 37 — третьей гильдии, в Троицке соответственно — четыре купца второй гильдии, и столько же, то есть 37 — третьей гильдии. В Верхнеуральске жили купцы только третьей гильдии. И их тоже, как ни странно, было 37 человек. Примечательно, что в Стерлитамаке в том году было зарегистрировано 155 купцов третьей гильдии. Рекорд же поставила Сеитовская (Каргалинская) слобода, где жили 293 (!) купца третьей гильдии.

Еще одна архивная находка отмечена 1846 годом: «Дело об отпуске денег на содержание пробирного мастера и ученика также на освещение и отопление пробирной палатки». В этом документе, помимо распределения денег на пробирную палатку, сказано, что фамилия пробирного мастера Иосиф Серебряков и он увольняется вследствие ослабления зрения из-за возраста. А на его место присылается унтер шихмейстер 3-го класса Забурдин из департамента Горных и соляных дел, на основании предписания штаба корпуса горных инженеров с 6 октября 1846 года.

Одно интересное замечание: в этом документе говорится, что мастеров, занимающихся золотыми и серебряными делами в Челябинске, на тот момент нет.

На имя императора

— Кто же давал разрешение на эту деятельность?

— Ответ на этот вопрос может дать документ от 12 декабря 1850 года: «Дело о выдаче купцам Акинфу Плотникову и Андрею Мотовилову свидетельств на торговлю золотыми и серебряными изделиями». В заявлении, на гербовой бумаге за 15 копеек, в частности, написано: «На имя Великого государя императора Николая Павловича. Просит Челябинский 3-й гильдии купец Акинф Петрович Плотников. Нужно мне получить от оной думы по здешнему городу торговлю золотыми и серебряными изделиями в собственной моей лавке гостиного ряда под № 3 узаконенное свидетельство для чего Всеподданнейше прошу. Чтоб повелено было означенным свидетельством снабдить, 12 декабря 1850 года. Челябинский купец, крестьянский сын, Акинфий Петрович Плотников руку приложил». И 13 декабря Челябинской городской думой выдано разрешение на право торговли.

Аналогично первому от челябинского купца 2-й гильдии Андрей Андреевича Мотовилова, мещанского сына, 19 декабря подано прошение. Выдано разрешение 22 декабря 1850 года.

Разрешить торг золотом

— То есть это и были первые в Челябинске торговцы золотыми и серебряными изделиями?

— Совершенно верно. А первым изготовителем, серебряных дел мастером, стал 22 января в 1853 году некий крестьянин Евтифей Ильич Заковаев. Вот что он пишет на бланке с водяными знаками за 15 копеек, в городскую думу: «Просит Костромской Губернии вотчины графа Виктора Панина крестьянин Евтифей Ильич Заковаев. Я намерен производить в 1853 году в городе Челябинске серебренные изделия, на что желаю получить от городской думы свидетельство о разрешении».

Городская дума выдала свидетельство крестьянину Заковаеву 22 января 1853 года. Это и есть первый челябинский изготовитель ювелирных серебряных изделий.

Позднее, в 1861 году были получены разрешения от Челябинской городской думы: купцу третьей гильдии Алексею Андреевичу Мотовилову. Ему дозволялось вести торг золотыми и серебряными изделиями около Христорождественского собора, палатка № 25 (ныне площадь напротив оперного театра. — Ред.). Среди тех, кто получил заветное разрешение, были крестьянин Костромской губернии, проживающий в Челябинске, Василий Иванович Ратьков — на производство серебряных изделий, купец третьей гильдии Петр Андреевич Мотовилов (разрешен торг золотыми и серебряными изделиями в лавке гостиного двора № 16), купец второй гильдии Василий Андреевич Мотовилов (разрешен торг золотыми и серебряными изделиями в лавке гостиного двора № 15), купец третьей гильдии Василий Дмитриевич Самохвалов (разрешено производить торг золотыми и серебряными изделиями в лавке гостиного двора № 4).

— А представительницы прекрасного пола среди торговцев золотом были?

— Да, были. Так, разрешение на торговлю серебряными и золотыми изделиями на ярмарках в 1864 году получила вдова Ирина Андреевна Шихова.После смерти Ивана Андреевича, внука родоначальника челябинской династии Шиховых, его жена Ирина Андреевна приняла дела супруга на себя. Вскоре она решила записать свою семью в торговое сословие. После оформления необходимых документов и уплаты пошлин Шиховы стали купцами — вначале третьей гильдии, затем — второй.

Примечательно, что сын Ивана и Ирины Шиховых — Михаил, был не только купцом, но и участвовал в управлении городом. Долгие годы он состоял гласным городской думы, а в 1889—1892 годах занимал пост челябинского городского головы. Но это уже, как говорится, другая история…


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты