Уроки Караковского

30 Сентября 2014 Автор: Гайнуллин Марат Шавкатович
Уроки Караковского

Он никогда не предавал человека, который за него пошел на расстрел

 

Он никогда не предавал человека, который за него пошел на расстрел

Он очень долго и мучительно привыкал к Москве. Но за три с половиной десятилетия все-таки привык к этому городу и теперь считает Москву тоже своим родным. Но Челябинск для него — город святой. Потому что, по его собственному признанию, он здесь не только сложился как человек, но и как педагог. Как гражданин. Все, что было заложено в нем хорошего, — это заложено Челябинском.

Трагедия одного рождения

История его рождения одновременно довольно романтическая и трагическая. Некоторые люди, зная, что у него много всяких почетных званий и наград, думают, что он везунчик. Это неправда. Прежде всего: он не знает своей мамы. Она умерла во время родов. Ее предупреждали, что это опасно. Но она так хотела иметь ребенка, что рискнула и… погибла. А ее ближайшая подруга, Роза Петровна Караковская, тоже мечтала о ребенке, но не могла иметь детей по разным причинам. И его мама по рождению договорилась с ней, что если что то с ней случится, то она должна взять рожденного ею ребенка под свою опеку — усыновить или удочерить. Поэтому сразу после своего рождения он был усыновлен семьей Караковских. Случилось это в Свердловске в 1932 году. Но в этом городе он прожил с родителями только два года. И сразу переехал в Челябинск. И поэтому настоящей родиной своей он считает Челябинск.

Отец его по рождению — Александр Волгин. Он жил в Перми — у него с ним не было контактов. После смерти родной мамы он не искал встречи с ним. У него была своя большая семья, и сам Володя тоже не стал ему навязываться.

Семья Караковских — это учительская семья. И первое знакомство с профессией у него происходило дома. Воспитывался на педсовете. Мама ходила в школу, Володю же не с кем было оставить и она брала его с собой. Ему выделяли последнюю парту, давали бумаги, карандаши. Он сидел и рисовал. Но, видимо, подсознательно что то воспринимал, что говорили учителя. Так что его раннее детство прошло в учительской среде.

Сын «врага народа»

А трагическая эта история еще и вот почему. Не только потому, что его мама по рождению ушла из жизни сразу же. Она пожертвовала собой ради того, чтобы он появился на свет. Но было еще и другое. Это 1937 год. Год наиболее активных сталинских репрессий. И так как его отец, Абрам Караковский, был комиссаром во время гражданской войны, коммунистом убежденным, то неудивительно, что он подвергся ложному доносу. Автор этого доноса говорил, что директор 37-й челябинской школы Караковский пытался убить Сталина. А о том, как он убить в Челябинске его мог, никто и думать не думал. Потому что ложные доносы были обычным явлением в 30-е годы.

Его арестовали. Заставляли подписать бумагу о том, что он готовил такое преступление. Он отказался. Тогда арестовали маму, Караковскую. И сказали ему: «Мы твою семью истребим! Подписывай лучше!» Но он опять не подписывал. И тогда в одну из ночей взяли его, пятилетнего Володю. Был взят людьми в кожанках, с оружием и посажен в черный «ворон», в котором возили преступников.

В то время Караковские жили в Челябинске на улице Ленина. И у него осталась только бабушка, которая его безумно любила. Она, конечно же, ни за что не хотела отдавать его этим людям, вцепилась в него. И тогда они просто силой ее отшвырнули, а его схватили и увезли в Пермь, в детский дом, в котором собирались со всей страны дети «врагов народа». Везли их, таких же малышей, как и он, в какой то теплушке. Запомнились хмурые охранники со штыками — их везли, как настоящих преступников. И вот, когда отцу сказали, что и сына, мол, твоего взяли, он все-таки подписался. Но с условием: чтобы освободили и сына, и жену. И после этого сразу же пошел под расстрел. Такой вот поступок совершил Караковский-старший, который воспитал маленького Володю. Позднее он узнал, что на самом то деле он не родной ему отец. Мало того, коммунист, а коммунистов сейчас ругают, чуть ли не как фашистов — с такой же силой. Кроме того, они дали ему национальность — они евреи, а он по рождению — русский. Ему говорили: «Откажись от них, ведь ты же русский человек!» А он отвечал им: «Как я могу предать человека, который за меня пошел на расстрел? Ни за что!!!» И на всю жизнь остался Караковским. И евреем. Хотя более русского человека, чем он, по его же признанию, трудно найти…

После того, как отца расстреляли, мама приехала за ним, забрала из детдома и увезла на юг — чтобы как то перебить трагические впечатления. Затем, уже в Челябинске они жили с мамой вдвоем в одной комнате в коммунальной квартире. Он поступил в школу № 48. Мужскую школу — обучение тогда было раздельное…

Тимур — это не имя, а звание!

Когда началась война, он был в третьем классе. Так что понимать, что такое война для советских людей, он уже мог. И первое сильнейшее его впечатление о военных годах — это тимуровское движение в Челябинске. Не было взрослых, которые бы ими занимались — или они на фронте, или безумно заняты. Поэтому тимуровское движение было по-настоящему добровольным, самоуправляемым. Да что говорить: нигде в мире не было такого благородного движения! Володя с ребятами образовал свой тимуровский отряд, нашли подвал, оборудовали его как могли. Кстати говоря, Тимур — это не имя! В войну это было звание! Командир отряда тимуровского так и назывался — Тимуром. И его ребята тоже назвали Тимуром. После всех своих званий и наград этим он до сих пор более всего дорожит — трудно себе представить как…

Ребята пошли работать в госпитали. В Челябинск привозили уже безнадежных. Тех, кого можно было вылечить и вернуть на фронт, тех и лечили где то недалеко от фронта. А в глубокий тыл увозили людей, которые вернуться уже в армию не могли. Поэтому им досталось общение с самыми тяжелыми и самыми геройскими людьми.

— Некоторые потом говорили нам: «А-а, тимуровцы, вы там танцевали, да пели…» — рассказывает Владимир Караковский. — Нет! Не правда! Мы сидели на постели у каждого и писали письма их детям. Потому что у них рук не было! И у меня до сих пор детское представление о войне связано с забинтованным лицом умирающего солдата и запахом гниющего человеческого тела…

Возьмите сына, не пожалеете

И второе, очень сильное впечатление. В Челябинск стали прибывать эвакуированные. У нашего города особое отношение с Питером. Там Кировский завод — такой же, как Челябинский тракторный. И вот тысячи людей, ленинградцев, приехали в Челябинск делать танки. Жить было негде: строительство не велось. И тогда всех ленинградцев стали подселять к живущим челябинцам.

— И к нам с мамой тоже подселили, хотя у нас и была то на двоих одна небольшая комнатка, — продолжает он свой рассказ. — И тут я снова был поражен южноуральцами — их благородством, их бескорыстием. Мы жадно слушали сообщения Совинформбюро. И все время спрашивали: как там, в НАШЕМ Ленинграде? И когда сняли блокаду, то Челябинск ликовал, как в день победы!

Вот эти два сильнейших впечатления о войне и привели меня, как ни странно, в педагогический институт. Потому что я думал: как могу отплатить челябинцам за этот героизм, за эту доброту? И решил: надо их детей воспитывать! И поступил в ЧГПИ. Вначале поступал в Свердловске, экзамены сдал нормально. Но меня не приняли — как сына «врага народа». Помню, как мама пришла к ректору Челябинского пединститута и сказала: «Возьмите моего сына, не пожалеете…» И он взял! И не пожалел…

В 1953 году закончил институт и пошел работать в ту самую школу, которую оканчивал — мужскую, номер 48.

Несмотря на то, что из института вышел с красным дипломом, педагогом себя не чувствовал. Только теперь понял: тогда я играл в педагога! Институт дает лишь теоретические знания. А в педагогике все решает практика. Мне предстояло осваивать профессию по ходу работы в школе. Почувствовал по-настоящему себя учителем только через пять лет работы в школе. А все эти пять лет учился. У кого? У ребят.

Редакция благодарит госархив Челябинской области за помощь в подготовке материала

 Продолжение следует

 

Досье «ЮП»

Владимир Абрамович Караковский (родился 14.02.1932 в Свердловске), педагог, доктор педагогических наук, заслуженный учитель школы РСФСР, народный учитель СССР, член-корреспондент РАО. Сын педагога А. З. Караковского. С 1962 директор CШ № 1 им. Ф. Энгельса Челябинска (получила название «школа Караковского»). Под его руководством коллективом школы собран материал о выпускниках, погибших в Великую Отечественную войну, в 1970 году сооружен им памятник «Алеша». Инициатор проведения коммунарских сборов, Дня памяти погибших, один из авторов концепции педагогики сотрудничества. С 1977 директор школы № 825 Москвы. Под его руководством открыты педагогические классы. Опыт работы Караковского обобщен в России и за рубежом. Поддерживает связи с Челябинском, встречается с выпускниками школы № 1, многие из которых стали учителями. Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» 4 й степ. (2003). Лауреат премии им. Ленинского комсомола, народной премии «Светлое прошлое» (2005).

 

Читайте также:

               В регионе стартовал новый просветительский проект «Они создавали Челябинскую область»

                 В предсмертных письмах Михаил Советников завещал сохранить честь своих близких

      «Святой» областного масштаба. Кузьма Рындин был из народа, и народ его любил

     Николай Патоличев часто повторял: «Доченька, как же я устал…»

     Как Яков Осадчий в головах и цехах порядок наводил

     Сегодняшний герой рубрики «Они создавали Челябинскую область» — один из директоров легендарной Магнитки Леонид Владимирович Радюкевич

     Еще раз об Осадчем

    Челябинцы так и не пригласили к себе танкоградца № 1 Исаака Зальцмана

   Галерея героев

              Гений металлургии

      Им снова 17 лет…

             Оттолкнувшись ногой от Урала

   И сказал тракторам: «Поехали!»

Он засветил «Маяк»

Создатели атомного сердца

 


Сегодня | 16:42
Лещ под берегом. За новогодним уловом рыбаки отправились на озеро Касагалы

— А че? А где уже мы? Когда приедем? — Приподняв взъерошенную голову, Валерик мутно уставился на мелькающий за стеклом зимний пейзаж. — Что-то не пойму, Увильды проехали али как?

Сегодня | 16:13
Когда забота стала работой. В Челябинской области ежегодно расширяется список мер социальной поддержки

Согласно статистике, каждый третий житель Челябинской области обращается в подразделения министерства социальных отношений за тем или иным видом помощи.

25.03.2015 | 12:19
Два парада, как одна награда. Баритон Ивана Петрова победно звучал в белоснежных полях под Москвой

Последние гастроли у хориста Челябинской оперы Ивана Николаевича Петрова были в 2002 году, в возрасте 80 лет! За долгую певческую карьеру пел в операх «Травиата», «Риголетто», «Чио-Чио-Сан». А самой первой его партией почти 70 лет назад был Евгений Онегин

17.03.2015 | 10:04
Не ослепнуть в День равноденствия. 20 марта жители Челябинской области смогут наблюдать частное солнечное затмение

Насколько это событие неординарное для Челябинской области? С этим вопросом мы обратились к астроному из Озерска Челябинской области Владиславу Шумкову

Новости   
Спецпроекты