Как привычки южноуральцев не дают в полную силу развернуться местным рыбоводам

24 Октября 2018 Автор: Елена Подольская Фото: Вячеслав Шишкоедов
Как привычки южноуральцев не дают в полную силу развернуться местным рыбоводам


За последние пять лет потребление рыбы в Челябинской области сократилось на 16,5 %. Пока желание южноуральцев рыбку съесть, особенно ту, которую добыли в местных водоемах, сильно сдерживается ее стоимостью и дефицитом мелкой розницы.

В пользу моря

Несмотря на общее падение объемов потребления, в регионе продолжает формироваться внутренний рыбный рынок. Это заметно как минимум по появлению в Челябинске небольших магазинчиков и павильонов, торгующих свежей рыбой, по расширению ассортимента отделов с соленым, копченым и вяленым продуктом, а также по росту числа домашних коптилен, реализующих продукцию в соцсетях и на сервисах объявлений.

Процесс формирования этого рынка, конечно, небыстрый. Тем более что производство товарной рыбы на Южном Урале пошло в рост относительно недавно — начиная с 2014 года, когда были сняты отдельные законодательные препоны для эффективного использования озер. Процесс активизировался полтора года назад, когда тему развития рыбного промысла подняли уже на уровне губернатора. Борис Дубровский обозначил тогда рыбоводство как один из центральных ресурсов для южноуральского агропрома. «Перед нами стоит задача, чтобы к 2020 году товарное рыбоводство и промышленное рыболовство стало одной из важных отраслей регионального АПК наряду с животноводством или растениеводством», — отметил глава региона и поставил задачу к 2020 году втрое увеличить вылов товарной рыбы.

Сейчас ситуация такова, что львиную долю всего объема съедаемой южноуральцами рыбы занимает морской улов. Покупатель идет в основном за мороженой сельдью, скумбрией, горбушей, кетой, треской, камбалой, минтаем и мелкосельдевыми типа мойвы. Из обитателей пресных вод потребитель чаще выбирает карпа, карася, щуку, толстолобика, белого амура, сырка. Примерно такой же расклад, то есть в пользу морского сырья, и по готовой продукции — соленым, копченым и вяленым рыбным тушкам. «Фермерскую» экзотику вроде живого осетра и форели забирают рестораны и имеющий премиум-витрины ретейл, однако доля челябинской продукции в этой категории крайне скудна.

— Рыбоперерабатывающие предприятия строились на Южном Урале в 1970-х годах с расчетом на переработку океанического сырья, — рассказывает директор Чебаркульского рыбозавода Александр Рындин. — По кремлевской директиве местную рыбу южноуральцы должны были кушать свежей. Эта, так сказать, потребительская традиция сохраняется до сих пор. Редкий покупатель возьмет на праздничный стол копченого леща вместо горбуши, а на ужин — вяленую пелядь вместо слабосоленой селедочки. Готовая продукция из местного сырья все-таки имеет своего конкретного потребителя — любителя пива. Что точно могу отметить, особенным спросом в последние годы пользуется копченая и вяленая пелядь.

«Жирный» козырь

Пелядь, рипуса и других сиговых вообще можно смело назвать козырем рыбоводческой отрасли в регионе. На них делают прибыль все местные производители и переработчики рыбного сырья. Остальные виды, как признаются сами производственники, коптят и вялят больше для красивого ассортимента.

— Из местной рыбы перерабатываем только пелядь, — подтверждает генеральный директор рыбоперерабатывающего предприятия «Океан» в Коркино Фаниль Бикбов. — Затраты на ее переработку окупаются за счет высокого спроса у покупателя. Всю остальную пресноводную рыбку: леща, язя, щуку, карпа — пока берем в других регионах — в Казахстане, на Севере, из Приволжья. Так дешевле.

Именно пелядь выращивают на Южном Урале, чтобы поставлять в другие регионы, и как раз из-за этой рыбки, а вернее, ее дефицита, но при этом высокой стоимости на внутреннем рынке, и «страдают» рыбопереработчики помельче.

— Мне кажется, более справедливо поддерживать рыбоводческие предприятия, которые в первую очередь обеспечивают рыбой Челябинскую область и только потом реализуют ее в другие регионы, — рассуждает совладелец рыбоперерабатывающего предприятия в Челябинске «Русская рыба» Андрей Чернев. — Но пока у нас складывается иначе. Пеляди для нашего предприятия по приемлемой для нас цене на рынке нет, ее забирают «жирные» регионы — Москва, Омск, например. Другая рыба спросом не пользуется, поэтому и работаем в основном на морском сырье. Пока доля местной рыбы в нашем производстве не превышает 15 % и в ближайшее время вряд ли вырастет.

С предпринимателем соглашается владелец рыбокоптильного цеха в Озерске Вадим Степин. По его словам, с таким высоким ценником местная рыбка еще долго не составит конкуренцию морскому продукту.

— Если раньше наш цех производил в месяц по 30 тонн, то сейчас едва выходим на 10 тонн, — говорит бизнесмен. — Исходное сырье дорогое, да и цена на него меняется каждую неделю. Усилилась конкуренция со стороны полуподвальных домашних коптилен. В частном секторе вообще в каждом дворе такая коптильня. Понятно, что работают они без каких-либо сертификатов и налоговых обязательств, что, конечно, отражается на цене готового продукта. Кроме того, мы теряем рынок сбыта из-за сокращения розницы. Мелких магазинов почти не осталось, а в торговые сети (пивные точки, кстати, тоже сетевые) просто так не зайдешь. Сетевики все как один требуют сбросить цену на 20 %, дать отсрочку на расчет и внести входные бонусы.

В минсельхозе, курирующем отрасль, высокий ценник на местную рыбу связывают с перекупщиками.

— Если на рыбном рынке убрать звено перекупщиков, то ценник мог бы стать ниже процентов на тридцать, — считает начальник отдела рыбоводства и рыболовства министерства Алексей Екимов. — Кроме того, перед нами стоит задача насытить рынок сырьем, в первую очередь пелядью. Сейчас рассматриваем возможности по вовлечению в оборот для выращивания пеляди еще большего количества южноуральских озер. В этом году планируем выловить в целом 5 тысяч тонн рыбы. Кроме того, для региона важно запустить инвестпроект компании «Бионика» по выращиванию африканского сома с возможностью его переработки. Сейчас компания в ожидании решения банка по кредитованию дальнейшего строительства и установки оборудования. Если кредиторы дадут добро, то предприятие выйдет на минимальную мощность уже к концу 2019 года.

Цифры

20 кг рыбы в год должны съедать южноуральцы по нормам потребительской корзины (из расчета на человека трудоспособного возраста).

137 организаций работает в местном рыболовстве и рыбоводстве, по данным Челябинскстата за 2017 год. В 2009 году в отрасли числилась 151 организация.

1210 южноуральцев заняты в отрасли в 2017 году

4 185 тонн рыбы выловили в регионе в 2017 году

Вчера | 12:40
Возможно ли стройка без «долевки»? Что ждет рынок жилья Челябинской области

Какие перемены происходят в стройкомплексе Южного Урала с переходом от долевого строительства к проектному финансированию? И приведут ли они к повышению качества и доступности жилья?

07.12.2018 | 15:19
Олег Молев: «В Челябинской области растет кредитная активность бизнеса»

Почему банки блокируют счета предпринимателей и физлиц и как с этим бороться? Какова ситуация на рынке кредитования малого и среднего бизнеса? Много ли мошенников на финансовых рынках сегодня? На эти и другие вопросы ответил руководитель Отделения Челябинск Уральского ГУ Банка России Олег Валентинович Молев.

Вчера | 15:27
Пневмония закрывает школы. В Челябинской области регистрируют рост заболеваемости

По данным регионального управления Роспотребнадзора, среди школьников и учащихся рост составил 47 %. По взрослым прирост меньше, но он есть — 8 %.

10.12.2018 | 14:00
В Челябинской области все больше дефицит мужчин

Челябинскстат спрогнозировал количество женщин и мужчин в регионе в 2019 году.

Новости   
Спецпроекты