Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Мастерская на пять рабочих мест

12 Февраля 2009 Автор: Моргулес Ирина Израилевна

На афишах их спектаклей никогда не значатся обычные жанры: трагедия, драма, комедия. Обязательно что-то из ряда вон выходящее: спектакль-акция («Дворовая девчонка» Ребекки Причард), спектакль-подиум («Про них» Ольги Михайловой по «Трем сестрам» Чехова), армейские миниаВАНтюры («Солдатские письма» Елены Калужских), бабский трагифарс («Истребитель класса Медея» Максима Курочкина), школьный remix («Учиться, учиться, учиться» Анны Богачевой)…
Недавней своей премьере — «Количество» Керил Черчилл — дали определение крик-спектакль. У самого театра «Бабы» ЧГАКИ тоже необычное определение — мастерская новой пьесы.

На афишах их спектаклей никогда не значатся обычные жанры: трагедия, драма, комедия. Обязательно что-то из ряда вон выходящее: спектакль-акция («Дворовая девчонка» Ребекки Причард), спектакль-подиум («Про них» Ольги Михайловой по «Трем сестрам» Чехова), армейские миниаВАНтюры («Солдатские письма» Елены Калужских), бабский трагифарс («Истребитель класса Медея» Максима Курочкина), школьный remix («Учиться, учиться, учиться» Анны Богачевой)…
Недавней своей премьере — «Количество» Керил Черчилл — дали определение крик-спектакль. У самого театра «Бабы» ЧГАКИ тоже необычное определение — мастерская новой пьесы.

«Бабья» доля на подмостках

«Бабам» уже девять лет. И все эти годы состав театра неизменен: Алла Точилкина, Наталья Сколова, Янина Кривоспицкая, Ирина Данилова.
Создатель театра, бессменный его художественный руководитель и режиссер-постановщик — профессор кафедры театрального искусства, академик Международной педагогической академии Елена Калужских.

Театр этот полностью порождение нашей академии культуры и искусств. Именно в институт культуры поступила в 1986 году девушка из Новотроицка, что в Оренбуржье, Лена Калужских, в 1990-м окончила с красным дипломом у руководителя курса Виктора Деля и была оставлена на кафедре театрального искусства.

— Все началось, — рассказывает Елена Васильевна, — в 2000 году, когда на выпускном курсе Тенгиза Александровича Махарадзе, под руководством которого я работала, мы сделали спектакль по пьесе Михаила Угарова «Кухня ведьм», а к тому времени у нас уже была постановка пьесы Нины Садур «Чудная баба». На фестивале «Театральные опыты», который проводил в свое время театр «Манекен», нашу «Кухню ведьм» ожидал провал. О работе просто было сказано, что она не стоит обсуждения. Было очень обидно…

— И как вы оправились от этого удара?

— Инга Оболдина, с которой мы вместе окончили курс у Виктора Александровича Деля и дружим, предложила нам приехать в Москву и показать работу там. И вот в Москве, когда на показе присутствовали Михаил Угаров, Елена Гремина, Александр Родионов, Екатерина Нарши, Ольга Михайлова и все были в восторге, а Угаров сказал, что никто еще не ставил его пьесу, как мы, — воспрянули духом…

— Но это означало, что вы нашли своих людей, близких вам по творческим устремлениям. Это была «Новая драма».

— Да. Они пригласили нас на фестиваль в Любимовку, где нам дали пьесу Екатерины Нарши «Тень дерева» и перевод пьесы Ребекки Причард «Дворовая девчонка». Мы показали эти работы, и Эдуард Бояков (он известен как многолетний директор «Золотой маски») сказал, что по уровню это Европа. Мы тогда услышали столько комплиментов, в том числе и от маститых драматургов Александра Казанцева, Михаила Рощина… Они-то и сказали, что нам нужно создать театр, ведь репертуар-то уже есть.

— Почему «Бабы»? Вы заранее хотели попробовать создать театр с чисто женским составом?

— Были уже четыре девочки и четыре спектакля. Такого театра по составу пока нет. Все девочки мои, выпускницы разных лет.

«А будем теперь почковаться»

— Надо было предполагать, что чисто женская труппа сузит репертуарные возможности. Но вот в премьере-постановке пьесы Керил Черчилл «Количество» Янина Кривоспицкая играет отца, а Наталья Сколова трех его сыновей-клонов. Тут мне прием, когда женщины играют мужские роли, показался оправданным, ведь речь идет о клонировании, то есть герои уже вне пола, поскольку необходимость в мужском и женском начале отпала.

Прием помогает обобщению смысла пьесы. Но с другой стороны, мне казалась излишней именно та тщательность, с которой женщины старались играть именно мужчин. Тем более что у Натальи Сколовой, играющей трех совершенно разных по характеру клонов, материала для лепки характеров в пьесе больше, и ей задача давалась легче. А роль отца написана монотоннее, и Янина Кривоспицкая при всем старании не так уверена в том, что делает на сцене. Но понятно, что вы идете на этот прием не оттого, что в театре только девушки, а предлагая его как художественное решение необычной пьесы.

— С первого чтения пьеса Керил Черчилл показалась мне примитивной и малоинтересной, далекой от жизни: какие-то клоны, терзание отца, по вине которого его сын размножен в большом, не известном ни ему, ни самим сыновьям-клонам количестве… Но чем больше я вчитывалась, тем больше глубин в ней находила… — говорит Елена Васильевна.

— Речь вообще-то идет о ближайшем будущем мира.

— Вот именно! Внеполовое пространство…

— Там есть и библейские мотивы: вспоминаются сыновья Ноя Авель и Каин…

— Пьеса могла бы стать очередной «чернухой», если бы не финал, где третий сын, обыкновенный обыватель, не терзается в отличие от первого тем, что он не уникален, не стремится остаться единственным и неповторимым, убивая братьев-клонов, как второй, а счастлив просто жить и находить радости в обыденности: «Да, я учитель математики, у меня трое детей, я иду в парк с ребенком, и настроение, само собой, прекрасное!» А ведь оптимистический финал несвойственен современной документальной драме. Вспомните, чем заканчивается та же «Дворовая девчонка». В оптимизме — новизна пьесы Керил Черчилл, этим она нас и привлекла.

Фото на паспорт общества

Театр-мастерская новой пьесы «Бабы» придерживается того направления в мировом театральном движении, что принято называть «документальным». «Бабы», понятно, не одиноки в этом поиске новых способов разговора со зрителями. На фестивале «Камерата» можно было увидеть знаменитый «Кислород» Ивана Вырыпаева, лабораторно чистый вариант такого спектакля привозили швейцарцы — «Девушка и смерть». Документальный театр, как правило, социально направлен, общественно активен, скуп в выборе сценических средств, работает не столько на эмоциональный отклик зрителей, сколько обращаясь к их разуму.

Такой театр почти не использует декораций. Очень ограниченно применяются костюмы и реквизит. Документальный театр потому мобилен. По сути это возвращение театрального искусства к его истокам: человек посреди площади — и ничего больше.

— Новая драма — это прежде всего новый текст, — говорит Калужских.

В послевоенной Европе этот вид театрального представления весьма популярен (а мы можем вспомнить еще более ранний ТРАМ, агиттеатры, студенческие театры миниатюр 60-х годов…).
Вот уже девять лет пять женщин в ЧГАКИ упорно идут по этой непростой дороге. Все его участницы — сотрудницы академии культуры. Наталья Сколова — аспирантка, Яна Кривоспицкая закончила аспирантуру, Алла Точилкина — доцент, Ирина Данилова — старший преподаватель. Все вместе плюс профессор Елена Калужских. В самом театре работают бесплатно. Играют спектакли редко, в городе заметны, но — в узком кругу.

Это типичный фестивальный театр. То есть на любителя, причем любители перерастают в фанатов.
Театр является лауреатом всероссийских и международных фестивалей, среди них: «Сцена» (Челябинск), «SIBALTERA» (Новосибирск), «Новая драма» (Москва), «Документальный театр» (Москва), «BALTOCKANDAL» (Эстония, Раквере), «APOSTROF» (Чехия, Прага) и другие.
В 2002 году театр «Бабы» представлял Россию в международном театральном сезоне в Англии «STEPS TO SIBERA» (королевский театр «ROYAL COURT» Лондон).
В 2003 году театр «Бабы» участвовал в международном театральном проекте «Дни культуры России в Германии» (Лейпциг, Аален, Берлин).

В 2006 году театр «Бабы» и театр «Lucerna MB» реализовали международный театральный чешско-русский проект «Европа. Женщина на краю. Женщина в сердце» (Прага—Челябинск).
— Что впереди? Поступило предложение из Лиона (Франция),— говорит Елена Калужских. — Там долгосрочный проект по 2013 год. Пока неясно, во что конкретно он выльется, но обмен творческими идеями очевидно будет. Следующий наш проект опять документальный. Мы уже выбрали грант, уже получили от фонда Форда деньги. Это будет ноктюрн северных ветров «Там, где нет солнца» — о женщинах севера. Мы поедем в экспедицию, будем наблюдать жизнь женщин коренных народов Севера, фотографировать, потом обрабатывать увиденное художественно… У нас есть ребята, которые живут на Севере, будем с ними связываться. А дальше — взять пьесу классика Фернана Кроммелинка «Идея господина Дома»…
Там, наверное, тоже возникнет новый текст.
Будем ждать.

21.05.2020 | 17:18
На Солнце ночью полетим. Какие анекдоты рассказывал в Троицке Георгий Гречко

Случайных встреч, как известно, не бывает. И у Вселенной уж точно найдется немало способов, чтобы свести людей в одном месте и в одно время. Тем более когда речь идет о встречах с покорителями этой самой Вселенной.

15.05.2020 | 09:36
Беспартийные ботинки. Какие байки собирает челябинец Владимир Садырин

Мечта всех мальчишек начала шестидесятых — стать космонавтом. Владимир Садырин космонавтом не стал, но, находясь на ключевых постах в регионе, с покорителями Вселенной все же встречался, и не раз. Как, впрочем, и со звездами экрана и мастерами пера.

25.03.2015 | 13:11
Запрещенная пьеса. На сцене златоустовского «Омнибуса»

У молодого, но уже довольно известного писателя был рассказ «Осенью». Два года он пролежал в столе, но потом автор, пробовавший себя в драматургии, решил переделать рассказ для сцены, а переделав, представил его, как и было положено, в цензуру.

06.03.2015 | 11:55
«CHELoBEK ТЕАТРА» — это звучит…

На фестиваль, созванный НХТ, съехались театры России и зарубежья

Новости   
Спецпроекты