На философской завалинке

29 Ноября 2012 Автор: Моргулес Ирина Израилевна
На философской завалинке

О том, что члены арт-клуба «Шляпа» любят ездить и по родной стране, где сколько ни путешествуй, всю не объедешь, и по самым разным уголкам планеты, наши читатели знают.Не только самому узнать нечто поразительное, но и поделиться увиденным с окружающими — обычай членов «Шляпы». Они снимают увиденное на фото- и видеокамеры, а друзья по клубу с искренним любопытством знакомятся с предложенными путевыми дневниками. Как правило, это интересно.

Совместный проект «Южноуральской панорамы» и Киноцентра имени Леонида Оболенского


О том, что члены арт-клуба «Шляпа» любят ездить и по родной стране, где сколько ни путешествуй, всю не объедешь, и по самым разным уголкам планеты, наши читатели знают.Не только самому узнать нечто поразительное, но и поделиться увиденным с окружающими — обычай членов «Шляпы». Они снимают увиденное на фото- и видеокамеры, а друзья по клубу с искренним любопытством знакомятся с предложенными путевыми дневниками. Как правило, это интересно.

Но мы, кажется, слишком увлеклись этим жанром. «Шляпа» стала превращаться в клуб кинопутешествий. Оно, конечно, интересно, но несколько сужает тематику наших встреч.

 

Революция как жанр


Первым задумался над этим хирург, доктор медицинских наук, профессор Сергей Пышкин. Он заговорил о том, что его волновало всегда, а в наши дни — особенно: место интеллигенции в современном мире. Вот так — и не меньше.


Сергею Александровичу не дали договорить: оказывается, тема, что называется, назрела. Решили обратиться к разговору  о месте интеллигента в общем строю. Обратиться не откладывая, на следующей же встрече.


Но ведь надо придать разговору какую-то форму. Речь не идет о том, чтобы уложить обсуждение в четко определенные заранее тематические рамки, а чтобы  каким-то образом направлять ход разговора. Но некие организационные приемы все же нужны.


И тогда вспомнили о цикле передач, который уже много лет идет по каналу «Россия К» раз в неделю по четвергам. Называется он «Культурная революция», ведет известный театровед, в относительно недавнем прошлом министр культуры России —  Михаил Швыдкой.


Нас эта передача привлекла именно четкостью формы. Два человека, о которых заранее известно, что они придерживаются диаметрально противоположных точек зрения на какое?либо явление современной нашей жизни, защищают свои позиции, кратко аргументируя, почему именно пришли к такому убеждению.


В обсуждение включаются присутствующие, которые либо поддерживают мнение кого?то из противостоящих друг другу спорщиков, либо высказывают свои точки зрения, не совпадающие с тем, что утверждают оба зачинщика дискуссии.


У Михаила Ефимовича Швыдкого передача имеет давнюю историю и потому уже должна бы идти, как по накатанной колее, непременно приходя к логическому, хорошо аргументированному финалу. Но не всегда  получается, как задумывалась. Спорщики увлекаются, забывают о теме дискуссии, уходя далеко от того, о чем собирались говорить. Тогда уже особенно интересно, к какому берегу приплывет азартно опровергающая доводы оппонентов аудитория.


Конечно, чем уже заявленная тема, тем проще придерживаться ее берегов, больше гарантий, что истина будет найдена.

 

Ну что делать? И кто виноват?


Инициатива, как известно, наказуема. Поскольку именно Сергей Пышкин заговорил о том, что надо бы попробовать разобраться в самих себе, своем месте в жизни общества, то ему, как говорится, и карты в руки, то есть ему и начинать разговор, определять его тему.


Профессор сформулировал утверждение, которое провозгласит и будет отстаивать, таким образом: «Быть интеллигентом в наши дни просто опасно».

Противостоять ему вызвалась искусствовед Ирина Духина, считающая, что в наше время опасно быть личностью.


И пошло! А разве интеллигент и личность не одно и то же? Может ли быть интеллигент человеком необразованным? А наоборот: широко образованный человек — не быть, при всех своих разносторонних познаниях не соответствовать тому, что принято считать интеллигентом?


Уточнили, когда и кем введены в язык слова интеллигент, интеллигенция, интеллигентность? Отследили, как изменялось значение этих слов с годами.


Стали говорить о правах и обязанностях людей, претендующих на право считать себя интеллигентами. А есть ли вообще такие права, и  кто может возложить подобные обязанности?
Стали приводить примеры из жизни и литературы. Чаще всего звучало имя Чехова…

В дискуссии приняли участие инженер, музыкант Вениамин Беленький; арт-менеджер Лариса Новоселова; заслуженные артисты России Татьяна Каменева и Николай Ларионов; художник Елена Щетинкина; редактор издательства «АвтоГраф» Татьяна Темерова; писатель, сценарист, лауреат государственной премии России Виктор Петров; народный артист России, органист Владимир Хомяков; историк Владимир Боже; литератор Владимир Михеев; директор Кинообразовательного центра имени Леонида Оболенского Тамара Мордасова; офтальмолог, доктор медицинских наук, профессор Ирина Панова; дизайнер одежды, педагог Яна Кочкина; журналисты «Южноуральской панорамы» Лидия Старикова и Ирина Моргулес…


Споры затянулись, постепенно прояснилась главная тема: что важнее — активное вторжение в жизнь или стремление сохранить себя, свое честное имя и душевную безупречность?

Ни к какому конкретному выводу не пришли, но почувствовали себя как-то легче. В какой-то мере выговорились в кругу людей, способных понять друг друга.

А это — незаменимо.

Ирина Моргулес,
фото Светланы  Третьяковой

 

Владимир Хомяков, Владимир Боже, Тамара Мордасова


08.11.2019 | 09:29
За что троицкий художник ненавидит Малевича

В Челябинске открылась выставка картин Галины Левшич.

06.11.2019 | 11:36
Игры атома. В Озерске прошла премьера спектакля «Курчатов. Поход за вторым солнцем»

…По вечерам он любил слушать Моцарта. За два дня до своей смерти, 5 февраля 1960 года, в зале Московской консерватории он слушал «Реквием» великого композитора. Курчатов возвращался домой взволнованный и торжественно настроенный. «В этой музыке есть момент надежд и мечтаний, — говорит он своей супруге Марине Дмитриевне, — она не вся похоронная…»

25.03.2015 | 13:11
Запрещенная пьеса. На сцене златоустовского «Омнибуса»

У молодого, но уже довольно известного писателя был рассказ «Осенью». Два года он пролежал в столе, но потом автор, пробовавший себя в драматургии, решил переделать рассказ для сцены, а переделав, представил его, как и было положено, в цензуру.

06.03.2015 | 11:55
«CHELoBEK ТЕАТРА» — это звучит…

На фестиваль, созванный НХТ, съехались театры России и зарубежья

Новости   
Спецпроекты