Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Сквозь смех и слезы. Внук Вениамин в челябинском Камерном театре

28 Апреля 2017 Автор: Екатерина Сырцева Фото: Вячеслав Шишкоедов
Сквозь смех и слезы. Внук Вениамин в челябинском Камерном театре

Драматургия Людмилы Улицкой впервые в Челябинске прозвучала на театральной сцене. Прозвучала выразительно, ярко, одновременно комично и трагично. В конце концов, просто красиво…

Улицкая — автор сложный, глубокий, многоуровневый. Спектакль же заявлен как анекдот, музыкальная комедия с оркестром и пластическими этюдами. Чем обусловлен такой ход, зрители узнали на премьерном показе спектакля «Мой внук Вениамин» в постановке главного режиссера Камерного театра Виктории Мещаниновой.

Разрушитель или созидатель?

В центре сюжета — история еврейской семьи. История, на первый взгляд, простая: мама, Эсфирь Львовна, ищет невесту своему сыну Льву. Сыну за 30. Мама это делает потому, что Леву очень любит. А еще Эсфирь Львовна хочет сохранить свой род, не дать ему прерваться и в своих благих устремлениях не замечает, как сама же и обрывает связь с сыном. Любимый Лева внезапно уезжает — на месяц, в командировку. Вскоре выясняется, что навсегда. А ведь ему только нашли невесту! Так и не познавшая радость супружества Сонечка в исполнении Виктории Бухариной получилась милой провинциальной простушкой, бесхитростной, доброй, немного наивной, сохранившей в душе ребенка. Приехав из провинции в Москву, она восхищается столицей и буквально взлетает от восторга, подхваченная пробегающими мимо участниками Олимпиады. Они летят к победе и светлому будущему, она — к мечте и… тоже ведь туда — к счастливой и радостной жизни. Точно как летящие фигуры на картинах Марка Шагала. Они, кстати, здесь тоже присутствуют — на дальнем плане сцены. Но о сценографии чуть позже.
Эсфирь Львовна, героиня Марии Беляевой (в другом составе — заслуженной артистки РФ Зульфии Акчуриной), полна жизненной силы, страсти, неуемной энергии. Она идет напролом, кажется, никогда не унывает. Голос ее всегда громок, и появлением своим она взрывает пространство.

Вениамин_Шишкоедов_DSC2410.jpg

Совсем другая — ее двоюродная сестра Елизавета Яковлевна, роль которой исполняют в разных составах Ирина Галаева и Елена Евлаш. Неприметная, просто одетая (в отличие от сестры), несколько меланхоличная. Она в то же время болеет душой и за Эсфирь, и за всех остальных участников ситуации и изо всех сил пытается достучаться до своей сестры, показать ей границу между любовью возвышающей, хоть и тихой, и любовью подавляющей, испепеляющей, громогласной. Они такие разные… Но вместе — как единое целое. «Альтер эго» друг друга.

В своих отчаянных попытках сохранить, объединить, Эсфирь Львовна теряет, разрушает. Она много потеряла в жизни. «Когда теряешь столько, сколько теряли мы, начинаешь понимать цену вещам», — говорит героиня. И теперь, когда мир вокруг стал более приветлив, Эсфирь Львовна, женщина властная, деспотичная в своей любви, но все же добрая, хочет создать что-то новое, дать новую жизнь.

Так кто же она — разрушитель или созидатель? Эсфирь Львовна швея. Шить — не вязать. Но ассоциации со связующей нитью возникают. Швея сшивает отдельные лоскутки ткани в единое, цельное полотно. Эсфирь Львовна просит у сестры чудом уцелевший лоскут от свадебного костюма с замысловатой вышивкой, чтобы воссоздать тот же узор на платье невестки. Этим она словно пытается сохранить (или оживить) прошлое. Эсфирь Львовна выкраивает для себя и для других новую жизнь. Правда, по своим меркам и выкройкам.

Настолько ли проста эта история? Просты ли персонажи? Отнюдь. Каждый противоречив и многослоен. У каждого — свой жизненный контекст, своя непростая судьба и череда переживаний за плечами. Каждый к концу спектакля меняется. Вот только о Леве мы так ничего и не узнали: мужчина, вокруг которого закручивается такая канитель с неожиданными признаниями, разоблачениями, разочарованиями и личностными трансформациями, не появится на сцене. Судить ли его за бегство или восхищаться героизмом, с которым он вырвался из лап до смерти любящей его мамы, — вопрос. Но далеко не самый главный и интересный в этом спектакле.

Вениамин_Шишкоедов_DSC2490.jpg

Знаки, детали, символы…


«Мой внук Вениамин» — спектакль очень красивый и по звуку, и по свету, и по пластике актеров, и по сценографии. Мы уже сказали о фигурах из витебского цикла Марка Шагала, сошедших на сцену Камерного театра с картин и замерших в удалении, в полумраке. Еще один шедевр изобразительного искусства то и дело выезжает в центр сцены — «Черный квадрат» Казимира Малевича, который выполняет и чисто техническую роль, являясь входом-выходом для персонажей, и смысловую. Своей тревожной и безапелляционной чернотой он как бы приземляет нас, возвращает на землю. Это и предупреждение, и знак грядущих перемен, и напоминание об уже пережитой трагедии.

А вот появляющийся время от времени оркестр музыкантов, исполняющий то что-то из дореволюционного периода, то из еврейского музыкального наследия, напротив, невольно помогает зрителю расслабиться, улыбнуться, отвлечься. Такие незаметные «качели» от серьезного к смешному заставляют на протяжении всего спектакля сохранять сосредоточенность — не уходить в комедийность, но и не погружаться в уныние от сложности конфликта.

Еще одна деталь, незаметно создающая определенный настрой, — тиканье часов в начале спектакля и капающий кран, о котором говорит Сонечка. С одной стороны, звук становится символом ожидания, с другой — одиночества. Ведь только в опустевшей квартире так громко и убийственно отчеканивают свой стук капли прохудившегося водопровода, и так бессердечно часы напоминают об уходящем времени.

Вениамин_Шишкоедов_DSC2497.jpg

Есть надежда

Только ли в еврейской семье может возникнуть такая ситуация? Только ли в еврейской семье возможно такое непонимание, такое столкновение совершенно разных уровней любви, такая невозможность договориться? Очевидно, что нет. История, показанная в спектакле, — капля в море. Море — это безграничное пространство человеческих взаимоотношений, где есть место всякому: и непониманию, и всепоглощающей любви, которая может погубить, и страхам, и надеждам, и преданности, и предательству… Улицкая — мастер в капле показать целое море.

Ядро конфликта, который разворачивается перед зрителями, — непонимание в семье. У каждого свои цели и задачи, свое видение того, какими должны быть отношения, на чем они должны базироваться. И это нормально. Ненормально, когда одна сторона не слышит другую. Когда разные виды и уровни любви не дополняют друг друга, а взаимоисключают.

А если посмотреть в масштабах более глобальных? Спектакль «Мой внук Вениамин» — это весь наш мир, то состояние, в котором он сейчас находится: вражда, раскол, война. Правда, сложно сказать, что в окружающей нас реальности среди участников мировой конфронтации есть «любящие». Зато много «жертв» и «спасителей», «диктаторов» и «демократов», которые никак не могут договориться. И ситуация не изменится до тех пор, пока стороны не научатся слушать и слышать друг друга, пока они хотя бы не попытаются понять…

Возможно, опрометчиво сопоставлять спектакль с международной обстановкой. Возможно, сравнение выглядит притянутым за уши. Но почему-то об этом захотелось поразмышлять после увиденного. Словно это то самое море, которое скрывается за каплей — частной семейной историей. «Развернутая» до общемировых масштабов и снова «свернутая» до размера капли ситуация — история о нас самих, о нашей собственной душе. Сколько там, в душе, любви? А сколько ошибочных убеждений? Сколько места отведено равнодушию и нетерпимости по отношению к близким, а сколько — любви и готовности принимать и отдавать? У каждого эта история своя. У каждого — своя капля: у кого-то мутная, у кого-то прозрачная. Но именно из этих капель и состоит сегодня море нашей жизни.

Финал спектакля открыт. То ли одиночество, то ли момент истины... Важно другое: это не конец. Улицкая дает зрителю возможность пережить эту историю и дает надежду. Улицкая — гуманист. Она не из тех писателей и драматургов, которые констатируют хаос, разрыв всех связей и беспомощно провозглашают невозможность добра. Улицкая любит человека. Как любит его и режиссер спектакля «Мой внук Вениамин» Виктория Мещанинова.

В ближайшее время премьерный спектакль Камерного театра «Мой внук Вениамин» можно будет увидеть 4, 11 и 18 мая.

29.06.2020 | 16:49
Как по нотам. Челябинские музыканты перешли на онлайн-уроки

Замечательному коллективу с красивым названием «Созвучие» в нынешнем году исполняется четверть века! В этой музыкальной студии и трудятся наши герои — супруги Шадрины.

21.05.2020 | 17:18
На Солнце ночью полетим. Какие анекдоты рассказывал в Троицке Георгий Гречко

Случайных встреч, как известно, не бывает. И у Вселенной уж точно найдется немало способов, чтобы свести людей в одном месте и в одно время. Тем более когда речь идет о встречах с покорителями этой самой Вселенной.

30.10.2019 | 11:35
Выстрел в себя. Александр Черепанов ставит спектакль о лидере рок-группы Nirvana

Ноябрьскую премьеру «Курт» в драмтеатре имени Наума Орлова определяют как эксперимент. В спектакле, посвященном Курту Кобейну, не будет прямых указаний на его биографию.

21.10.2019 | 16:04
Пойти на риск. Что ждать челябинским зрителям от Камерного театра

С 17 по 23 октября в Челябинске прошел театральный фестиваль «Камерата». Проводится он с 1992 года. Начинался как фестиваль спектаклей только Камерного театра. Теперь это проект международного уровня, представляющий лучшие современные постановки из столиц и регионов России, из европейских театров.

Новости   
Спецпроекты