Точка лова. За карасями челябинские рыбаки едут на озеро Биликуль

23 Марта 2018 Автор: Павел Прокопьев Фото: Вячеслав Шишкоедов
Точка лова. За карасями челябинские рыбаки едут на озеро Биликуль

…Дорога на Бродокалмак, которую то и дело перебегали белые змейки метели, всем сидящим в авто была знакома как собственные пять пальцев. Завяжи глаза нашему водиле, так он запросто и «по приборам» пойдет.

Встали на лед

А все потому, что посещает наш брат-рыболов эти края и зимой, и летом, ибо богат Красноармейский район на рыбку, а особенно на ту, название которой карась. Причем именно в этой стороне за своей многочисленностью в здешних озерах он ловится на любительские снасти даже зимой. Поэтому дорогу на Бродокалмак можно считать рыбацкой, потому как именно на ней сотни и сотни рыболовов постоянно стирают шины своих авто.

До озера Биликуль, куда мы нынче на вездеходе с ласковым именем «Нива» «крутили педали», было около 120 верст, и уже через полтора часа после выезда из мегаполиса показалась знакомая церквушка все того же одноименного села.

— Ну вот, господа, почти прибыли! — лихо крутанул рулем наш водила Яха и, миновав нависшие над землей полуразрушенные купола, ударил по тормозам. — Ну что, бродяги! Будем здесь выгружаться или как все — покатим прямо по льду?

— Говорят, здесь на берегу местные шалят! — зафрякал с заднего сидения до этого мирно сопевший в две дырки толстый Вова. — У кого капот вскроют, у кого бензик сольют…

— Не, братья, уж лучше штраф от «зеленых», чем с разобранной машиной здесь поселиться навек, — надавил Яков на газульку, и наша «антилопа гну» всеми четырьмя «копытами» скатилась на лед. — Ну что, погнали наши деревенских!

Так уж случилось, что нынешний год выдался малоснежным и почти все озера Челябинской и прилегающих областей укрылись не толстым снежным одеялом, а всего лишь тоненькой припорошенной простыней. Ну и как нашему брату-рыболову этим не воспользоваться, ежели озеро является, по существу, всего лишь деревенским болотом, а не каким-то там памятником природы?

Вот и началось передвижение по такому «бездокументному» озеру не как положено — в пешем порядке, а прямо на машинах до самых лунок. Тем паче что карась на этом озере по разным причинам (таскаемый трал в том числе) так и норовил спрятаться под дальний берег, до коего шлепать бахилами аж три версты. Поэтому скоростная трасса через все озеро давно была открыта, и все летали по ней птицами, только снег из-под колес…

Серые блюдца

— Ну что, братцы, как караси поживают? Поклевки есть? — притормозив в ста метрах от соседствующих недалеко друг от друга палаток, я подошел к ним и заглянул в приоткрытый полог. — Добрый день, говорю! Как дела? Живые подо льдом есть?!

— Наверно, есть на курице шерсть! — недобро съежилось и без того сморщенное лицо уже немолодого рыбачка, показавшегося в дверном проеме. — Вы че по льду, как по автобану, гоняете, рыбу пугаете?! Тут глубина всего ничего…

И действительно, чего это мы?!

— Ну что, рулилка картонная! Здешний народ сердится, мол, ты рыбу своим тарантасом пугаешь, — забравшись в попыхивающее выхлопушкой авто, хлопнул я дверью. — Вон там, видишь, слева под берегом чистый пятак? Давай поворачивай, к черту…

Вскоре, отгородившись от самых ближних рыбачков расстоянием в двести метров, мы сверлили лунки и простреливали их эхолотом. Прибор показал: рыба есть! Уже через полчаса наши палатки были поставлены, лунки прикормлены, пора было и за походный стол. Ибо на носу корячилось 18 марта, а значится, за справедливые выборы нужно поднимать было главный тост: «Ну, чтобы все!»

Как только стало смеркаться и на противоположном берегу в окнах деревеньки появились первые веселые огоньки, поплавок правой удочки после часовой паузы неожиданно ожил: качнулся раз, другой, и его медленно повело в сторону. Я тут же подхватил удильник: вежливая подсечка — и после двух плавных взмахов рук (глубина два метра) 200-граммовый карасишка оказался на льду. Ура, почин есть!

Пока я освобождал от крючка серого биликульского гостя, сторожок левой удочки (без поплавка) стало характерно, по-карасевому, покачивать. Значится, опять пора рыбку тянуть! И снова три секунды вываживания, и еще одно серое «блюдце» из озера перекочевало в ведро. Ну все, возрадовалась душа! Рыбка заклевала — готовим мешки!

Вот так всегда бывает: только размечтаешься, только губу до дна раскатаешь, как — хлоп! — и на тебе из лунки целый ушат воды! Однако...

Обойти рыбаков

…Быстро ль времечко летело али медленно, но после двух подряд пойманных рыбок уже целый час не было никаких шевелений, и это не только настраивало весь рыбачий организм на дурной лад, но, что хуже, рождало сомнение: а там ли я вообще с палаткой присел?!

— Слышь, Вовка, а Вовка, от снеговика морковка! — гаркнул я в приоткрытую дверь. — У тебя клюет или как?!

— От такого клева стало мне нехорошо, — хрипло загундосил недалеко стоящий от меня товарищеский походный чум. — Я поклевки еще не видел. Вы куда, сатрапы, меня привезли?

— Вовча, не потей понапрасну! Москва тоже не сразу строилась…

«Ну вот, слава богу, — застегивал я свой дверной замок. — Значит, не один я тут, как берложный медведь, лапу сосу. Но все же что-то надо делать, а иначе не видать нам удачи как своих ушей». Вскоре, выбравшись из тепла в мартовскую тихую ночь, я отправился к светящимся недалече палаткам, дабы поспрашивать у соседей, что да как, у кого и почем…

— Ну что, Яхонтовый, как будешь свою большущую кучу карасей продавать? — Через полчаса, вернувшись из разведки, я хлопнул шубенкой по Яшкиной палатке, который уже тихо дремал на санях. — Подъем, ботиночная команда! В трехстах метрах от нас люди рыбу вовсю таскают, а вы тут дрыхнете без задних ног!

— Че? Кто? — сонно всполошился наш рулилка. — Где? У кого клюет?

Через полчаса, собравшись и наспех затолкав пожитки в багажник «Нивы», чтобы не рассердить обитателей многочисленных палаток, мы аккуратно выруливали меж рыбацкого светящегося городка. А еще через час, расположившись с другой стороны от рыбачьего табора, я тянул первого клюнувшего красавца — карася около 400 граммов. Ну вот, наконец-то! Жизнь, кажется, начинала налаживаться…

В ловле биликульского карася, как, впрочем, и на других озерах, нет ничего хитрого. Главное — найти точку лова, то есть место, где рыба не просто присутствует (на эхолоте), а активно кормится. При этом в глухозимье прикормку не следует использовать в больших количествах: рыба в это время вялая, а в воде кислородный дефицит. Поэтому переизбыток привады приводит к обратному эффекту: рыба просто уходит прочь. Снасти для ловли карася тоже без особой фантазии: леска 0,12-0,14 и фосфорные мормышки, привязанные в последовательности «мормышка — грузило — мормышка». Это так называемая «колхозка» (летняя оснастка), названная так за свою простоту. Насадка — мотыль или опарыш, или и то и другое вместе под символичным названием «бутерброд». Прикормка — мотыль, мормыш и «сыпучка» (с перемолотыми жареными семечками сухари). Ну и, разумеется, ко всему вышеперечисленному требуется немножко рыбацкой удачи, включающей в себя хорошую карасевую погоду и чуйку, которая сразу приводит рыбачка на рыбий косяк…

Прокопьев_внутрь-текста_DSCN9970.jpg
фото Павла Прокопьева

Пирог с карасями


… К двум часам ночи поклевки, которые становились все реже и реже, окончательно прекратились, что на озерном сленге означало «бобик сдох!» Еще час раскачивания моего тела над пустыми лунками, и глаза окончательно закатились, а я сам провалился в сон. Снилось мне, что мы мчим на своей «Ниве» обратно до дому, веселые такие, радостные, но только за окошком почему-то мелькали не серые мартовские пейзажи, а настоящее лето: по обочине травка зеленела, на деревьях листва… И вдруг наша машинка как-то странно зараскачивалась из стороны в сторону, хрустко заскрипела, и у ней ни с того ни с сего к чертям крышу снесло! Вот твою же…! Святые угодники! А-а-а-а-а! О-о-о, жуть! А с неба вдруг ангелы налетели, но рожи почему-то у них совсем не ангельские. Сверху солнце слепит, а один из них как дурным голосом заорет: «Смотри, этот супостат всех карасей наших выловил! А ну делись, пока не началось!»

А потом все же началось, вернее, начались сборы до дому, так как это дружки утром, до меня недокричавшись, палатку мою сорвали и ржали надо мной, пока я, моргая, соображал, что к чему. Приколисты, семь ершей им в штаны!

Но в отличие от них три десятка я все же успел ночью поймать. Так что пусть веселятся, ибо кому жирный пирог из карасевичей, а кому просто смех сквозь слезы! Как говорится, каждому свое!

И через полчаса, как и должно было быть наяву, в окне нашей «Нивы» замелькали серые мартовские пейзажи….

Сегодня | 15:53
Кто разрушает исторический центр Челябинска — бизнес или общество?

Можно ли найти рецепт для развития исторического центра Челябинска

Сегодня | 14:12
Красота степей. Кизильский музей хранит богатства родного края

Кизильский район расположился в живописной части Южного Зауралья. Холмы, степи с березовыми колками и сосновыми борами, полноводные реки и пересыхающие речушки стали источником вдохновения для художников, краеведов и любителей родного края.

04.09.2019 | 14:46
Бутерброд для карася. Как челябинские рыбаки ловили в зарослях Мыркайского озера

«Мужик! Эй, мужик, как тут в библиотеку пройти?» — Голос был странным, злым и нудным, да еще и как будто звучал из-под земли. «Ну че, мужик, где тут книжки дают?» — неестественный зубодробительный тембр вопрошающе сверлил мозг.

10.07.2019 | 12:40
Клево на берегу. Где рыбаки ищут карпа на челябинских озерах

Рыбацкое тело с куском колбасы в руке лежало у походного столика, на котором в луже разлитой ухи валялись пустые бутылки. Рядом дотлевал костер, и измазанное сажей лицо излучало бесконечное блаженство и полное душевное равновесие.

Новости   
Спецпроекты