Лещ под берегом. За новогодним уловом рыбаки отправились на озеро Касагалы

10 Декабря 2018 Автор: Павел Прокопьев Фото: Вячеслав Шишкоедов
Лещ под берегом. За новогодним уловом рыбаки отправились на озеро Касагалы


— А че? А где уже мы? Когда приедем? — Приподняв взъерошенную голову, Валерик мутно уставился на мелькающий за стеклом зимний пейзаж. — Что-то не пойму, Увильды проехали али как?

— Спи, Ерема, еще далеко до дома! — Иван Иванович (нынешний наш извозчик), выворачивая на очередном повороте рулем, весело локтем пхнул в бок очухавшегося рыбачка. — Дрыхни, не боись, твоих лещей без тебя не выловят!

И тот снова сонно упал головой на рюкзак…

Погоняя лошадей

Дорога, по которой наматывала километры наша «Нива», была, в общем-то, недалекой. Так себе, 120 километров в один конец! Спрашивается: и куда, за какими такими пряниками нас, рыбачков, понесло? Как куда? Вестимо, воздуха таежного «пожевать»! И вот мы едем, едем, а вокруг тайга в снегу — красотища неописуемая…

Идею скататься за лещом, как сосиску изголодавшимся котам, подкинул нам все тот же Иван Иванович, наш сегодняшний рулевой. Вышло так, что, будучи недавно в кыштымской командировке, он по ходу дела побывал на рыбалке и после этого таких рыбачьих сказок нам наплел, что не то что мы, а даже безногий бы на одном месте не усидел! В общем, возжелали мы до неистовства горных лещей, а посему день на сборы и вот мы в пути. Большая часть дороги позади, скоро поворот на Тайгинку, а там и до озера недалеко. Нетерпение бежит впереди авто…

Озеро Большие Касагалы. Если кратко обрисовать маршрут от Челябинска до места ловли, то выглядеть он будет так: Челябинск — Аргаяш — Сайма — Тайгинка — Касагалы. Дорога практически скоростная трасса, только успевай «лошадей погонять».

И вот мы ехали, ехали и, наконец, приехали! Виват!

— Давайте распорядок такой! — Наконец-то вышагнув из машины, в лесу у озера наш выспавшийся Валерка по-командирски расправил усы. — Ты сани давай грузи, ты эхолот настраивай…

— Эй, Чапаев! — Осматривая застывшую водную акваторию, я прикидывал, в какую сторону будет пролегать наш маршрут. — Женой да кошками дома будешь командовать…

Вскоре, погрузив всю поклажу в сани, мы спустились на лед и бодрыми конягами потащились по льду…

Лунка для эхолота

Большие Касагалы, по которому двинулся наш караван, оказалось совсем небольшим, километр на полтора, зато с порядочной по уральским меркам глубиной — до 12 метров. От берега глубина нарастала постепенно, и уже через 400 метров был самый глубинный пик. Как потом подтвердил сторож базы, именно здесь вперемешку с мелочью чаще всего проклевывал разновесный лещ. С его слов, основной пик лова происходит по первому льду, затем с нарастанием льда клев постепенно сходит на нет, и к середине зимы рыба встает совсем.

Через полчаса мы дотопали до середины и стали рассупонивать свой рыбачий шмурдяк.

— Ну, здравствуй, вода-тайга! — Развернув и подключив эхолот, я засунул его башмак в первую просверленную лунку. — Посмотрим, какие тут у вас лещовые закрома…

Будучи на середине озера и постепенно смещаясь в сторону противоположного берега, мы прошли более двухсот метров, но, сколько бы ни меняли разные направления, крупной рыбы было не видно. В основном прибор пищал, реагируя на мелочь. Ау! Лещи, вы где? Да что же это такое? Куда это мы попали? Что за плавательный бассейн тут такой? Вскоре мы все же обнаружили скопление крупной рыбки и решили заложить на этом месте свой рыбачий стан.

Печка в чуме шебуршит, в котелке вода кипит! Вот только варить, кроме пельменей да чая, пока нечего. Хотя, выезжая даже зимой на суточную рыбалку, мы всегда варим уху. Традиция такая! Ну да ладно, еще не вечер и даже не ночь…

Через три часа, когда подкравшийся вечер стал гасить и без того от туч хмурое освещение, а никто из нас так и не увидел ни одной лещовой поклевки, вдруг со стороны берега из надвигающихся сумерек нарисовался персонаж в фуфайке, за которым плелся лохматый пес.

— Здрасьте, люди добрые! — немолодой мужик по-хозяйски засунул нос в нашу с Валеркой палатку, а его собака стала скрести полог. — Кто такие, откеда будете? Я сторож пионерского лагеря, Иваныч, и вы тут на моей земле.

— А мы рыбачки из Челябинска, хотим ваших лещей, — в тон ему «заблюмкал» осовевший от коньяка Валерик. — Только лещи что-то нас не хотят…

Сторож оказался человеком общительным и после второго тоста стал делиться «за местную жизнь». Оказалось, что оставшийся лещ весь стоит под противоположным берегом (у острова), потому здесь на глубине и оказался столь некузявым наш дебют. Еще через час, «наконьячив» себя и насытив пельменями собаку, мужичок растворился в ночи…

Ночь прошла без поклевок, ветреное утро оказалось совсем нежарким, но после короткого завтрака под «микстуру» жизнь наладилась, и мы снова вышли в лещовый поход. В этот раз мы знали точный рыбий адрес, а посему, сразу перейдя на другую сторону горной болотины, под самым берегом в лунку засунули эхолот. И тут же прибор выдал целую полосу движущихся символов, да каких! Вскоре мы уже спешили обратно к своему месту ночлега и уже через час на новом месте устраивали бивак.

Сторожевая уха

Первый заброс, и уже через пять минут поплавок вежливо пошел вверх. Вот это да! Так сразу и быстро! Вскоре после непродолжительной борьбы полкилошный подлещик, будто серебряная тарелка, елозил хвостом по коврику, размазывая по нему свою слизь. Ну здравствуй, горная рыбка! Маловата, конечно, для настоящего леща, ну да ладно, для нас, озерно-речных крестьян, и такая сойдет! И пошло, и поехало…

Крупных рыбин не попадалось, зато 300-500-граммовые «сопливцы» раз в полчаса на опарыш с мотылем цеплялись постоянно. Ну вот, счастье привалило наконец!

— Вы че там уснули? Когда уху-то будем варить? — наконец к трем часам дня, вдосталь утолив рыбачий голод, Иван Иванович свернул удочки и стал потрошить нескольких рыб. — Уха готова, — через час раздалось из соседней палатки. – Не задерживайтесь! Сами знаете: был коньячок, и нет коньячка — не ждет опоздавшего он рыбачка!

…Запах от наваристой ушицы из свежих лещей, видимо, был настолько ароматен и силен, что вскоре на горизонте появилась все та же бородато-лохматая парочка, на чьей земле мы бросили якоря.

— Ну как, робятки, порыбачилось? Вижу, уху варите? — вместо «здрасьте» Иваныч, сморщив нос, красным глазом повел в сторону коньяка. — С полем вас! Усугубить такое надобно бы…

Усугубили, отобедали, короткий отдых, и снова в бой…

Ближе к вечеру таежная погодка еще больше закапризничала, задуло, с неба посыпался снег, но подлещик, несмотря на порчу погоды, и не думал терять свой аппетит. Все те же уверенные подъемы почти на каждые двадцать минут. Хорошо, что еще половина из них тут же сходила, а то и вообще некуда было бы их девать. Но много — не мало, а потому, несмотря на ноющие от усталости конечности, мы продолжали размахивать руками, вынимая при этом рыб из касагалинских закромов. Так бы и работали мы, как зомби, предавшись азарту, но около семи вечера из палатки нашего руля Иваныча голосом трамвайного диктора раздалось: все, всем на берег, рыбалке конец…

Как говорится, самая короткая дорога — это дорога до дома, особенно когда спишь! И действительно, через два часа сборов наша «Нива» вырулила на трассу, и водитель уверенно вдавил педальку в пол. А мы с Валериком, перелив в себя из фляжки остатки «армяшки», кто как мог прикорнули на рюкзаках…

Через полчаса снилось мне, что мы летим над тайгой на дельтаплане, а за нами увязалась большущая стая крылатых лещей. Они кружили над нами и слезно просили, чтобы мы взяли их всех с собой.

«Ребята, места нет в багажном отсеке, — кричал я им сколь было сил. — В следующий раз возьмем аэроплан побольше и обязательно всех заберем».

Сегодня | 15:53
Кто разрушает исторический центр Челябинска — бизнес или общество?

Можно ли найти рецепт для развития исторического центра Челябинска

Сегодня | 14:12
Красота степей. Кизильский музей хранит богатства родного края

Кизильский район расположился в живописной части Южного Зауралья. Холмы, степи с березовыми колками и сосновыми борами, полноводные реки и пересыхающие речушки стали источником вдохновения для художников, краеведов и любителей родного края.

04.09.2019 | 14:46
Бутерброд для карася. Как челябинские рыбаки ловили в зарослях Мыркайского озера

«Мужик! Эй, мужик, как тут в библиотеку пройти?» — Голос был странным, злым и нудным, да еще и как будто звучал из-под земли. «Ну че, мужик, где тут книжки дают?» — неестественный зубодробительный тембр вопрошающе сверлил мозг.

10.07.2019 | 12:40
Клево на берегу. Где рыбаки ищут карпа на челябинских озерах

Рыбацкое тело с куском колбасы в руке лежало у походного столика, на котором в луже разлитой ухи валялись пустые бутылки. Рядом дотлевал костер, и измазанное сажей лицо излучало бесконечное блаженство и полное душевное равновесие.

Новости   
Спецпроекты