Здоровье без границ. Медицинскую помощь Челябинская область выводит на экспорт

24 Мая 2019 Автор: Юлия Махлеева Фото: Вячеслав Шишкоедов
Здоровье без границ. Медицинскую помощь Челябинская область выводит на экспорт


В последнее время все чаще можно слышать, что жители из других регионов России и даже иностранцы приезжают за высокотехнологичной медицинской помощью в Челябинскую область. Последние яркие примеры — известный боксер Джефф Монсон сделал сложную операцию в Миассе, а джазовый певец Чарли Армстронг «вернул» улыбку в челябинской стоматологии.

Неужели медицинские технологии Южного Урала теперь сравнимы с Москвой и даже с Европой и США? За какими видами специализированной медпомощи Приколотин-Сергей_министр-здравоохранения-Челябинской-области_2018.jpgюжноуральцы по-прежнему вынуждены обращаться в другие регионы и почему эту практику не нужно менять? На все эти вопросы в интервью «ЮП» ответил и.о. министра здравоохранения Челябинской области Сергей Приколотин.

  Мы самодостаточны

  — Сергей Игоревич, действительно ли в Челябинской области стал развиваться медицинский туризм и объем специализированной медпомощи, предоставленной иностранным гражданам, ощутимо возрос?

  — Происходит достаточно серьезное выравнивание по объему и качеству оказания медицинской помощи, в том числе высокотехнологичной, в разных субъектах РФ, которые имеют развитую медицинскую сеть и инфраструктуру. Сегодня большинство российских городов-миллионников могут себе позволить осуществлять такие манипуляции в области медицины, о которых раньше мы и не мечтали. Это дало толчок развитию медицинского туризма в целом по стране. До недавнего времени такой туризм имел отрицательную сторону вопроса: наши граждане ехали за рубеж за получением высокотехнологичной помощи. Но сейчас соотношение цены и качества складывается уже в пользу российских регионов, и Челябинская область не исключение. За 2018 год мы оказали высокотехнологичную медпомощь165 пациентам из других территорий и стран. В основном иностранцы к нам едут из ближнего зарубежья. Для сравнения: в 2017-м у нас было 104 приезжих пациента. То есть прогресс достаточно серьезный. Эту динамику мы будем сохранять, потому что одна из программ, которую мы реализуем, это проект развития экспорта медицинских услуг Челябинской области.

  — Какие же направления медицины у нас приближены к евростандартам, что позволяет экспортировать медицинские услуги, а нашим пациентам лечиться на малой родине?

  — За последние пять лет мы сделали большой шаг вперед в этом вопросе. Объем высокотехнологичной медпомощи на Южном Урале увеличился ровно в два раза. Только на оборудование за 2018 год из средств области мы потратили более 700 млн. Больше 28 тысяч южноуральцев в 2018 году получили высокотехнологичную помощь. Из них 80 % на территории Челябинской области, остальные 20 % были направлены в другие территории. В плане технологичной помощи мы сегодня самодостаточны, организуем весь процесс у себя. Наиболее развитым направлением остается сердечно-сосудистая хирургия. На территории Челябинской области находится федеральный кардиоцентр, мы развиваем сеть сердечно-сосудистых учреждений по оказанию помощи пациентам с инфарктами и инсультами. На уровне евростандартов работают специалисты онкоцентра. На базе ЧОКЦО и ЯМ прошла уникальная для России и мира плодосохраняющая операция у пациентки с онкологическим заболеванием. К 2020 году мы планируем открыть центры первичной онкологической помощи, что должно улучшить доступность получения специализированных медуслуг на местах. Кроме того, больших успехов региону удалось достичь в области трансплантологии: мы вошли в десятку территорий, которые сегодня занимаются пересадкой сердца. Операции успешно проводятся с прошлого года, я уже не говорю о случаях пересадки печени и почек, число которых перевалило за сотню.

Интервью-Приколотин-1_Шишкоедов_DSC5042.jpg

  Очередь за протезами

  — Тем не менее 20 % южноуральцев все же обращаются за специализированными медуслугами в другие регионы. Какие именно это направления и будут ли они развиты на территории Челябинской области в такой степени, чтобы получать всю помощь на местах?

  — Мне кажется, не очень правильно строить в каждой территории колоссальный онкоцентр, институт лазерной хирургии, травмоцентр и т.д. Во-первых, столько специалистов высокого уровня очень сложно подготовить. Во-вторых, нереально закупить столь дорогостоящее оборудование в каждый субъект. Правильнее будет, если каждый регион будет затачиваться под конкретное медицинское направление в соответствии со своими техническими и технологическими возможностями. Мы почему-то рассматриваем медицинский кошелек каждого субъекта по отдельности, но ОМС — это единая система финансирования. И если в соседней территории есть технологии, которые очень хорошо развиты и туда вложены большие ресурсы, но при этом объемы помощи, которую они могут оказать, не заполнены, то почему бы нам их не использовать? В Челябинской области мы активно развиваем онкологическое направление, у нас специфика территории такая, и к нам за этой медпомощью едут пациенты из других субъектов, мы их принимаем в рамках межтерриториальных расчетов. В свою очередь, у наших соседей в Кургане есть Центр Илизарова, где на высоком уровне развит травматологический профиль и ортопедия, поэтому разумно направлять туда максимальное количество наших пациентов. У себя в регионе, конечно, тоже все нужно иметь, но в определенном объеме. Технологический минимум мы выполняем по всем направлениям. Основную массу специализированной медпомощи за пределами региона южноуральцы получают в Москве и Санкт-Петербурге, где работают учреждения четвертого уровня. Там используются такие методики, которые мы у себя не планируем развивать. И это абсолютно адекватная ситуация. Также мы плотно сотрудничаем с Центром мозга Екатеринбурга. Они серьезно продвинулись в реабилитации паллиативных пациентов.

  — А легко ли пациенту попасть на высокотехнологичное лечение, операцию? Есть ли очередность?

  — Очередность, конечно, существует. В законодательстве отсутствует конкретное определение по срокам оказания высокотехнологической помощи, если нет угрозы для жизни. Нам удалось избавиться от листов ожидания по всем патологиям, кроме направления травматологии и ортопедии, связанного с протезированием. Мы практически нивелировали вопрос по протезированию шейки бедра, а вот протезирование колена — это сложная, финансово дорогостоящая операция, проводимая по квотам. И более трех тысяч пациентов у нас стоят в листе ожидания именно по данному направлению.

интервью-Приколотин-2_Шишкоедов_DSC1445.jpg

  — Технологичная медицина развивается, закупается оборудование, а достаточно ли высококвалифицированных врачей, которые способны на нем работать? Где они пополняют свои знания и повышают уровень профессионализма?

  — Специалистов достаточно. Сложные высокотехнологичные операции уникальны по своей сути. И врачи, которые их делают, это, если так можно выразиться, штучный товар. Действительно же значительную нехватку специалистов мы ощущаем на местах, как в районных больницах, так и в челябинских. Общее количество врачей, которых недостает, около 4,5 тысячи. Традиционно не хватает анестезиологов и ревматологов, акушеров-гинекологов, патологоанатомов, психиатров, психиатров-наркологов. Я уже не говорю про первичное звено: педиатров, терапевтов, врачей скорой помощи. Заявлять, что завтра проблема решится, было бы неверно. Чтобы подготовить хорошего специалиста для работы даже в первичном звене, нужно не менее семи лет. Но мы работаем в этом направлении. Правительством Челябинской области было принято решение о создании стипендиального фонда для студентов, которые обучаются по целевому набору в ординатуре и на специалитете. Все, что нужно для преодоления дефицита кадров, нами делается, но для решения проблемы нужно время.

 Что касается повышения уровня профессионализма, то врачи — это люди, которые учатся всю жизнь. Они должны каждые пять лет официально подтверждать свою компетенцию. Если внедряются новые методики и технологии, то в обязательном порядке предусмотрено обучение и стажировки, вплоть до зарубежных — за счет средств ОМС или областного бюджета. Это сейчас распространенная практика. Таких проблем, как раньше, у нас нет, зарубежный опыт мы перенимаем легко и переносим его в Челябинскую область.

Вчера | 17:07
Закрытый вопрос. Почему у главы региона закончился красный блокнот

Глава Челябинской области Алексей Текслер в рамках своих визитов в муниципалитеты посвятил целый день двум «атомным» городам. Вопросы их развития будут вынесены на уровень Федерации, а взамен наука Озерска и Снежинска поможет в решении самых острых проблем региона.

20.08.2019 | 17:23
Цветы на год или надолго. Нужны ли Челябинску радикальные шаги в вопросах озеленения

В Челябинске в который раз развернулась дискуссия вокруг проблемы озеленения. Это не удивляет, ведь областной центр — город промышленный и каждая травинка в нем на счету.

19.08.2019 | 15:31
Штурм высшего. Южноуральские вузы отметили наплыв 300-балльников и иностранных абитуриентов

В этом году в вузах Челябинской области развернулась настоящая битва за бюджетные места. На одно место претендовало в среднем 10 человек. Примечательно, что спрос на технические и естественно-научные специальности был впервые таким же высоким, как и на гуманитарные.

09.08.2019 | 10:28
В Челябинской области молодежь хотят удержать грантами и целевым обучением

Представители южноуральских вузов высказались, какие меры помогут молодым специалистам стать эффективными в своем регионе.

Новости   
Спецпроекты