Класс для космонавтов. Какое будущее у инклюзивного образования

1 Апреля 2021 Автор: Юлия Махлеева Фото: Людмила Ковалева
Класс для космонавтов. Какое будущее у инклюзивного образования


В следующем учебном году в Челябинской области откроют сразу пять ресурсных классов, в которых дети с особенностями развития будут обучаться вместе с обычными учениками.

Запрос на инклюзивное образование в регионе довольно высок. Сегодня порядка 1600 семей мечтают отдать своих особых детей учиться в общеобразовательные учебные заведения. Эксперты уверены: за инклюзией стоит будущее, и это необратимый процесс. Но готовы ли к нему обычные родители, дети, учителя?

Равные права

Количество детей с ментальными нарушениями ежегодно растет. При этом до недавнего времени они были фактически вытеснены из системы образования и не могли учиться даже в коррекционных школах, так как там не было достаточного количества кадровых и материальных ресурсов. Как отмечает председатель Челябинской областной общественной организации помощи детям «Открытое сердце», член совета по делам инвалидов при губернаторе Челябинской области Елизавета Кириллова, родители вынужденно переводили своих ребятишек с особенностями на семейную форму обучения и самостоятельно обучали их с привлечением специалистов. В то же время на Западе инклюзивному образованию более 40 лет. В школах там действует технология «ресурсный класс», когда дети с особенностями развития обучаются с обычными учениками. Результаты это давало ошеломляющие: дети с инвалидностью к 18-20 годам достигали там высоких навыков самостоятельности, приобретали профессии и создавали семьи.

«У нас же пока действует стереотип, что особенному ребенку лучше учиться в коррекционной школе, но мы же должны понимать, что людей нельзя делить по состоянию здоровья. К примеру, у кого болит сердце, живите в Металлургическом районе, а у кого диабет — в Советском. Общество многогранно, и модель инклюзивного образования позволяет детям приобретать разные формы социального взаимодействия, заводить друзей. Возможно, рядом с особым ребенком сидят его будущие работодатели, которых не напугает, что к ним во взрослом возрасте придет трудоустраиваться человек с синдромом Дауна или человек с аутизмом», — поясняет Елизавета Кириллова.

Сегодня в Челябинской области запрос на инклюзивное образование довольно высок. Всего в регионе насчитывается порядка 1600 семей, которые мечтают отправить своих особенных детей в обычную школу.

«Это очень высокий уровень правового сознания у родителей. Это новое поколение пап и мам, которые смотрят в будущее и понимают, что не готовы прятать своих особенных детей, не готовы лишать их образования, не готовы лишать их социальной практики и которые осознают, что права у их детей такие же. Они главные движки, заказчики этих инклюзивных процессов», — считает президент АНО «Центр проблем аутизма», член общественного совета при Министерстве здравоохранения РФ Екатерина Мень.

инклюзивное-образование_Ковалева_k-1448.jpg

В Москве она продвигает инклюзивное образование более 10 лет и активно делится своей практикой в регионах. В течение недели Екатерина Мень работала в Челябинске в рамках проекта «К инклюзии месте» по приглашению организации «Открытое сердце». Это уже не первый ее визит на Южный Урал. В этот раз федеральный эксперт поделилась опытом работы с особыми детьми с южноуральскими директорами школ, студентами, родителями и властями региона и рассказала о внедрении ресурсных классов в обычные школы.

«Многие любят говорить, что у нас общество не готово к инклюзии. Но на самом деле общество последует за профессионалами. Когда будет достаточно экспертов в этой области, которые консолидируют силы и будут синхронно работать, тем быстрее и легче инклюзивное образование будет развиваться, — уверена Екатерина Мень. — В Челябинске для запуска инклюзии есть все: есть устойчивая модель ресурсного класса, есть готовые к инновациям школы, есть исполнители, есть НКО, которые это дело поддерживают и продвигают, есть сетевое взаимодействие, есть родительские ресурсы, есть налаженное отношение с органами образования, муниципальной и региональной властями. Остается этому процессу чуть-чуть придать скорости. Возможно, создать центр по развитию инклюзивного образования в регионе, потому что необходима практическая площадка, которая могла бы стать в том числе стажировочной для дальнейшего распространения этих технологий».

инклюзивное-образование_Ковалева_k-1411.jpg

К полету готов

Первый ресурсный класс для детей с нарушениями интеллекта по методике Екатерины Мень открылся в Челябинске на базе общеобразовательной школы № 109 в 2019 году. Особые дети сели за парты вместе с обычными учениками. Инициатором и двигателем этого процесса на Южном Урале была Елизавета Кириллова и организация «Открытое сердце». Результаты не заставили долго ждать.

«Одна из девочек до прихода в проект не посещала детский сад, находилась в центре для тяжелых детей. Сегодня она на уровне ровесников посещает обычные классы, может находиться в них без тьюторов. Прекрасно разговаривает, пишет стихи, поет, рисует. Это просто необыкновенный прорыв», — рассказывает Елизавета Кириллова.

Некоторые южноуральцы по ошибке считают, что инклюзивное образование заключается только в том, чтобы взять и поместить ребенка-инвалида в обычный класс, приставив к нему тьютора. На самом деле это куда более сложный, технологичный и продуманный процесс. Елизавета Кириллова называет ресурсный класс помещением для подготовки космонавтов к полету в космос.

инклюзивное-образование_Ковалева_k-6407.jpg

«Почему класс называется ресурсный? Потому что мы аккумулируем в нем разные ресурсы. Он разделен на четыре зоны. Первая — это зона индивидуальных занятий, где дети адаптируются к школе, потому что они приходят после детсадов и в новой обстановке сталкиваются с большим количеством незнакомых взрослых, громких звуков, новых запахов, других требований. За каждым особым ребенком закрепляется индивидуальный тьютор, который помогает ему адаптироваться в учебной и социальной среде, найти ресурсы для освоения программы и важных социальных и бытовых манипуляций, — рассказывает Елизавета Кириллова. — Вторая — это зона фронтальных занятий, когда для детей создается имитация обычного класса. Здесь отдельный ресурсный учитель готовит для них адаптированную индивидуальную программу. Третья — это зона сенсорной разгрузки, где установлены различные тренажеры, качели, батуты, потому то наши дети с особенностями развития быстрее устают, у них ниже концентрация внимания и им нужны такие комфортные перемены. И, обязательно в таких проектах есть зона формирования социально-бытовых навыков. У нас есть мини-кухня, где мы печем пирожные, также мы ухаживаем за растениями. В общем, приобретаем те навыки, которые могут пригодиться в обычной жизни».

Ресурсные классы комплектуются от 4 до 8 детей. Только после всех этапов подготовки особые ученики выходят со своими тьюторами в «космос», то есть в обычные классы с обычными учениками. Как правило, за одним обычным классом закрепляется всего один особый ученик. Учителю заранее дают материал по той теме урока, которую прошел особый ребенок. Поэтому педагог не отвлекается на подготовку отдельной программы и успевает уделить достаточное внимание всем детям.

«Конечно, не все дети с особенностями смогут освоить программу обычных детей, но у нас и нет такой задачи, ведь у каждого особого ребенка своя индивидуальная программа. Самое главное — это общение с одноклассниками, потому что в таком случае у особых детей стремительно развивается речь, стремительно развиваются навыки социального взаимодействия и для детей это терапия и хороший трамплин для развития».

инклюзивное-образование_Мень_Ковалева_164397890.jpg

Дадут пять

Главная фишка проекта «ресурсный класс» в том, что не ребенка подготовят под требования школы, а школа подстраивается под индивидуальные потребности ребенка, создавая комфортные условия развития.

По словам Екатерины Мень, научно доказано, что на обычных учениках инклюзивное образование негативно не сказывается. При этом у них развиваются коммуникативные навыки, они лучше воспринимают человеческое разнообразие и развивают свои социальные компетенции.

«Нет такого, что инклюзия — это исключительно работа с детьми с инвалидностью. Это гораздо шире, это работа с индивидуальными потребностями ученика. Релевантная работа с одаренным учеником — это тоже инклюзивный процесс. Умение поддерживать и развивать потенциал любого ученика — это тоже инклюзия. Инклюзивные процессы направлены не только на детей с инвалидностью, а на повышение качества всей школы, всего образования. За детьми с особенностями идут технологии, методики, идет индивидуализация обучения, гибкость, идет работа с мотивацией, которая необходима педагогам для работы с любыми детьми. Это будущее образования и процесс, который неминуем», — уверена Екатерина Мень.

В Челябинской области инклюзивный процесс действительно набирает обороты. Главным результатом общения челябинских общественников, Екатерины Мень, родителей и властей стало решение об открытии в новом учебном году еще пяти ресурсных классов для совместного обучения детей-инвалидов и обычных сверстников. Кроме того, по поручению заместителя губернатора Челябинской области Ирины Гехт в Челябинской области будет подготовлена дорожная карта внедрения технологии «ресурсный класс» на ближайшие три года.

инклюзивное-образование_Мень_Ковалева_164329461.jpg

Безусловно, это потребует больших финансовых вложений. И здесь власти региона готовы направить средства. Однако понадобится и большое количество компетентных специалистов. Поэтому вузы также должны идти в ногу со временем. Как сообщила Виктория Васильева, к.п.н., доцент, декан факультета инклюзивного и коррекционного образования Южно-Уральского государственного гуманитарно-педагогического университета, в год вузом выпускается порядка 150 специалистов, которые могут работать с разными категориями детей, оказывать психолого-педагогическое сопровождение лиц с ограниченными возможностями здоровья и осуществлять сопровождение лиц с нарушениями речи. Факультет в том числе готовит учителей-дефектологов, логопедов, тьюторов.

«ЮУрГГПУ занимает пятое место в РФ по количеству и качеству выпущенных специалистов. 85 % наших выпускников устраиваются по специальности», — отметила Виктория Васильева.

В то же время эксперт отмечает, что есть определенная нехватка тьюторов и здесь важно на федеральном уровне увеличить контрольные цифры приема на данную специальность.

Занимаются подготовкой нужных специалистов и в организации «Открытое сердце». Южноуральских учителей обучают по трем профессиональным программам, в том числе от федерального «Центра проблем аутизма», и направляют на стажировку на базе школы № 109. Именно им предстоит уже в сентябре готовить новых «космонавтов» в большой полет.

13.05.2021 | 19:56
Южноуральцы поделились секретами крепкой семейной жизни

Накануне Международного дня семьи, который отмечается 15 мая, в региональной общественной приемной партии «Единая Россия» Дмитрия Медведева состоялся прием трех челябинских семей разных поколений.

13.05.2021 | 15:44
По реке Юрюзань. Заводы Урала в объективе Прокудина-Горского

Фотографа Сергея Прокудина-Горского, путешествовавшего по Южному Уралу летом 1910 года, впечатлили горы, бурные реки, геометричные закругления железной дороги и заводы, органично вписанные в ландшафт. В его объектив попали места, где природа и творения человека сплелись в единое целое.

05.05.2021 | 09:18
Вызов принят. Как работает скорая помощь в Челябинске?

За прошедший год служба скорой помощи Челябинской области совершила более одного миллиона выездов к пациентам, то есть «03» набрал буквально каждый третий жителей региона.

28.04.2021 | 17:16
В Челябинской области создадут единую диспетчерскую службу скорой помощи

Теперь жители муниципалитетов получат медицинскую помощь еще быстрее.

Новости   
Спецпроекты