Лишние люди? Как научиться жить в цифровом мире

13 Декабря 2021 Автор: Мария Русакова Фото: предоставлено ИЦАЭ
Лишние люди? Как научиться жить в цифровом мире



«Скинь мене на пейджер, и я приду» — в современности лишь часть истории и строчка из песни. Пейджеров уже нет, идти никуда не надо — придут курьеры, да и вообще все проблемы может решить «о’кей, Гугл». Если вы до сих пор заклеиваете камеру на ноутбуке и думаете, что цифровизация пройдет мимо, то пора что-то менять...

О технологических трендах, эффективной безопасности, QR-кодах и NFT-токенах можно узнать у цифрового гуру — основателя и управляющего партнера компании Mindsmith Руслана Юсуфова. Не сочтите за лесть предыдущие слова, ничего же непонятно в этих «тынденциях»… Вы читаете вторую часть большого разговора о цифровом мире.

Все, что тебя касается

Нас слишком часто пугают инновации, а потому мы вполне предсказуемо избегаем их и ждем, пока смельчаки освоят что-то новое. Сложность адаптации в цифровом пространстве заключается не в страшных современных технологиях, которыми управляет некий вышестоящий орган. Это всего лишь инструменты цифровизации. Технологии нейтральны, считает Руслан Юсуфов.

«Если мы всегда жили в деревне, а потом переехали в город, наверное, нам придется разобраться, как работает светофор. Иначе нас собьет машина. Очень понятно: правила дорожного движения пешеходы должны знать. Ситуация наглядна и доступна всем: мы находимся в очень агрессивной среде в интернете. И если мы решили туда погружаться, нам нужно научиться там выживать и существовать».

Волшебную кнопку и ГДЗ для цифровизации, как и для всех других сфер жизни, придумать невозможно: «Простой способ — начать всем этим интересоваться, начать выстраивать собственную безопасность, читать на эту тему, потому что это нас касается. Если у вас айфон, значит читайте про айфон, убеждайтесь в том, какие там галочки включаются».

Ковалева_251120161_телефоны_смартфоны.jpg
Фото Людмилы Ковалевой

Постепенный переход к цифровым возможностям идет по пути упрощения. Это наше личное желание. Нужно, чтобы задачи решались в один клик, пароль вводился автоматически, а банковская карта была бы прикреплена во всех маркетплейсах. В таких условиях обеспечить сохранность персональных данных крайне тяжело. Не потому, что какой-то хакер мониторит личные кабинеты, а из-за вездесущности ваших паролей и явок. В виртуальной сети принцип «чем проще, тем лучше» не работает. Мы стремимся сделать свою жизнь проще, в то время как мир становится глобальнее и динамичнее, обрастая системой «сложных решений». Дилемма, однако…

«Люди работают из дома, подключаются с домашнего компьютера. На домашнем компьютере ребенок устанавливает взломанные игры с торрента. Кто-то занимается серфингом по незащищенным каким-то сайтам. И здесь же происходит подключение, например, корпоративного VPN (виртуальная частная сеть. — Прим. ред.)» — удаленка сломала периметры закрытых пространств, сделав многое доступным. И «доступность» в контексте кибербезопасности не преимущество. Не только старый роутер с паролем «12345», но и умный пылесос по-своему уязвим. Поэтому безопасность нужно адаптировать под сегодняшние условия».

Сам себе админ

Междисциплинарный мир обязывает нас примерять разные роли. Руслан отмечает эту особенность: «Мне нравится подход, который я называю «подходом четырех шляп». Мы сразу в разных шляпах находимся в одно и то же время.

Первая шляпа — я как физическое лицо. Моя цифровая инфраструктура, мой телефон, почта, «Фейсбук» или «Инстаграм» — все между собой взаимосвязано определенным образом. Можно переключиться с одного ресурса на другой, узнать пароль, или на телефон приходят коды автоматизации, какие-то галочки включены, а другие выключены. «У вас нет айтишника, который вам должен это в тонусе держать. Оказывается, что, как только вы начинаете пользоваться каким-то сервисом, вы берете на себя риски и ответственность. Поэтому вы сами себе админ», — комментирует Руслан Юсуфов.

Ковалева_138124550_девушка_телефон.jpg
Фото Людмилы Ковалевой

Вторая роль — член семьи. И в семье есть и старшие, и младшие. Старшие, бабушки и дедушки, которым тоже будут звонить злоумышленники и пытаться у них выманить пенсию. Младшие члены семьи, например школьники, могут столкнуться с кибербуллингом. «Кто в вашей семье должен рассказывать про эти риски? Вы же, наверное, рассказываете в семьях о том, что ночью нельзя ходить по улице. А если подойдет дядя странный, то не надо у него конфетки брать и с ним садиться в машину. Но дети сегодня по улицам не ходят, дети в интернете ходят. Вот кто им должен рассказывать о том, что в интернете тоже есть злые дяди и тети, с которыми говорить не нужно».

Третья роль и третья шляпа — я как сотрудник организации. И в этой среде есть подчиненные и руководящие, а также определенный порядок работы и «заповеди» организации. А дальше у нас есть иная роль на уровне самой организации. Например, как топ-менеджер, вы должны проводить какие-то практики, вести определенную политику, чтобы работа не превращалась в бумажные стопки, которые написаны для галочки. Постмодернистское пространство, свергая традиционные ценности, должно предложить новые: «Здесь мой тезис, который я часто продвигаю, транслирует, что каждый из нас должен стать немножко безопасней. Потому что это касается нас лично, наших семей, друзей и окружения, организации, в которой мы работаем. Тех, кто от нас зависит, и тех, от кого мы зависим. И очень важно, чтобы вы и ваше окружение разделяли эти ценности».

Руководство для алармистов

Впадать в паранойю не стоит. Если вы беспокоитесь о безопасности персональных данных, начните изучать эту тему. С погружением придет понимание о рисках и угрозах, а также о способах защиты.

У общества всегда есть очень много насущных вопросов, которые нужно решать прямо сейчас. «У людей нет подушки безопасности, у них нет денег, на которые они смогут прожить, если что-то случится. А у бизнеса то пандемия, то карантин, то локдаун, то QR-коды, то кассовый разрыв…» — горизонт планирования крайне короткий.

Это утверждает концепция VUCA-мира (volatility — «нестабильность», uncertainty — «неопределенность», complexity — «сложность», ambiguity — «неоднозначность»). Мы остаемся без каких-либо ориентиров, потому что старые не действуют, а новые — в разработке. Поэтому мы не можем планировать на пять лет вперед: «По сути, мы все находимся в состоянии отсутствия возможности планировать и постоянного выживания сегодня. Так что многие из этих вопросов, которые мы поднимаем, они или про завтра, или сильно про послезавтра».

Ковалева_240592702_студенты_маски.jpg
Фото Людмилы Ковалевой

В градации насущных вопросов, от «кто виноват?» до «что делать?», есть очевидная тема: «на кого учиться?» Какая специальность будет востребована, когда я отучусь? А стоит ли поступать в вуз? Заменят ли краткосрочные образовательные курсы фундаментальную учебу? Правильных вариантов ответа не предложили.

Очевиден вопрос мотивированности специалистов. Среди экспертов, анализирующих тенденции, распространено мнение, что в ближайшем будущем мы столкнемся с проблемой лишних людей: специальности, которые сегодня связаны с рутинной работой, будут замещаться прогрессивными технологиями. В этом заключается вопрос экономической целесообразности предприятия.

До определенного момента этот социальный взрыв можно будет сдерживать. Все-таки у работодателя есть обязательства. Возможно существование двух параллельных систем: человека, перекладывающего бумажки, и программы, которая делает то же самое. «Мы с вами можем пообсуждать сейчас на кухне, мы можем пообсуждать на страницах газет, но реальное движение начнется, только когда 10 тысяч таксистов пойдут с вилами на кого-то, потому что тогда это будет социальный взрыв и тогда условной компании, или условному местному региональному правительству, или кому-то еще придется этим заниматься. Когда первый беспилотник сожгут, когда первые люди придут громить станки, тогда этим кто-то будет заниматься». Поэтому разговор о планировании малоэффективен.

Эффективна ваша персональная подготовка, умение быть мультизадачным. Востребован будет тот, кто умеет развиваться, кто способен адаптироваться. Пандемия разделила общество на два условных сектора: кто-то быстро перестроил свой образ жизни и нашел свою нишу, а кто-то продает имущество и ждет лучших времен. Что лучше, каждый выбирает сам: «Это, безусловно, время больших возможностей. Сегодня появляются новые индустрии, в которых вообще нет экспертов. Вы можете стать самым видным экспертом в этой области, потому что ее раньше просто не существовало».

Юсуф_IMG_20211206_133216_976.jpg

Но на пустом пространстве работать непросто. Это вызов: придется прочитать три книжки, которые как-то затрагивают вашу тему. А дальше опыт можно приобрести исключительно методом проб и ошибок: набейте все шишки и будете экспертом. «Вот сейчас ребята, которые блокчейном занимаются аж с 14-го года, это динозавры, старожилы и гуру индустрии», — Руслан дополняет наши рассуждения реальным примером.

«Другое дело, что, наверное, у нас нет в культуре, за пределами отдельных каких-то регионов, толерантности к ошибкам, нет культуры предпринимательства. — И вот уже разговор не об инновациях, а о психологии. — В Кремниевой долине все стартаперы. Куда ни плюнь, в стартапера попадешь. И если ты один раз ошибся, это даже хорошо, если ты десять раз ошибся, еще лучше, потому что ты прокачался. У нас к провалам гораздо чувствительнее относятся».

Получается, что, внедряя новые технологии и адаптируя общество в цифровизации, неизменными оставляем основные принципы человеческого существования. В основе всего — наше мировосприятие. Возможно, если открыться миру, то процесс пойдет гораздо легче и безболезненнее. Дело лишь в мотивации: «Наша норма может стать совсем другой. И нейтральные технологии в руках определенных людей могут быть инструментом решения тех или иных вопросов. Здесь можно поставить многоточие…»

Поделиться

Сегодня | 12:03
Первый секретарь. Головокружительная карьера Геннадия Ведерникова

Сегодня словосочетание «первый секретарь обкома» многие и не поймут, а когда-то так называли руководителя региона. В истории Челябинской области были первые секретари: Кузьма Рындин, Николай Патоличев, Михаил Воропаев и другие. Недавно вышла книга о Геннадии Ведерникове, возглавлявшем регион в 1980-х годах.

27.11.2022 | 17:49
Искусство в коридорах. В сельских школах Челябинской области появились картины

Коридоры сельских школ Южного Урала превращаются в выставочные пространства. Их заполняют репродукции картин уральских художников. Идея организовать экспозиции прямо в учебных рекреациях принадлежит основателю проекту «Сельские школы РФ» Николаю Махневу.

13.11.2022 | 14:21
Люди и куклы. В Челябинске представили спектакль о страшном голоде

В Челябинске случился, сбылся, свершился фестиваль «Соломенный жаворонок». Постановки представлены, награды вручены, театры разъехались, а зрители остались наедине со своими размышлениями. Одна из самых эмоциональных и душещипательных постановок — спектакль татарского театра «Экият» «Люди».

25.10.2022 | 15:06
Сердце читателей. Что обсуждали челябинцы на встрече с писателем Алексеем Ивановым?

Книголюбы и библиофилы прекрасно знают, что одним лишь прочтением книги не стоит ограничиваться. Любимый роман обязательно нужно обсудить с другом, коллегой, мамой и детьми: поспорить, порассуждать, посмотреть на произведение с другой стороны. А можно ли поговорить о книге с ее автором? У южноуральских читателей появилась такая возможность.

Новости   
Спецпроекты