И пошла мода на культуру

24 Сентября 2014
И пошла мода на культуру

Здесь танцевали, смотрели кино и учились хорошим манерам

Здесь танцевали, смотрели кино и учились хорошим манерам

Сейчас сложно сказать, кто же был инициатором создания Общественного собрания в Челябинске. Проблема в том, что если челябинских обывателей мы, хотя бы примерно, можем по фамилиям «идентифицировать», то с большей частью людей, оказавшихся в Челябинске по службе, мы не знаем совсем.

Подписка на музыку

(Продолжение. Начало в «ЮП» от 18.09.2014 г.) Примерное представление о деятельности клуба можно получить из перечня доходов клуба с 1 сентября 1879 года:

«Получено:

От продажи вин, карт, сигар, папирос и проч. — 2791,30 руб.

С биллиарда — 290,0

С прочих поступлений — 166,60

От спектаклей — 150,0

От гор. Управы за помещение суда — 50,0

От приезжих артистов — 110,0

Подписка на музыку — 404,0

Взнос 17 членов — 170,0

Добавочно с них — 30,0

Итого: 4275,78».

Как видим, была еще «подписка на музыку» — сбор денег на оплату музыкантам; а еще «за помещение суда» — Общественное собрание, видимо, сдавало помещение для судебных заседаний. Деньги с этого поступали невеликие, всего пятьдесят рублей, но все-таки…

Незнакомцы со звучными фамилиями

В документах 1871–1872 годов постоянно упоминается Викентий Христофорович Тлущиковский — эконом и старшина Общественного собрания. Фамилия для большинства челябинцев совершенно незнакомая. Викентий Христофорович в то время служил уездным следователем в Челябинском уездном суде, родом он был из Казанской губернии. Из челябинских купцов в клуб входили: В. А. Мотовилов, Я. А. Смолин, И. Т. Толстых, Н. И. Боровинский, П. А. Смолин, Крашенинников, Степанов и другие. Бывал здесь и владелец аптеки Штопф, а также Протасов, Агров. Еще в собрании состояли люди со звучными фамилиями: фон Зигель, Браже, Дебагорий, Миклашевский — только вот, кто они были, мне неизвестно. Возможно, в 1872 году Владимир Корнильевич Покровский сменяет Тлущиковского на посту эконома Челябинского общественного собрания. Правда, похоже, что он тут же отказывается от этой должности и передает все имущество на подотчет некоему Стамбровскому. Участие Покровских в делах клуба, очевидно, весьма велико, — на 1 сентября 1879 года Общественное собрание было должно «господам Покровским» 1164 рубля.

К 1879 году Общественное собрание освоило городской сад (хотя он еще не стал в полной мере их «епархией»). В статьях расходов значатся покупка песка для отсыпки дорожек, покупка плошек для иллюминации, починка забора, перевозка вещей, установка бильярда. Судя по всему, пользовались домом в городском саду они совершенно бесплатно. В 1885 году мещанин Егор Посняков написал городскому голове заявление: «Я желал бы взять в арендное содержание то помещение в принадлежащей городу роще, которое в летнее время занимается челябинским клубом, кроме навозу, не приносящим городу никакого дохода. В помещении том я предполагал бы открыть кафе-ресторан и платить в пользу города 300 рублей каждогодно».

И заиграл оркестр!

В 1883 году Владимир Корнильевич купил двухэтажный каменный дом у Павла Степановича Шихова. Насколько можно судить, после покупки дом был достроен с восточной и северной сторон, кроме этого, добавился декор по верху здания: башня в восточной части, аттики в юго-западном углу и декорированное слуховое окно в северной части. Было это сделано сразу после покупки здания или спустя несколько лет — сейчас сказать сложно. На фотографии, датируемой 1896 годом (коронация Николая II), эти добавления уже имеются, причем, в отличие от основного объема здания, они не оштукатурены. Сказать, когда же именно перебралось в это здание Челябинское общественное собрание, пока тоже сложно. Но в 1890-х годах, похоже, оно уже базировалось в доме Покровского.

Клуб рос, особенно после постройки железной дороги, когда Челябинск стал быстро развиваться, и в городе стало больше не только купцов, но и чиновников различных ведомств, технической интеллигенции. В Общественном собрании проводились концерты приезжих артистов, благотворительные балы-маскарады. Буфет собрания в дневное время был открыт для посторонних посетителей. Повышался и уровень запросов членов клуба. В 1911 году при Общественном собрании был создан симфонический оркестр, руководителем которого стал дирижер Дмитрий Давыдович Моргулис. В 1913 году создается смешанный хор. Библиотека Общественного собрания насчитывала несколько тысяч экземпляров книг.

Вход по рекомендации

Наиболее подробную информацию на начало XX века мы находим у Весновского: « Общественное собрание зимнее — находится на уг. Ивановской и Азиатской, д. Покровских. Сцены нет, но зал сдается под концерты. Освещение электрическое.

Годовой членский взнос — 15 р. Гости допускаются по рекомендации членов. Плата за вход: зимою — 50 к., летом — 25 к. Председатель совета старшин — Снежков Евгений Иванов. Старшины: Бреслин Абрам Борисов. Данцигер Семен Григорьев. Кондаков Василий Федоров. Рогенгаген Виктор Федоров. Кандидаты: Туркин Петр Филиппов.
 Кузнецов Владимир Иванов. Швецов Иван Матвеев. Буфетчик — Глот Федор Епифанов.

Ревизионная комиссия: Весновский Виктор Александров. Комольцев Павел Васильев. Слуцкин Павел Юрьевич. Туркин Василий Петров. Фертман Давид Романов.

Библиотечная комиссия: Весновский Виктор Александров. Заплатин Иван Васильев. Кульчицкий Эразм Юлианов. Слуцкин Яков Юрьевич. Туркин Петр Филиппов. Туркин Василий Петров.

Выдача книг производится только членам клуба и их семьям: в будничные дни с 7 до 10 ч. вечера, в воскресенье с 12 до 2-х часов дня. По праздничным дням выдача книг не производится.

При библиотеке имеется кабинет для чтения. Общественное собрание летнее — помещается на шоссе между городом и вокзалом. При собрании есть отдельный зрительный зал со сценой. Освещение электрическое.

Буфет Общественного клуба — Ивановская ул., д. Покровских. Посетители до 7 часов вечера допускаются без рекомендаций членов и безплатно. Обед из 2-х блюд 50 копеек».

Танцы до глубокой ночи

Челябинск в начале XX века становится довольно большим городом, если в начале 1880-х годов здесь было больше семи тысяч населения, то в 1916 уже под семьдесят тысяч. Естественно, что растет общий образовательный уровень, становится больше интеллигенции, чиновников и т. д. Возникают и новые клубы. Можно упомянуть Клуб железнодорожного общества. Фактически характер клуба обретает Пожарное общество. Вполне возможно, что существовали и другие объединения по интересам, либо профессиональные, о которых мы просто ничего еще не знаем. Например, К. Теплоухов в своих мемуарах упоминает клуб, который арендовал дом у Первухиной по Ключевской улице — возможно, это был клуб акцизных работников, к которым относился и сам Теплоухов. Иногда возникали занятные накладки, так, в начале ноября в «Голосе Приуралья» появилось объявление о том, что 21 ноября в Челябинском общественном собрании «Имеет быть общедоступный маскарад». А несколько позже публикуется сообщение, что маскарад переносится на 27 ноября. А в то же время сообщается, что 21 ноября общедоступный бал-маскарад состоится в Железнодорожном клубе. Чтобы не составлять друг другу конкуренцию, клубы предпочли развести одинаковые мероприятия по времени. Челябинское музыкально-драматическое общество, похоже, регулярно проводило так называемые «субботники», возможно, что‑то наподобие сборных концертов, по завершении которых устраивали танцы до глубокой ночи.

Опыт салонного общения

В 1906–1907 годах Общественное собрание обустраивает Городской сад на новом месте — старое было отдано под постройку Реального училища. Как пишет В. С. Боже: «здесь были построены здание для клуба, раковина для оркестра. Позднее были построены здание для городского театра, фонтан с цветной подсветкой и другие сооружения. До революции в Городском саду проходили концерты симфонического оркестра под руководством Г. Д. Моргулиса, выступали гастролировавшие в городе театральные труппы, устраивались народные гуляния с духовыми оркестрами, танцами, демонстрацией синематографа, фейерверками и другими экзотическими для того времени зрелищными номерами…». Вход в Городской сад был бесплатным.

В начале XX века культурная жизнь Челябинска была гораздо более насыщена, чем годах в 1880-х. А Челябинское общественное собрание играло роль своеобразного первопроходца в привитии «лучшим людям» города определенных навыков салонного, клубного общения. Несомненно, первый клуб служил и повышению культурного уровня челябинских обывателей — постановки спектаклей, концерты приезжих артистов, танцевальные вечера, все это постепенно становилось хорошим тоном для челябинского купечества и чиновников. Учителями, точнее, людьми, которые подавали пример в самых разных областях, начиная от игры в бильярд и заканчивая выбором музыкальных пьес, могли выступать приезжие из крупных городов чиновники и те же Покровские, вернувшиеся после обучения в столице. Возможно, именно общественное собрание начало создавать в Челябинске своего рода «моду» на культуру.

Гаяз Самигулов


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты