К 70-летию Победы. Челябинские крестьяне собрали 90 миллионов рублей для 150 танков

4 Февраля 2015
К 70-летию Победы. Челябинские крестьяне собрали 90 миллионов рублей для 150 танков

В музее ЧТЗ для 30 курсантов первой роты летной школы ЧВВАКУШ прошел открытый урок, который можно назвать «Сталинградским»

В музее ЧТЗ для 30 курсантов первой роты летной школы ЧВВАКУШ прошел открытый урок, который можно назвать «Сталинградским».

Трудно сказать, было ли откровением услышанное и увиденное в тот день для 15-16-летних подростков: все-таки не на Марсе мальчишки живут и наверняка слышали рассказы родителей о том же Танкограде. Но тот, кто хоть раз побывал в музее ЧТЗ, вряд ли воротится за порог в том же настроении и с теми же мыслями. Что то сломается, а что то вернется, что то вспомнится и что то наладится в душе…

«Челябинский» след

Хозяйка, директор музея Надежда Дида, чувствует всякого, кто входит в этот дом. Удивить редкими артефактами — дело немудреное. А вот рассказать подросткам, как их полуголодным ровесникам хватало сил выстаивать по 16 часов возле станков, нелегко. Как нелегко и ответить после таких рассказов на нередко звучащий наивный вопрос: «А зачем? Зачем они это делали?»

На этот раз повод был серьезный — Сталинград. Надежда Артемьевна рассказывала мальчишкам о вкладе Танкограда в разгром фашистских войск под Сталинградом в начале февраля 1942 года. И что ни вспомни об этой героической странице войны, обязательно «челябинский след» да и проявится.

Координаты подвига

Именно в те дни, когда шли кровопролитные бои за Сталинград, в тыловом Челябинске, на Кировском заводе в цехе нормалей — одном из самых боевых на Танкограде — появилась первая комсомольско-молодежная бригада. Инициатором ее создания стала восемнадцатилетняя фрезеровщица Аня Пашнина. Она же и возглавила первую женскую бригаду имени Николая Гастелло, которая была занесена в заводскую Книгу почета имени 25-летия ВЛКСМ.

Юные курсанты ЧВВАКУШа с восхищением слушали о том, что Аня Пашнина, эта славная девушка, почти что их ровесница, за одну смену выдавала до 1300 и более деталей! И это при норме 320. В 19 лет знатного бригадира наградили орденом Ленина.

Вслед за Аней потянулись в те дни ее ровесники. И тогда стали рождаться новые бригады, в том числе Александра Саломатова, у которого был свой девиз: «Не уходи с рабочего места, пока не выполнишь норму!» Почин подхватили Василий Гусев, Александра Садикова. По заводским цехам тут же разбежались три заветных слова: ударная фронтовая бригада. Иногда вновь созданные бригады называли молодежными фронтовыми.

Уже совсем скоро на заводе соревновались между собой около 700 (!) таких фронтовых, ударных, комсомольско-молодежных бригад.

Известный советский писатель Илья Эренбург в то время был живым свидетелем героизма наших солдат, воевавших на челябинских танках. В музее ЧТЗ сохранилось обращение писателя к челябинцам, создававшим эти танки:

«Дорогие друзья! Много раз на фронте я слыхал, как пехотинцы благословляют вас, друзья-кировцы! А наши танкисты гордятся отечественными танками, лучшими в мире! Еще больше танков — и мы проутюжим землю! Еще больше танков — и мы освободим Россию!»

Танк за 33 дня

О том, с какой невероятной скоростью работали челябинцы в то время, красноречиво говорит такой факт. 15 июля 1942 года Наркомат танковой промышленности обратился к кировцам с заданием: помимо выпуска танков КВ, организовать массовое производство танков Т 34. Через три дня на предприятии состоялся митинг, на котором директор Кировского завода Исаак Зальцман заявил: «История не знает таких примеров, чтобы в течение одного месяца завод перестроился на новую машину. Считается, что это технически невозможно. В ЦК партии мне так и сказали, но Родине это нужно, и кировцы должны это сделать».

Производство танков Т-34 было налажено всего за 33 дня! Боевые и технические характеристики машин получили высокую оценку бойцов, присылавших благодарственные письма с фронта, советских военачальников и даже немецких военных специалистов. Так, генерал-лейтенант Э. Шнейдер писал, что «попытка создать танк по образцу русского Т-34 после его тщательной проверки немецкими конструкторами оказалась неосуществимой».

В КБ Кировского завода группой инженеров под руководством главного конструктора завода Жозефа Котина, его зама Николая Духова и главного инженера Сергея Махонина был создан новый танк ИС, имевший высокую огневую мощь и усиленную бронезащиту. Его серийный выпуск был освоен тоже за рекордные сроки — всего за 51 день!

Но на самых горячих точках фронта ждали Т-34. И вот 22 августа 1942 года Кировский завод приступил к выпуску новых машин. А уже 1 сентября 30 челябинских «тридцатьчетверок» защищали Сталинград.

На деньги колхозников

А этот факт говорит не просто о щедрости южноуральцев, но и, наверное, о том, как же можно горячо любить свою Родину, попавшую в беду, чтобы поделиться самым последним.

Конечно же, челябинские крестьяне никогда особенно не жили сытно, а уж в первый год войны — тем более. Но вот они взяли и собрали 90 миллионов рублей. На эти деньги завод смог выпустить 150 танков. Получилась целая танковая колонна, которую так и назвали — «Челябинские колхозники». И вот что интересно. При производстве машин все было продумано настолько грамотно, в том числе и экономически, что при составлении калькуляции оказалось: новые челябинские танки Т 34 стали едва ли не самыми дешевыми в СССР.

С гордостью ребята узнали и о том, что одна из машин танковой колонны «Челябинские колхозники» под № 18 стала частью Мемориального комплекса «Героям Сталинградской битвы» на Мамаевом кургане.

Именно в этом месте 26 января 1943 года соединились части 21-й и 61-й армий в рамках операции «Кольцо». Тем самым было завершено расчленение окруженной армии вермахта. А впереди колонны 121 й танковой бригады 21 армии шел танк Т-34 под № 18 «Челябинский колхозник».

После войны танк был передан в дар городу и  уже в середине 50-х годов к нему, стоящему на постаменте, водили экскурсии.

 Автографы времени

Напоследок ребятам раздали уникальные значки от челябинского художника и геральдиста Бориса Гриневича.

Почти полвека он был инженером-конструктором на ЧТЗ и не понаслышке знает, что такое танки и тракторы. Более 20 лет занимался художественным проектированием, разрабатывал дизайн знаменитого ДЭТ 250М, фирменный цвет тракторов с маркой ЧТЗ.

Но, быть может, самым замечательным в творческой кухне Гриневича стала созданная им уникальная коллекция памятных знаков, посвященных истории развития техники ЧТЗ, а также нагрудных знаков чуть ли не для всех родов войск! А его значки «Миша» (Морфлот) и «Миша на яхте», утвержденные как сувенирная продукция Олимпиады 80, пользовались в те годы невероятной популярностью и сегодня хранятся во многих странах мира.

Памятные доски по эскизам Гриневича установлены не только на его родном ЧТЗ и улицах Челябинска, но и на вершинах Кавказа и Памира. Так что для будущих покорителей неба большей честью было получить на память столь символичные реликвии.

Горячий снег

О Сталинграде в музее ЧТЗ можно вспоминать по разному поводу. Вспоминать можно и стихами, тем более, что их автор — тоже челябинец, поэт Михаил Львов, еще до войны работавший на ЧТЗ в газете «Наш трактор». А с 1943 года воевал не где то, а в составе Уральского добровольческого танкового корпуса.

И, конечно же, не случайно, Надежда Дида читала безусым юношам именно эти стихи, где есть такие строки:

 «Клубились яростно метели

По сталинградской по земле.

Дымились потные шинели,

И шли солдаты по золе.

И танк в сугробе, как в болоте,

И бьют снаряды по броне.

Снежинки таяли в полете,

Как ветки с листьями в огне.

И падал в битве человек

В горячий снег, в кровавый снег…»

 Читайте также:

 Эхо блокадной зимы. Она зубами вгрызалась в мерзлую землю в надежде обрести пищу и выжить

К 70-летию Победы. В списках не значился

             К 70-летию Победы.  Прадед и его горящий танк

  К 70-летию Победы. Объектив челябинца запечатлел печи Майданека и предчувствие Победы

 В Челябинске живет единственный оставшийся в живых участник парада в Москве 7 ноября 1941 года

  Николая Беха называли заговоренным. 70-летию Победы посвящается


Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты