Мифы и легенды города Че

4 Сентября 2009

Приближается день рождения Челябинска. Столице Южного Урала исполняется 273 года. Но недавно археологи нашли нечто, опровергающее подлинность этой даты

Приближается день рождения Челябинска. Столице Южного Урала исполняется 273 года. Но недавно археологи нашли нечто, опровергающее подлинность этой даты. Об этом подробнее в интервью с доцентом Южно-Уральского государственного университета, научным сотрудником Южно-Уральского филиала института истории и археологии УРО РАН, кандидатом исторических наук Гаязом САМИГУЛОВЫМ.

Защищенная территория
— В центре Челябинска, на пересечении улиц Пушкина и Труда, производились раскопки. Были выявлены нетронутые участки культурного слоя эпохи энеолита. Это время, переходное между эпохой камня и бронзовым веком, его еще называют медным веком — халколитом. Есть также артефакты эпохи бронзы, мезолита. Если говорить о временном пространстве, — это порядка 7 тысяч лет до нашей эры. Мы обнаружили подтверждения этому прошлым летом, в августе.

— Звучит как сенсация…
— Оговорюсь сразу: называть это датой основания Челябинска некорректно. Да, здесь располагалось некое поселение, но оно вряд ли называлось городом Челябинском. Как правило, любой крупный город на своей территории насчитывает минимум десяток древних поселений. Древние люди, жившие здесь, занимались охотой и собирательством. Внешне и по объему мозга они были неотличимы от нас, современных людей. Их чем-то привлекла эта территория, вот они здесь и поселились. Можно догадаться почему. Здесь имелись вода, леса. К западу — там, где сейчас Свердловский проспект и улица Володарского, текла речка (Челябка), а к востоку от самого поселения, совсем рядом — небольшой ручей (он просуществовал до XIX века, а после был засыпан), здесь располагался роскошный бор (Селябский, или Челябинский). Территория вы-глядела, с позиции древних людей, защищенной и была удобна во многих отношениях — вода, лес, рыба.

— Получается, люди, которые основали здесь Челябинск 273 года назад, мыслили, как и древние, их привлекло то же самое?
— Челябинск был основан в 1736 году как крепость и одновременно перевалочный пункт на дороге, по которой подвозили продовольствие к строящемуся Оренбургу (первый Оренбург — нынешний город Орск) из сибирских слобод. Самая ближняя слобода в то время Теченская–Белоярская (современное село Русская Теча). В 1735 го-ду на Южный Урал прибыла экспедиция под руководством Ивана Кириллова. Одной из главных задач было основание города Оренбурга. Башкиры поняли, что основание русского города на их южных землях закончится потерей их самостоятельности. Началось восстание, целью которого было не допустить строительство нового города. Одним из способов противостояния они выбрали блокаду обозов, направлявшихся в Оренбург. Здесь и выяснилось, что такая тактика достаточно эффективна — основной обоз, отправленный в Оренбург поздней осенью в 1735 году, не смог пробиться и был вынужден вернуться обратно в Теченскую слободу. Под угрозой голодной смерти более 700 человек из строящегося Оренбурга отправились вниз по Яику к Сакмарскому городку, 500 из них погибли в пути. Гарнизон Верхо-яицкой пристани (Верхнеуральск), обессилевший от голода, был полностью уничтожен восставшими. Именно в этих условиях вышел царский указ от 11 февраля 1736 года, который, в числе прочего, предписывает строить городки (крепости) вдоль дороги на Оренбург, чтобы обеспечить безопасность продвижения обозов. Вот на пути от Теченской слободы, через деревню Калмацкий Брод (Бродокалмак) к Верхояицкой пристани и поставили крепости: Миасскую, Челябинскую, Еткульскую, затем еще Уклы-Карагайскую…


В инструкциях, разосланных начальником Оренбургской комиссии Василием Татищевым офицерам, командовавшим отрядами в этих краях, было указано, что крепости надлежит строить в тех местах, которые богаты покосными угодьями, травой. Передвигались ведь на лошадях, животных кормить надо. А обозы были большими… Так что при выборе территории важны были и удобство положения, и защищенность, и покосы.

Оберегая поколения
— Вы упомянули реку Миасс. Еще в 60-е годы она не выглядела так убого, была более глубокой! Мой папа там рыбу ловил, прямо в центре города, возле моста близ дворца спорта «Юность».
— У реки имелись различные участки: глубокие омуты, перекаты. Были и притоки. Некоторые из них сейчас уничтожены: засыпаны либо закатаны в бетон. Поэтому она обмелела. Миасс гибнет, по сути…

— В столице недавно вышла книга о мистических местах Москвы, по телеканалу «ТВ-3» тоже постоянно об этом рассказывают. А в Челябинске есть такое? Я, например, слышала миф: якобы ЗАГС Советского района считается счастливым для заключения браков, вроде с этим связана какая-то романтическая история…
— К сожалению, на этом месте располагалось кладбище.

— Возможно, там имелась могила местных Ромео и Джульетты?
— Предположить можно что угодно. Все воспринимается в зависимости от традиций. То, что для нас норма, кому-то наоборот. Жители Западной Сибири, например, не ставят свои жилища на тех местах, где кто-то до них жил. Они считают, что души живших там раньше людей будут их преследовать. У нас — наоборот. Считается, что обжитое место более удобно для дальнейших поселений. Оно освоено уже, апробировано. А души умерших, живших там ранее, как раз-таки оберегают новые поколения. Может, этим объясняется данный миф? Еще в этом квартале находилась кладбищенская церковь Казанской Божией Матери.
... В Челябинске несколько достопримечательностей, обросших байками. Скульптура Нищего на Кировке, например. Каждый считает своим долгом потереть ему лысину: якобы это к деньгам. Принято также прикасаться к Студенту возле ЮУрГУ. Как будто это поможет успешно сдать экзамен или зачет.


А есть еще дореволюционные мифы. Один путешественник, побывав в Челябинске проездом, записал потом в своем дневнике, что на него произвели впечатление стены женского монастыря, сложенные из кирпича. А кирпич-то, дескать, непростой! Взят якобы из татарской крепости, бывшей на этом месте ранее. Но никакой татарской крепости на этом месте не существовало. Кирпичные стены монастыря появились всего лет за десять до приезда этого автора.

Царский генплан и немного ностальгии
— Я читала, что существовал ген- план развития Челябинска и его утверждал Николай I. Такое возможно?
— Это совершенная правда. Император Николай I утвердил генплан нашего города в 1838 году. Планы всех российских городов, начиная еще с XVIII века, согласовывала специальная комиссия, а утверждал именно монарх. Но, если откровенно, при застройке Челябинска не особенно следовали этому плану. Улицы Труда, Цвиллинга, Свободы и Карла Маркса — это те улицы, которые были отражены в царском генплане, но тогда они, конечно, носили иные названия.


В 1853 году был составлен план «О поименовании улиц Челябинска» (по генплану развития города, утвержденному в 1838 году, ничего особо не делалось). И вот улицу, которая до этого называлась Христорождественской (ныне Цвиллинга), предложили переименовать в Большую Троицкую. А за рекой при этом была просто Троицкая улица, названная так в связи с близостью к Свято-Троицкому храму. Улица Большая Троицкая пересекалась с улицей Троицкой. Таким образом образовывался крест, осеняющий, хранящий город. Рождество, Троица — названия главных православных праздников. Все было продумано… На Христорождественской улице стоял одноименный собор, метрах в тридцати от улицы Сибирской (Труда), сегодня там сквер площади имени Ярославского.
Но в затее переименовать улицу в Большую Троицкую особого смысла никто не усмотрел. Поэтому инициатива прижилась лишь отчасти. Улицу в народе, а затем и официально стали называть Большой, вторая часть названия — Троицкая, отпала.

— В Заречье, районе моего детства, есть улицы: Тагильская, Кыштымская, Каслинская (названные так по городам Урала) и даже Горшечные Ряды…
— Вы называете улицы, которые не были переименованы с 1882 года. Улица Горшечные Ряды, например, часть Троицкой площади, которая соприкасалась со Свято-Троицким храмом и была одновременно торговой. Застройка города конца XIX века была разнообразной, жители побогаче строили двухэтажные дома — первый этаж торговый, второй жилой. В ту же пору строили здания, сдававшиеся в аренду. Хозяева из кожи лезли, но, соорудив дом себе, возводили рядом здание, квартиры которого сдавали в аренду ради выгоды. И еще оборудовался просторный подвал — либо торговый, либо складской. В Заречье таких зданий осталось мало, в центральной части больше, но и здесь они с каждым годом убывают.
Увы, миром сейчас правит прагматизм. Дельцы думают, что полукаменный домишко, построенный еще во время оно, нецелесообразен, куда экономичнее от него избавиться. Им выгодно только то, что нужно. А аромат старины они уловить и оценить неспособны. К сожалению, это беда общая. Она характерна не только для Челябинска.

— Правда ли, что Челябинск когда-то окружали мощные городские стены? Или это тоже легенда?
— Есть обращение атамана Ивана Грязнова, участника Пугачевского восстания, к защитникам Челябинска, где он пишет: «Не думаете ли вы, что мощные каменные стены вас спасут?». Думаю, это некая аллегория, возможно, связанная с библейской историей, например взятием Иерихона. Есть,кстати, и научные исследования, в которых заявляется, что пугачевцы не смогли взять город Челябинск благодаря его мощным каменным стенам. На самом деле каменных оборонительных стен у Челябинска не было. Существовал только деревянный заплот. В 1763 году бургомистр Семен Боровинский предписал, что заплот совсем обветшал и его надо отремонтировать, а в некоторых местах просто заново поставить. И починить помосты в бастионах крепости, чтобы пушки можно было установить. Деревянные стены быстро пришли в негодность, испортились от сырости.
В 1766 году воевода Лазарев в своем указе писал, что «некоторые казаки на тех местах, где заплот стоять должен, дерзают уголь жечь»: заплот-то был с большими прорехами… Но к моменту осады города пугачевцами заплот стоял.


Если бы в Челябинске были каменные стены, мы бы обнаружили хотя бы какие-то их останки. Но, увы, ничего такого археологами найдено не было.
Зато в Челябинске были кирпичные дома. Три таких дома было построено в городе до того, как город Челябинск перешел из статуса центра провинции в центр уезда, это гораздо меньше по значимости. Эти дома стояли разрозненно: там, где сейчас торговый комплекс «Набережный»; по улице Азиатской (Елькина) и на пересечении улиц Труда и Свободы (Сибирской и Ключевской).

— И напоследок — ваше пожелание Челябинску и его жителям?
— Не забывайте, что, кроме сегодняшнего и завтрашнего, есть прошлое. Это прошлое надо знать и хранить. Пока такая возможность есть.


ИРИНА БОГДАНОВА

Публикации на тему
Новости   
Спецпроекты