В горы за лещом. На озере Зюраткуль сутки ждали бронзовых плюх

18 Августа 2015 Автор: Павел Прокопьев
В горы за лещом. На озере Зюраткуль сутки ждали бронзовых плюх

— Здравствуйте, уважаемые! — бодрый старичок благообразного вида, распахнув дверь нашего «крузера», бодро заскочил на задний диван. — Хорошая машина, большая! Меня величают Александр Егорыч, старший научный сотрудник. Ну что, поехали…

История умалчивает

Вот так началась наша поездка на озеро Зюраткуль, и уже через 10 минут, после аэмзовских пробок, замелькали постройки городского пригорода, дорога М5, направление на Москву… Прошло полтора часа.

— Обратите внимание, друзья! – будто заправский автобусный гид, наш случайный попутчик Александр Егорыч блеснул стеклами очков в сторону неприметных холмов, когда до поворота на парк «Зюраткуль» оставалось всего несколько километров. — Пугачевский вал! Именно здесь у Емельяна был последний большой бой с Михельсоном…

— Ух ты, ожил профессор! — Серега как всегда крутил баранку нашего вездехода и теперь в зеркало с усмешкой поглядывал на умно сморщенное лицо, которое до этого мирно сопело в свой маленький веснушчатый нос. — Ты лучше расскажи, где он клад зарыл? Поди, Емелька немало дворянских зипунов потряс…

— О том история умалчивает, — наш пассажир платком протирал очки. — Зато у озера, где будете рыбачить, немало славных легенд, одна из которых гласит, что прекрасная де…

— Хорош букварем размахивать — дороги не видно! — Серега, давя на газульку, явно был в приподнятом настроении, отчего иногда становился несносным хамом. Мы, друзья, ему это прощали, потому как он был нашим трезвым извозчиком, а вот незнакомцы от его юмора иногда впадали в шок. — Сами знаем и плавали. И про девку местную пугачевскую, и про то, как он ее… того, в озере искупал.

— Напрасно вы так, молодой человек! — петушино кукарекнул сзади Егорыч. — Свою историю надобно знать!

— А то что, клевать не будет? — Серега, скрашивая себе дорогу, явно нашел развлечение и теперь вовсю подначивал грамотного дедка. — Ты, Егорыч, лучше вот что скажи: отчего у нас на Руси что ни предводитель, то обязательно маньяк? Стенька Разин княжну за борт выбросил, Пугачев тоже без кровушки жить не мог. Даже Ленин еще тем маньяком был!

Александр Егорыч оказался у нас в машине случайно, ему просто не хватило места в своем микроавтобусе, который следовал позади нас. У них была научная экспедиция на Зюраткуль, а среди них мой хороший знакомый, который и упросил взять всю их гринписовскую братию «на хвоста»: видите ли, дорогу они не знают. А тут мы как раз на рыбалку. Вот так и познакомился Егорыч с нашим Серегой. Теперь нахохлившийся ученый обиженно молчал, козлиной бородкой уставившись за окно.

 А версты летели — только сосны мелькали, и вскоре трасса замаячила зюраткульским указателем, свернув на который дорога резко пошла вверх…

Через полчаса горных ухабов мы миновали шлагбаум парка, плотину и остановились возле турбазы, где вся ученая братия планировала постой.

 — Прибыли, Ломоносов, не поминай лихом! — высадив облегченно вздохнувшего Егорыча, Сережка развернул «крузер» и нажал газ. — А че, прикольный попался ботаник!

— Историк!

— А-а, один черт…

Мать-природа

 Еще через несколько километров лесной дороги мы оказались на каменном мысе, который был похож на ступню великана, шагнувшего в озеро, чтобы проверить, не холодна ли вода. Отсюда самое короткое расстояние до противоположного берега, называемого Мокшанским мысом, где мы и планировали провести почти сутки в ожидании бронзовых плюх.

Озеро Зюраткуль, национальный парк природы, — самое высокогорное озеро Челябинской области, к счастью, оно же и самое малодоступное для людишек, привыкших смотреть на общее достояние сквозь призму своего эгоизма и кошелька.

Помнится, когда-то Увильды и Тургояк тоже были такими же по красоте жемчужинами, радовали своими девственными берегами и бирюзовостью вод. Теперь же мы сами, человекообразные, затерли, замазали мутью эти драгоценности, понастроив на их побережье свои трехэтажные пещеры. Что поделаешь, мы же дети природы, любим ее, родную, а потому и стремимся поближе к ней. А то, что вопреки всяческим законам гадим из своих теремов на эти самые памятники природы, так это ничего!

Все естественно, а что естественно — не безобразно. Матушка-природа сильная, она все выдержит. Ну а если и не выдержит, так все равно все там когда-нибудь будем, вот только навряд ли на небесах — вернее в аду. Интересно, как наши потомки в будущем, сидя на заболоченных приозерных вырубках, будут о нас вспоминать…

Бросаем якоря

Через два часа, отогнав машину на базу, погрузившись в лодки и перебравшись на электромоторах к противоположному берегу, мы прикидывали к носу, как и где будем отдавать якоря. Походив взад-вперед галсами и обнаружив с помощью эхолота свал с пяти на шесть метров, направляюсь по нему вдоль берега в надежде обнаружить что-нибудь интересное: ямку какую или, наоборот, с травкой бугор. Помимо незначительно меняющейся глубины на приборе то и дело появлялась крупная и мелкая рыба, отчего нетерпение требовало быстренько бросать якоря. Не-е-т! Сначала поищем, посмотрим, а отдать концы всегда можно успеть… Пройдя двести метров вдоль Мокшанского берега и не найдя из донного рельефа ничего особенного, я повернул назад к тому месту, где на эхолоте рыбы было больше всего. Серега в это время изучал глубины ближе к середине озера, а поскольку мобильная связь здесь отсутствовала, взятые с собой рации пригодились как раз.

— Ну что, Сережка — к ушам пристежка, стойло себе нашел? — опустив один из булыжников, чтобы не сносило волной, достал я переговорник. — Что там у тебя? Лещи с велосипедное колесо есть?

— Одни таймени, с крючок да помене! — подкидываясь на крупной волне, от меня метрах в двухстах маячил дружок. — Тут дно плоское, как фигура моей соседки, но рыба есть. Я, наверное, здесь буду вставать.

— Ладно, до утра будем пробовать, а там у кого будет баче, в том месте и будем рыбачить…

Гороховое дно

Здесь, на Зюраткуле, мы были две недели назад, а потому знаем, что одна точка — хорошо, а три прикормленных места — лучше! Недаром на корме в моей лодке сегодня целая каменоломня, потому как одна стоянка (прикормленное место) требует двух каменюк. Конечно, можно просто «соску» поставить, но в этом случае на глубине и при сильной волне точно над прикормкой не встать. А если заранее опустить и развести якоря, а затем якорные концы просто подвязать на буек, то при очередном подъезде на прикормленное место останется просто подвязаться к этим концам. Быстро, удобно, и рыба непуганая!

Первое место столблю напротив егерской делянки, ровно на пяти метрах: встав на якоря, разбрасываю вокруг лодки распаренные пшеницу и горох, под лодку опускаю два намятых вкуснячих шара (хлеб с кашей). Далее, подвязав веревки на 5-литровую «соску», оставляю все это плавать на поверхности и, отойдя в сторону метров на пятьдесят, снова растягиваю лодку на следующих якорях…

 Ба-бам — на третьем, самом глубоком (6,2 метра), месте приводнились последних два гранитных камушка, и очередные полведра гороха были посеяны на озерное дно. Что ж, крестьянские труды окончены, посмотрим, какие «всходы» получатся и «вырастет» ли вообще что-нибудь…

Продолжение следует

Дневник рыболова 13–20 августа

Середина августа, пора перестраиваться на хищника, да вот только где его взять? Хотя скоро из Кургана придут заказанные пропуски в пограничную зону, и отправимся мы на Тобол. Одно плохо: по нынешнему положению ночевать на берегу в пограничной зоне возбраняется, а потому придется в Поддуровке у доярок определяться на сеновал!

13 августа — озеро Второе, окунь. Хорошая получилась рыбалка, два дня на пятую точку не мог сесть. С погодкой подвезло, будь она неладна: ветрище дуло, а посему валы гуляли по озеру, будь здоров. Кто ходил на моторе, тот знает, что, когда на большой волне выходишь на глиссер, начинается такая скачка, как будто тебя доской лупят по заднице со всех сил!

За день избороздили все озеро, из приманок испробовали все что можно (два чемодана) и кое-как только наскребли на уху. Окунь бастовал, впрочем, как и вся рыба на других водоемах, так что нанюхались все…

15–16 августа — озеро Зюраткуль, лещ. Эта была вторая наша поездка за лещами, и, учитывая уроки первой рыбалки, к этой мы подготовились основательней. Рыбачили все на тех же Мокшанах, и поклевки начались уже с вечера под закат…

18 августа — озеро Тишки, карп. С утра с донками сидели на середине, поклевки пошли сразу с первого заброса и продолжались (раз в час) до 11 часов. Затем приехал пароход с тралом, и пришлось убираться с его пути. До конца рыбалки еще два раза менял место, результат везде один и тот же: вся рыба до килограмма, а потому за борт. Итог: 6 голов (самый крупный — 2 кг).   
Вчера | 16:35
Признание в квартирах. В Карабаше 43 семьи получили новое жилье

Благотворительную премию «Народное признание и любовь» провела «Русская медная компания». 

Вчера | 13:51
Воздух для примера. Как в Челябинской области меняется экология?

В Челябинске проблемы экологии всегда остаются в ряду наиболее чувствительных, важных для общества тем. Именно поэтому в нашем регионе формируются стандарты экологической безопасности, которые планируют растиражировать по всей Россию.

01.11.2019 | 12:11
Лебяжьи караси. Где челябинские рыбаки закрывали летний сезон

«Дядь, а дядь! Закурить дай!» — детским нарочитым баском как-то внезапно раздалось позади меня, я обернулся и… Передо мной стоял пацан лет десяти в грязной фуфайке с облезлым кнутом в руках, и из-под большущей старой кепки с наглецой щурились на меня глаза.

04.09.2019 | 14:46
Бутерброд для карася. Как челябинские рыбаки ловили в зарослях Мыркайского озера

«Мужик! Эй, мужик, как тут в библиотеку пройти?» — Голос был странным, злым и нудным, да еще и как будто звучал из-под земли. «Ну че, мужик, где тут книжки дают?» — неестественный зубодробительный тембр вопрошающе сверлил мозг.

Новости   
Спецпроекты