У Христа за пазухой. На одной из челябинских улиц до революции бедняки практически не жили

27 Января 2016 Автор: Гаяз Самигулов
У Христа за пазухой. На одной из челябинских улиц до революции бедняки практически не жили

В прошлой статье я начал рассказ об одной из старейших улиц города, которая сегодня носит имя С. Цвиллинга. В конце XVIII века улица была переименована из Оренбургской в Христорождественскую — по названию собора Рождества Христова, стоявшего на площади (нынешняя площадь им. Ярославского, что перед оперным театром).

Меньше тысячи не предлагать

Если в 1795 году на Христорождественской улице было только 11 дворов и из них только в двух дворах были многокомнатные дома с несколькими печами, то к 1834 году улица в буквальном смысле преобразилась. Дворов стало больше не так чтобы в разы, всего 16 усадеб. Но практически половину из них занимали люди «чиновные», то есть при чинах — неважно каких, гражданских или военных. Некоторые семьи владели здесь домами еще с конца XVIII века, как например, Ханжины или Бороздины. Другие приобрели дворы относительно недавно. Большая часть дворов была застроена в 1820-х — начале 1830-х годов.

На всю улицу было три двора, в которых главный дом имел только три комнаты. Еще было три дома в четыре-пять комнат, остальные — от шести до десяти жилых покоев. Для сравнения укажу, что основным типом жилого дома в Челябинске все еще оставалась связь горница-сени-изба, то есть два жилых однокомнатных сруба, соединенные нежилым срубом (сенями  или клетью). Если хотите представить себе, что такое изба (или горница), можете сходить в Детский музей, что в Челябинском краеведческом музее, там она есть. Так вот, по всему городу большая часть жилых домов из двух комнат, а то и вовсе из одной (одна изба с сенями). А по улице Христорождественской самые бедные дома в три комнаты.

И по стоимости  опять же только три двора здесь были оценены меньше чем в тысячу рублей: триста, восемьсот и девятьсот рублей. Все остальные стоили дороже, более того, больше половины дворов оценивалось больше чем в три тысячи рублей. Обычная цена двора в целом по Челябинску в ту пору — от 150 до 400 рублей. Разумеется, в городе было еще немало богатых дворов, стоивших по несколько тысяч рублей, но они были как‑то более ровно «перемешаны» с рядовой застройкой.

Семейная улица

Среди прочих усадеб улицы Христорождественской 1830-х годов выделяются четыре двора. Привлекают внимание они не столько крупным домом, обилием дворовых построек (хотя и это есть), а тем, что ими владели Мотовиловы. Такая клановая экспансия на центральную городскую улицу. В краеведческой литературе Мотовиловым уделено не очень много внимания, возможно, потому, что пик их предпринимательского успеха пришелся на вторую треть XIX века, а затем они «вернулись» в средний слой городских обывателей. Я воспользуюсь случаем и сделаю небольшой экскурс в историю этой семьи.

Основатель клана Мотовиловых записался в 1737 году в казаки Чебаркульской крепости. Зимой 1739 — 1740 годов ему было 46 лет, старшему сыну Тарасу — 18, младшему, Афонасию — 7 лет. В казаки он попал из дворцовых крестьян. Жил до этого в Пещанской слободе (сегодня Курганская область). В 1753 году он  вместе с детьми числился уже в посадских (то есть купечестве) города Челябинска. В этом году, кроме старших Тараса и Афонасия, в его семье указаны: Иван десяти лет, Петр двух лет и Афонасий-младший, которому было полгода.

В 1760 году Тарас был выбран старостой посадских и цеховых Челябинска, Афонасий занимал эту должность в 1764 году. И Тарас и Афонасий-старший выделились со своими семьями в отдельные хозяйства. Большинство Мотовиловых, живших в Челябинске в последующие времена, были потомками Афонасия, поскольку у Тараса на 1768 год был единственный сын Сава, которому было 2 года. У Афонасия было уже 8 сыновей. В 1787 году Афонасий Мотовилов, которому было 60 лет, жил на улице Уфимской (сегодня ул. Кирова в Заречной части). Из детей с ним оставались сыновья: Андрей 24 лет, Григорий 22 лет, Наум 19 лет и Гаврило 17 лет, дочь Любава 30 лет.

Продолжать перечисление поколений и имен дальше не буду. В целом  Мотовиловы вплоть до 1820-х годов находились где‑то на среднем уровне жизни Челябинска того времени и особо богатыми усадьбами похвастать не могли. Отец двух из наших героев, Андрей Афонасьевич Мотовилов, к 1820-м годам жил в Заречье, на Купецкой улице (примерно нынешняя Каслинская улица). Двор, правда, у него был большой — 50х20 сажен (1 сажень — 2,16 метра), но дом в 2 комнаты, в котором жил он со своей большой семьей, куда входило двое старших сыновей, которые уже и сами были женаты. Занимался кожевенным промыслом, кожевня стояла на дворе (скорее, на огороде, ближе к реке), а за городом, ниже по течению Миасса у него была небольшая мельница для толчения дубовой коры, которая использовалась при обработке кож.

С одобрения царя

А в 1820-х годах начинается активное заселение улицы Христорождественской Мотовиловыми. В 1822 году строит дом в 6 комнат Андрей Андреевич Мотовилов. В 1827 году наискось от его двора покупает усадьбу брат Алексей Андреевич. В 1831 году строится их дядя Наум Афонасьевич, и в это же время отстраивает двор жена Андрея Андреевича, Екатерина Семеновна. У всех дома по шесть-семь комнат, с полным набором надворных построек: конюшни, погреба, бани, завозни, огороды… У всех лавки в Гостином дворе, а то и по две. У всех на берегу реки Миасс, ниже города, «мыльня» то есть мыловаренный заводик. Видимо, именно мыловаренное дело и стало основой их благосостояния, хотя это вовсе не исключало других занятий, в первую очередь  торговлей.

В конце 1830-х годов Андрей Андреевич строит на своем дворе двухэтажный каменный дом, который сохранился до наших дней , сегодня это здание по улице Цвиллинга, 5. Это один из трех самых старых домов нынешнего Челябинска. Построен он был без особых затей, скорее всего, по примерному фасаду — была такая практика в России того времени. Выпускались разработанные архитекторами альбомы примерных фасадов, которые «Высочайше утверждались», то есть получали одобрение царя. Когда человек изъявлял желание построить дом, ему предлагали выбрать фасад, соответствующий его намерениям по этажности, количеству окон и т. д. А могли просто дать выкопировку с фасадом и сказать : будешь строить вот такой.

Это здание интересно не только как один из самых старых каменных домов Челябинска. Здесь больше десяти лет размещалось челябинское Общественное собрание — первый «клуб» города. Здесь ставились самодеятельные спектакли, проходили концерты приезжих музыкантов, организовывались танцевальные вечера. Это позже, уже в 1880-х, наверное, даже ближе к 1890-м Общественное собрание переедет в бывший дом Шиховых, купленный В. К. Покровским. А начало его деятельности, фактически формирование происходило здесь.

Сегодня | 13:09
Двойник из «облака». Покорят ли разработки челябинских программистов Голливуд

Проект «Цифровой двойник» челябинских программистов в прошлом году произвел фурор в Токио на Международной выставке Steelie awards. Японцы были в восторге от виртуальной модели трубопрокатного производства, и запущенный в Поволжье пилотный IT-проект PL-Twin был признан одним из лучших.

Вчера | 14:52
Детсады взяли на заметку. Почему губернатор вынужден проверять бюджетные стройки

Глава региона Алексей Текслер отложил все дела и изменил рабочий график, чтобы неожиданно проинспектировать бюджетные стройки, которые возводятся в рамках национального проекта.

28.03.2016 | 14:55
Пожарная полиция. Городское самоуправление в Троицке осуществлялось в складчину

Прошлое города Троицка во многом остается для нас темным и неизвестным, но понемногу мы собираем все больше фактов и сюжетов из его истории. Несколько таких небольших сюжетов я и изложу.

29.02.2016 | 13:06
Убогое подаяние. В Челябинске в XVIII — XIX веках была богадельня

Точное время ее создания назвать сложно. Она была в период Исетской провинции. Информации о богадельне в 1780-х годах мне не встречалось.

Новости   
Спецпроекты