«Арагонская хота». Как путешествие французского поэта привело к появлению «Вальса Челябтракторостроя»

17 Июля 2017 Автор: Марат Гайнуллин Фото: из сборника «Магнитка. Крепость России»
«Арагонская хота». Как путешествие французского поэта привело к появлению «Вальса Челябтракторостроя»

Если турист не способен путешествовать во времени, то он может взглянуть на мир глазами туриста из прошлого. Какими, например, ровно 85 лет назад, в июльские дни 1932 года увидела Челябинск, Свердловск, Нижний Тагил, Златоуст, Магнитогорск группа интернациональных писателей, в течение 40 дней путешествовавших по новостройкам Урала.

О братьях по перу

В состав писательского квартета входили венгр Александр Барта, голландец Иев Ласт, американец Айзик Платнер и француз Луи Арагон. В те дни о них писали все газеты страны — от «Известий» до местных изданий.

В заметке «Завтра прибывают иностранные писатели» «Челябинский рабочий» от 30 июля 1932 года писал: «31 июля приезжает группа иностранных писателей, входящих в Международную организацию революционных писателей… Писатели пробудут в Челябинске пять дней. За время пребывания они ознакомятся со строительством тракторного завода, с работой ЧГРЭС, железнодорожного узла и Челябкопей.

На предприятиях писатели проведут беседы с ударниками, примут участие в интернациональных вечерах. Вечера намечено провести на ЧГРЭСе — 1 августа, на железной дороге — 2 августа, на ЧТЗ — 3 августа, на копях — 4 августа.

До Челябинска писатели были в Свердловске и Магнитогорске. Ими уже написан ряд очерков и статей об Урале для иностранной и советской прессы».

Фрагменты дневника

Нам повезло, что до сего дня чудом сохранились фрагменты путевого дневника, который вел в этой поездке по Уралу Луи Арагон и в котором отразились его живые впечатления:

«На одной из первых остановок в Уральских горах я купил земляники. Она была завернута в бумагу, помеченную 1 октября 1917 года. Это был отпечатанный на машинке приказ Временного правительства (Керенского) населению о том, чтобы на зимнее время часы были переведены на час вперед. Урал не послушался Керенского, он послушался Ленина и перевел свои часы на столетие».

В восторге захлебываясь от магнитогорских впечатлений, он пишет: «Я хотел бы описать Магнитогорск, как детям рассказывают о сказочных комнатах старинного замка, где спрятана принцесса. Они, может быть, не увидят комнат цвета луны или гостиной из водяных капель, но они вообразят их себе, и им захочется их увидеть. Точно так я хотел бы описать, как растут домны — третья и четвертая. Какие у них венцы из лесов и венцы из рабочих. Я хотел бы увести вас от домен в пространство, где царит хаос, как в моем блокноте, куда я вносил заметки об этих несоразмерных вещах».

А вот как поэт описывает Челябинск по дороге из Свердловска: «…Огибаем целые километры новых домов, белых с серыми полосами. У подножья их все еще ютятся черные землянки, в которых раньше жили. Нигде, может быть, нет такого явного разрыва между вчерашней и завтрашней жизнью.

Ужасные черные землянки оттесняют кошмаром прошлого социалистический город, встающий вдоль реки.

А дальше новые заводы, такие чистые, такие красивые, что нет ни одного туриста, который не спросил бы первым долгом: что такое? Это Челябтракторострой. А вот это — электрическая станция ЧГРЭС. И еще дома, еще дома.

От анфилад челябинских домов кружится голова. Среди них стоит квадратное здание, красное, обнесенное высокой стеной, с нишами в стене по углам, где ползут лестницы: это старая тюрьма на пороге Сибири, где было заключено столько революционеров!

Они были заключены в этом красном доме, чтобы впоследствии рядом выросли вот эти белые с серым жилища. И они выросли».

А у них Драйзер «на избиении»

Сохранился образчик и коллективного творения, подписанного квартетом писателей и названного весьма помпезно: «Из мрака кризиса к зареву уральских домен».

«…Мы, которые привыкли читать у ворот каждой фабрики насмешливую надпись «Найма рабочих нет», мы видим здесь на самой маленькой станции доску со следующей надписью: «Требуются плотники, каменщики, бухгалтера, чернорабочие». Смотри из окна, и ты увидишь работу…»

«Одновременно с нами на Урале находится Борис Пастернак, один из лучших современных советских поэтов буржуазного происхождения. Он здесь в качестве гостя правительства, и ему дали возможность изучать, когда и как это захочется, жизнь шахтеров и рабочих металлургических заводов Урала, а в Америке отдали под суд и полиции на избиение Теодора Драйзера, вина которого заключалась в том, что он интересовался жизнью шахтеров в Кентукки.

В квартирах рабочих не встретишь больше икон. А в женском общежитии, которое мы посетили, мы обратили внимание на количество антирелигиозных плакатов, которыми были разукрашены стены.

Мы, которые привыкли в Европе и Америке относиться к армии как к вооруженной силе, предназначенной для того, чтобы держать рабочих и крестьян в рабстве, мы видели бойцов Красной армии, работающих наравне с рабочими и помогающих колхозникам… Красная армия должна знать, что она будет защищать…

В капиталистических странах женщин втягивают в производство вместо рабочих, чтобы снизить дешевым женским трудом зарплату рабочего. На Урале втянуто в производство до 1930 года 407 тысяч женщин, а в одном 1932 году — 280 тысяч. В капиталистических странах сотни тысяч женщин занимаются проституцией, чтобы не умереть с голоду. В Советском Союзе женщина строит вместе с мужчинами новое общество».

Рабочий день — 4 часа 48 минут

«Завод заботится о здоровье рабочих. Посреди литейного цеха — комната для отдыха, где каждый рабочий может отдохнуть, если почувствует себя больным от жары печей. Врач обходит рабочих, пришедших из деревень, и дает им первые указания о гигиене.

В Америке профессоров, преподающих дарвинизм, отдают под суд. Здесь во всех заводских библиотеках есть книги о происхождении человека. Когда рабочим показали в телескоп звезду и Луну и каплю воды под микроскопом, то с 6 до 12 стояла очередь! Женщины клялись, что они никогда не будут пить сырой воды...

Около каждого цеха своя столовая, там и красный уголок с газетами и книгами, там собираются до и после работы. Рабочие не спешат с работы домой... Люди не чувствуют себя слишком усталыми для того, чтобы учиться после четырехдневной работы, работающие у мартеновских печей работают только 4 часа 48 минут в день и получают месячный отпуск. Вот отчего есть охота вечером сходить в сад, на концерт, в кино, в заводской клуб или на судебный процесс над плохо работающей печью…»
 
«Ура, Урал!»

Вернувшись во Францию, Арагон планировал написать большой репортаж или рассказ обо всем, что его поразило во время путешествия. Целый год его терзали муки творчества. В результате, оставшись крайне недовольным собой и самой рукописью, он порвал свое творение.

Зато родился сборник стихов «Ура, Урал!», который вышел в 1934 году. Можно представить себе, насколько же этот поэт-сюрреалист заразился героикой социалистического труда, если позволил себе назвать одно из стихотворений «Вальс Челябтракторостроя»...

Вот такой «скачок» (в испанском языке звучит как «хота») в сознании поэта! Такая вот «Арагонская хота» вышла!
Между тем, самому Арагону крепко досталось от соотечественников. Например, Поль Элюар в памфлете Certificat («Свидетельство») название поэмы «Ура, Урал!» ловко переделал в саркастическое прозвище Арагона.

Впрочем, спустя десятилетия и сам Арагон признавал, что в 1930-х в Советской России он знал «квартиры, которые делят, как в голод кусок хлеба, коридоры в жесткой ангине, сварливые голоса, клопы и перегородки, злобу и примуса».

И еще один любопытный факт: после уральского вояжа двое из бригады, Платнер и Барта, остались в СССР, где и прожили до конца своих дней.

Редакция «Южноуральской панорамы» выражает благодарность музею ЧТЗ, оказавшему помощь в подготовке материала.
Сегодня | 17:21
Страсти по рутению. В Озерске не нашли следов опасных выбросов

Эксперты не отвергают факта, что зафиксировали на территории ЗАТО частицы рутения, но опровергли причастность к этому ПО «Маяк».

Сегодня | 14:49
Наш геральдический демиург. Кто он — человек, создавший гербы всех городов Челябинской области?

Хочется назвать его главным герольдом страны — совсем как во времена средневековых рыцарей! Впрочем, его официальная должность тоже звучит вполне почтенно: исполнительный директор правления Союза геральдистов России. 

Сегодня | 16:54
Челябинск возглавит российское органное движение

О том, что Челябинск возглавит органное движение на федеральном уровне, рассказала директор зала органной и камерной музыки «Родина» Ирина Андреева.

Сегодня | 14:49
Наш геральдический демиург. Кто он — человек, создавший гербы всех городов Челябинской области?

Хочется назвать его главным герольдом страны — совсем как во времена средневековых рыцарей! Впрочем, его официальная должность тоже звучит вполне почтенно: исполнительный директор правления Союза геральдистов России. 

Новости   
Спецпроекты