В поисках самости. Какие знания о челябинцах помогут политикам преобразить наш город

13 Июня 2018 Автор: Федор Кручинин Фото: Вячеслав Шишкоедов
В поисках самости. Какие знания о челябинцах помогут политикам преобразить наш город

Реальная политика творится не по стандартным учебникам. Стандарт может лишь наметить направление движения, а вот нити, которые его связывают в единый канат, сугубо индивидуальны. Это характерно для политики и федеральной, и региональной, и городской.

Даже неспециалисты понимают, что, если вы желаете хоть как-то быть услышанными, разговаривать с людьми нужно на их языке. И «язык» здесь понятие куда более широкое, чем знание букв алфавита и умение складывать из них связные предложения. Это язык, который учитывает традиции и исторический опыт, климатические, экономические, национальные, религиозные и иные реалии территории. Есть ли такой язык у челябинцев, и если есть, то умеют ли на нем говорить местные и заезжие политики, люди, вырабатывающие стратегию и тактику развития нашего мегаполиса?

Челябинская многослойность

Как-то в одной компании попытались наделить города человеческими чертами. В результате разговора Москва получила образ хитрого купца, Питер — пожилого интеллигента, Екатеринбург — убеленного сединами, начитанного заводского мастера… А вот Челябинск нарисовался этаким молодым парнем с завода, пока еще грызущим семечки, присев на корточки, но готовым бросить вызов и купцу, и интеллигенту, и цеховому мастеру.

Казакова-Галина-культуролог-профессор.jpg«Образы очень живописные, но, на мой взгляд, неточные, — считает доктор культурологии, профессор Галина Казакова. — Даже с учетом временных характеристик, например, «пожилой Питер», это точно не о современном Петербурге. Если же говорить об образе Челябинска, то он тоже многослоен. Обратите внимание, дореволюционные источники характеризуют Челябинск как город нуворишей, контрабандистов и аферистов. Знаменитый «челябинский тариф» позволял быстро разбогатеть, склады города были забиты товарами с Востока и из зажиточной «пушной» Сибири. Яркая деталь: чай получил повсеместное распространение в России после того, как в Гражданскую войну были разграблены чайные запасы складов Челябинска.

Образ рабочего — это образ, скорее, горнозаводской зоны Челябинской области: Златоуста, Сатки, Каслей, Кыштыма, позже — Магнитогорска. Это образ образованного, подчеркну — образованного, и талантливого Данилы-мастера или Иванко-Крылатко, сумевших в своих умениях превзойти признанных немецких мастеров. Промышленное производство потребовало открытия заводских школ, «пенсионерства» заводских мальчишек за границу, обучения их в «академиях», горных институтах Москвы и Петербурга. В конце XIX века уровень грамотности населения на Урале был выше, чем средний по России. Поэтому «парень, лузгающий семечки», на мой взгляд, — нет, это не образ Челябинска. В этом образе «готового бросить вызов» всем и вся — маргинальность, оторванность от одних культурных корней, но не приобщенность к другим.

Послевоенный же Челябинск, ставший «братом» Петербургу, пристанищем эвакуированного Кировского завода, столичных театров, институтов, художественной и технической интеллигенции, не был маргиналом с 30-40-х годов прошлого века. Я чувствовала особое отношение к себе, челябинке, все время, пока училась в Санкт-Петербурге, со стороны своих педагогов, врача в поликлинике, соседки по лестничной площадке (они либо сами были в эвакуации в Челябинске, либо члены их семей). Они расспрашивали о Челябинске с невероятной теплотой и ностальгией.

Какой образ сегодня наиболее точно и близко соответствует Челябинску? Мне кажется, это образ труженика, образованного, интеллигентного, знающего себе цену. Сейчас этот образ «размывается», но он должен не просто сохраниться, но и развиться и омолодиться».

О многослойности того, из чего складывается самоидентичность челябинцев, говорят и другие наши эксперты, подчеркивая, что эту идентичность сами челябинцы подчас не осознают. А это очень большая проблема, которая становится тормозом в реализации многих задач, направленных на развитие города.

Самигулов-Гаяз.jpg«Современные челябинцы в массе своей плохо представляют, что они живут в городе с историей, — говорит Гаяз Самигулов, кандидат исторических наук. — Они ориентированы «болеть» за проблемы сегодняшнего дня, но самоидентичность базируется далеко не только на них. Объяснение такому положению вещей существует: с конца XIX века, когда через Челябинск проходит железная дорога, население города резко увеличивается. После было еще несколько подобных миграционных волн, связанных с индустриализацией, войной… Результат — потомков тех, кто жил в Челябинске до конца XIX века, кто несет в себе связь времен, сейчас у нас очень немного».

Однако, несмотря на миграционные волны, которые нас и укрепляли, и размывали, черты, которые свойственны именно челябинцам, существуют, и знать их при работе с людьми не помешает.

«Упорство — это одна из основных черт челябинского характера, — говорит Гаяз Самигулов. — Она может присутствовать как со знаком плюс, так и со знаком минус, когда переходит в упертость».

Город — это люди

Перед современными политиками в Челябинске действительно стоит непростая задача. Формируя повестку настоящего, планируя будущее, они должны опереться на столь разнообразное и непростое население города. Но без этого никакое движение невозможно.

«В челябинцев исторически заложена способность к консолидации, — говорит Гаяз Самигулов. — Она может быть и протестной, и позитивной. Чтобы добиться второго, политикам необходимо доносить планы по преображению города, стратегию его развития не отрывочным способом, а на постоянной основе. Люди ощущать себя внутри какого-то движения, гордиться этим могут, лишь точно представляя, зачем это нужно и куда это приведет».

«В целом у «уральского социума», в который входят и челябинцы, при всей эклектичности современного самосознания высокое чувство собственного достоинства, даже диссидентства, готовность отстаивать свои интересы, привычка к свободному «общежитию», общедемократический настрой. Отношения с властью всегда напряженно-деловые, иногда доходящие до анархии. Это надо понимать политикам, — комментирует Галина Казакова. — Моим дорогим землякам хочу сказать: наш край много раз испытывал крутые перемены модернизаций: при переходе с древесного угля на каменный, при отмене крепостного права и лишении заводов рабочей силы, при истощении рудных месторождений, при переходе на рыночные рельсы хозяйствования и т.д. И всякий раз доказывал свою рекордную «живучесть», становясь опорой для следующего подъема. Важно только, чтобы остались светлые головы и рабочие руки. Город — это не только здания и кварталы, город — это люди».

Ансамбль, улыбки и история

К слову, любой большой город является магнитом для людей. Но магнит должен обладать несомненными преимуществами. Есть ли они у Челябинска?

«У Челябинска есть все преимущества города-миллионника, а это, поверьте, немало: масштаб, событийность, ритм… В разные периоды каждому мегаполису приходится выбирать между сползанием в стагнацию или прорывным развитием», — считает Галина Казакова.

Чтобы пойти по второму пути, по мнению наших экспертов, нужно усилить несколько направлений.

«Первое направление, требующее усиления, градостроительство, — рассуждает Галина Казакова. — Мы должны получить город как ансамбль — уникальный, гармоничный, архитектурный. В свое время ансамблевость придали Челябинску архитекторы петербургской школы, застраивавшие его в 30-х годах прошлого века. Отсюда наши широченные проспекты, поперечно-параллельные улицы, «красные линии» фасадов зданий по главным магистралям, широта, простор, наполненность воздухом. В 80-90-х годах, к сожалению, эта органичность и архитектурная целостность были утрачены, строились отдельные здания без оглядки на уже существующее «лицо» Челябинска, искажался его облик. Справедливости ради нужно отметить, что так было практически везде — и в Москве, и в Екатеринбурге… Но эти времена прошли. Посмотрите, сколько появилось красивых историй про расцветшие города: Москва, Казань, Самара, Калининград, Екатеринбург, Тюмень… Почему в этом перечне пока нет Челябинска? Почему вновь принимаемые проекты — это по-прежнему про «бельмо на глазу», а не про органику Челябинска?

Второе — город как цветник. Челябинск нужно умыть, причесать, вычистить. Лавочки, клумбы, фонари, урны — и уборка, уборка, уборка. Это призыв ко всем горожанам.

И, наконец, третье. Челябинску не помешают хорошие манеры, приветливость и улыбчивость горожан, помощь друг другу, желание предложить, а не отнять, отдать, а не «урвать», сказать «благодарю», а не «сам такой».

«Челябинцы должны осознать свою историческую базу, — уверен Гаяз Самигулов. — Во многом эта задача лежит на плечах власти. Необходимы соответствующие образовательные программы. Сегодня желание привить населению мысль, что оно живет на земле с историей, существует лишь в виде деклараций. Эти программы нужны как для коренных жителей города, так и для тех, кто здесь оседает. Пока приезжие не увидят исторический ориентир, у них не появится ни желания, ни потребности превращаться в челябинцев».

22.03.2019 | 16:01
Экология в разрезе. Алексей Текслер начал изучать болевые точки Челябинской области

В первую неделю работы врио губернатора, как и обещал, начал знакомиться с муниципалитетами. И опять-таки по его признанию, его интересовали наиболее проблемные участки.

16.03.2019 | 12:45
Челябинские финалисты знают, сколько лидеров надо России

В эти дни в Сочи будут объявлены имена победителей Всероссийского конкурса управленцев «Лидеры России». Среди 300 его финалистов есть и наш земляк, руководитель службы экономики и финансов ЮУЖД Виктор Гневашев.

13.03.2019 | 12:21
Кто из избирателей определит выборы в Челябинской области в этом году

Для любого политика, которому предстоит пройти через горнило выборов, очень важно знать, кто же он, его избиратель. Конечно, иметь доскональные знания о человеке даже в век поголовной цифровизации невозможно, но и общие мазки на картине разглядеть не помешает. Вдаваться в социологию каждой отдельной территории, где в регионе в этом году будут проходить выборы, мы не станем. Рассмотрим, как говорится, в общем и целом.

27.02.2019 | 14:49
Почему послание Путина так сильно было заточено на проблемы Челябинской области

Вполне нормально, что любой регион пытается натянуть федеральную повестку, как рубашку на свое тело. Этот как раз один из показателей эффективности и адекватности региональной власти. Однако послание президента Путина, прозвучавшее на прошлой неделе, имело не только косвенный отсыл к проблематике Челябинской области. Многое из сказанного президентом было прямиком адресовано Южному Уралу. Попробуем разобраться почему.

Новости   
Спецпроекты