Уйти из закулисья. Итоги выборов в Челябинской области отражают экономическую ситуацию в регионе

17 Сентября 2015 Автор: Лев Фадеев Фото: Вячеслав Шишкоедов
Уйти из закулисья. Итоги выборов в Челябинской области отражают экономическую ситуацию в регионе

Итоги выборов в Челябинской области отражают экономическую ситуацию в регионе. В этом Пасс-Андрей-(цвет),-профессор-кафедры-политических-наук-и-международных-отношений-историко-филологического-факультета-ЧелГУ.jpgуверен Андрей Пасс, профессор кафедры политических наук и международных отношений историко-филологического факультета ЧелГУ, доктор исторических наук, который также рассказал о том, для чего политическим партиям нужна большая цель, и актуален ли для единороссов ребрендинг.



Повлиял кризис

— Андрей Аркадьевич, как, на ваш взгляд, прошли выборы?

— Достаточно спокойно. Они завершились без сюрпризов. Результаты вполне предсказуемые. Победила партия с более серьезным организационным ресурсом («Единая Россия», по данным регионального избиркома, набрала 56,24 % голосов. — Прим. авт.).

Остальные партии также показали, что еще долго будут оставаться в электоральном поле. Новых игроков в нашем регионе не появилось, в то время как в целом по стране наметилась тенденция к увеличению числа политических партий. Кроме того, в нашей области повысилась активность кандидатов в депутаты по одномандатным округам.

Тем не менее явка могла бы быть и повыше (по информации регионального избиркома, проголосовало 41,32 % избирателей. — Прим. авт.), она оказалась меньше чем на выборах губернатора. Вызывает вопросы и ее существенный разброс по районам. Иными словами, цель по повышению явки не была выполнена.

— С чем это может быть связано?

— Есть несколько категорий людей, которые не голосуют. Во-первых, это так называемая успешная часть электората, то есть те, кто уверен, что и без них все решат, а значит, не о чем и беспокоиться: они предпочитают наблюдать за избирательным процессом со стороны. Другие же, абсентеисты, зачастую игнорируют выборы по условно протестным причинам, руководствуясь, допустим, такой идеей: «Вы меня не замечаете, и я вас не замечаю». Однако главным фактором невыполнения плана по повышению явки считаю то обстоятельство, что в регионе стало больше людей, неуверенных в завтрашнем дне, которые также не пришли на выборы.

— То есть виной всему экономический кризис?

— Во многом да. Ухудшение экономической ситуации — это объективный тренд, который выходит сейчас на первый план и, естественно, влияет на электоральное поведение южноуральцев. В текущих условиях происходит «наступление» на благосостояние граждан, и люди даже с полной занятостью «не успевают» зарабатывать, а также продолжается перекачка реального богатства в экономические центры.

Посудите сами, цены на товары в долларовом эквиваленте снижаются, а в рублях растут — это свидетельствует о реальном ухудшении экономической обстановки в стране и регионе. В такой ситуации актуальность приобретают, в частности, реальные лозунги, к примеру, по отмене взносов на капитальный ремонт, которые способны привлечь определенную категорию граждан.
Эти экономические проблемы могли бы заместить какие‑либо масштабные политические события или же программные государственные меры, которые могли бы вселить надежду в население, мобилизовать его, но я пока таких программ не вижу и заметных шагов в направлении их создания не наблюдаю.

Опасный ребрендинг

— Через год выборы в Госдуму. Очевидно, ведущие политические силы региона также понимают, что в экономике области все непросто. Какие выводы они могут сделать из прошедших выборов и по какому политическому пути пойдут?

— Главная задача для всех политических партий сейчас — создать условия для раскрепощения инициативы граждан в реальном секторе экономики и в сфере услуг. Это могут быть акценты на поддержке предпринимательской деятельности, грантов, системы торгов. Люди хотят получать конкретные ответы на конкретные вопросы. К примеру, недавно я узнал о том, что сумма одного из контрактов в области на обрезание сухих ветвей деревьев составила 100 миллионов рублей. Меня интересует, на что конкретно направят эти деньги, и куда пойдут эти ветви.

Проще говоря, партиям для получения голосов избирателей нужны будут четкие, программные, обоснованные заявления. И люди, способные сформулировать их, в нашей стране есть. В качестве примера можно взять Республику Татарстан, где взамен видимой политической независимости реализуется продуманная социально-экономическая политика.
На мой взгляд, в нашем регионе такие задачи способна решить «Единая Россия». Интересные идеи могла бы предложить КПРФ. С меньшим оптимизмом в этом отношении я смотрю на «Справедливую Россию» и ЛДПР.

Не исключен и вариант с реализацией консенсусного межпартийного проекта, главной задачей которого станет — уйти от представления о власти в сознании населения как о закулисье. Иными словами, возможны эксперименты, которые могут быть осуществлены локально, в отдельных субъектах РФ.

— Тем не менее «Единая Россия», во всяком случае, в нашем регионе, уверенно набрала на прошедших выборах более 56 % голосов. Насколько для нее актуально менять «коней на переправе»?

— Единороссы уже сделали ряд значимых шагов, направленных на сближение власти с народом, например, инициировали процедуру выбора глав районов на конкурсной основе. Нужно понимать, что если все в политическом процессе будет под контролем и уйдет конкуренция, то умрет демократия.

— Некоторые эксперты отмечают, что южноуральцы и вовсе устали от наших ведущих политических партий, а бренд той же «Единой России» нуждается в более серьезных коррективах, вплоть до дробления партии…

— Такое дробление слишком рискованно. Не думаю, что единороссы пойдут по этому пути — есть ведь и другие варианты: те или иные кампании, мероприятия. Напротив, на мой взгляд, правящая партия будет консолидироваться и дальше, в текущих условиях важнее собрать политические силы в кулак.

С другой стороны, если посмотреть на проблему с точки зрения жизненного цикла товара, то бренд «Единой России» по мере насыщения потребности, действительно, может потерять былую актуальность. Тогда ребрендинг станет одним из вариантов, но следует понимать, что в условиях даже относительной политической нестабильности будет значительно сложнее бороться с экономическим кризисом. Не будем забывать также и о том, что, в частности, южноуральцам в силу специфики региона свойственны политический консерватизм и осмотрительность.

21.02.2020 | 14:20
Текслер «утопил» в Тургояке надежды хищников от бизнеса

«Озерный край» перестает быть просто красивой фразой, которой любят описывать Челябинскую область на разного рода презентациях. Теперь власть делает все, чтобы это приятное слуху словосочетание имело под собой и добротное содержание.

21.02.2020 | 12:45
Острые потребности. Анализируем решения правительства Челябинской области

Развитие первичного звена медицины, борьба с безработицей, подготовка к спортивным играм стран БРИКС в Челябинске, запрет строительства на берегу озера Тургояк и другие инициативы. О новых решениях губернатора Алексея Текслера и областного правительства — в материале «ЮП».

05.10.2016 | 10:32
Андрей Коршунов: «Челябинские поручители по кредитам стали чаще платить за должников»

В Челябинской области сохраняется напряженная ситуация в отношении закредитованности населения. Граждане зачастую обращаются за получением займов в банки, которые, как правило, требуют в обеспечение кредита поручительство.

03.10.2016 | 15:33
Андрей Коршунов: «Давать взаймы челябинцам стало опаснее»

Желая избежать неприятных контактов с коллекторами, южноуральцы нередко боятся обращаться за получением кредитов в банки или микрофинансовые организации и предпочитают прибегать к проверенному способу — занимать у родственников, друзей, надежных знакомых или других физических лиц.

Новости   
Спецпроекты