Кукольники в «черном кабинете». Что скрывается за сценой челябинских театров

19 Марта 2019 Автор: Светлана Симакова Фото: Вячеслав Шишкоедов
Кукольники в «черном кабинете». Что скрывается за сценой челябинских театров Актриса Арина Жарикова

Театр — это не только спектакли. У него есть невидимая зрителю сторона: репетиции, процесс рождения новых постановок, поездки на гастроли и многое другое. Об этом мы хотим рассказать в нашем новом проекте «За сценой».

21 марта весь мир отмечает День кукольника, и первым театром в жизни человека чаще всего становится именно театр кукол.

Ничего нельзя предугадать

На спектакли в кукольный театр приходит самая сложная публика — дети. Эти зрители не станут аплодировать из вежливости и сидеть тихо, если им неинтересно то, что происходит на сцене. Что же должны сделать актеры театра кукол, режиссер, художник, чтобы навсегда приворожить эту публику к удивительному театральному миру?

кукольный_DSC5247_Александр-Борок.jpg— Ничего, — улыбается главный режиссер челябинского кукольного театра, заслуженный артист России, лауреат национальной премии «Золотая маска» Александр Борок. — Родители должны привести ребенка в театр, а дальше как пойдет. Потому что многие дети, несмотря на то что видели самые прекрасные спектакли, театр не приемлют. Другие же с распахнутыми глазами воспринимают все, что им ни покажи. Тут никаких рецептов дать невозможно и нельзя ничего предугадать. Все очень индивидуально.

 Однако театр, который для этой публики становится первым, не так прост. Пожалуй, он самый волшебный из всех придуманных человеком развлечений. А наибольшим чудом кукольного театра можно назвать спектакли, поставленные режиссером и художником в условиях «черного кабинета».

Колыбельная для Снегурочки.JPG
Фото из архива театра кукол

  — Это как раз тот самый театр, где зритель не видит, что куклой управляют, — говорит Александр Борок. — У него возникает полное ощущение, что кукла живая, что она движется без посторонней помощи. Это способно заворожить не только детей, но и взрослых, хотя последние в это уже не верят.

  В афише Челябинского театра кукол пять таких спектаклей. Один для взрослых — «Человек в футляре» и четыре для детей: «Удивительное путешествие кролика Эдварда» («Золотая маска» в двух номинациях), «Приключения Алисы в Стране чудес», «Приключения Дюймовочки» и «Колыбельная для Снегурочки».

Ради этого стоит жить

Явлению с названием «черный кабинет», по словам Александра Борока, не более 30 лет, потому что связано оно с появлением в театре более совершенного светового оборудования. Однако и сегодня спектакли в условиях «черного кабинета» ставят далеко не во всех театрах, потому что помимо оборудования они требуют очень точной работы художника по свету. У нас такой мастер есть. Это Анатолий Пристай.

кукольный_DSC5470_Анатолий-Пристай.jpg Основная его должность в театре — актер. Свою вторую профессию, художник по свету, он называет хобби. Хотя согласиться с этим сегодня уже невозможно, потому что Анатолий Пристай изобретает сложнейшие световые композиции не только для челябинских спектаклей. В качестве художника по свету его довольно часто приглашают в другие театры страны. Кстати, не так давно Анатолий Пристай был награжден медалью «Спешите делать добро» в номинации «За преданность профессии и детям».

— Все это я делаю из любви к красоте и волшебству, — говорит Анатолий Пристай. — Когда обычная картинка вдруг вспыхивает всеми цветами радуги и дети в зале дружно восклицают «Ах!», это бальзам на душу. В такие моменты думаешь: ради этого стоит жить, мучиться, в пять утра вставать и до двенадцати ночи работать.

Художник по свету не отрицает, что самый кропотливый труд приходится на спектакли в условиях «черного кабинета».

  — Луч света в таком спектакле должен быть очень ярким, узким, точно направленным, — говорит он. — Раньше, когда не было специального светового оборудования для таких спектаклей, на обычный прожектор ставили щитки, которые можно сравнить с шорами для лошади. С помощью этих щитков искусственно суживали луч света. А сейчас выпускаются прожекторы, которые предназначены непосредственно для «черного кабинета», а также сложную электронику.

Приключения Алисы в Стране чудес.JPG
Фото из архива театра кукол

Но в челябинском театре кукол многое по-прежнему делается руками, электроники пока не так много. По словам Анатолия Пристая, это не потому, что денег нет на более сложное электронное оборудование:

— Есть более современные пульты для управления светом, но наша сцена и наш зрительный зал очень маленькие, и особо умная аппаратура, в которой довольно шумные вентиляторы, нам не подходит. Зачем нам звук работающего холодильника во время спектакля? Мы пользуемся аппаратурой, которую я считаю настоящей театральной: она не для шоу, она для спектаклей, где нужны плавные переходы от света к свету, от картинки к картинке. Всю эту световую партитуру я настраиваю вручную. Это требует времени, точности, терпения. Малейшая неточность, и сказка пропадает: становятся видны руки актеров или не видно куклу.

Сложно, но весело

Тут не только художник по свету должен работать филигранно, но и актеры, занятые в таком спектакле.

  — Этот процесс я люблю сравнивать с движением трамваев, — смеется Анатолий Пристай. — Я прокладываю рельсы и обозначаю остановки. Между этими остановками актер может гулять где угодно. Но на остановку он обязан прийти в точно назначенное время и ни на сантиметр не ошибиться в выборе назначенного ему места.

Поклон после Алисы в черных комбинезонах.jpg
Фото из архива театра кукол

 Как актеру добиться такой точности в полной темноте?

  — Сначала все сцены спектакля мы «разводим» и репетируем при свете, — говорит Александр Борок. — Постепенно каждый актер натаптывает свою «муравьиную тропу», то есть запоминает траекторию движения. И только потом гасится свет, и начинается работа в темноте, чтобы убрать все лишнее, чтобы в луче оставались только куклы. Когда я делал «Кролика Эдварда», то смотрел происходящее сначала из зала, а потом мне пришлось заменить заболевшего актера, и я вышел на сцену. Несмотря на то что сам я актер по профессии, был потрясен тем, что происходит за сценой. Это просто магия какая-то, это отдельный спектакль, который не виден зрителю.

 Дело в том, что одну куклу водит, как правило, не один актер, а сразу несколько. Один, например, держит туловище и голову, другой управляет ногами, третий — руками. Но зритель в темноте этого не видит, он видит только куклу. Если вдруг неожиданно включить свет, то мы увидим целое столпотворение людей в черных бархатных комбинезонах с капюшонами. Все они в черных перчатках, лица закрыты масками. А позы их напоминают позы акробатов.

  кукольный_DSC5451_Федор-Псарев.jpg— Работать в таких спектаклях одновременно сложно и весело, — рассказывает заслуженный артист России Федор Псарев. — Актер, как всегда, заранее готовит реквизит. На сцене темно, и надо знать на ощупь, что и где лежит. Не дай бог, если кто-то что-то передвинет! Начинается большая-пребольшая суета. И есть еще очень важный момент: не забывать, когда входишь в раж, что руки не должны перекрывать куклу. Нужно куклу все время держать правильно. Иначе зритель сразу увидит в луче света руки актера, и все — эффект волшебства пропадает!
Актеры говорят, что в спектакли в условиях «черного кабинета» очень сложно вводить замену, если кто-то из актеров заболел.

  — Все другие артисты уже слаженно работают в ансамбле, и нельзя новичку его нарушить, — объясняет актриса Елена Блажеева. — Тут шаг вправо, шаг влево может все испортить, обязательно кто-то столкнется, или локтем можно кого-то ударить. И подиум, на котором мы стоим, узкий, все очень опасно. Все нужно предчувствовать, предвидеть. Но для зрителя такие спектакли подарок!

Здесь нет солистов

Кукольник — профессия особая. Здесь нет солистов и актеров второго плана. Это именно ансамбль, в котором все друг друга понимают. В таком ансамбле руки одного актера становятся продолжением рук другого, потому что каждый должен быть готов что-то подхватить, подать, кого-то поддержать.

К примеру, наш знаменитый спектакль «Удивительное путешествие кролика Эдварда», который получил сразу две «Золотые маски», тоже поставлен Александром Бороком в условиях «черного кабинета». В сцене, когда кролик тонет, зрители ничего, кроме главного героя, в этот момент не замечают. Есть только тонущий кролик! Но если стоять в это время на темной сцене, то можно увидеть, что «топят» кролика сразу пять актеров. Плюс двое страхуют этих пятерых, чтобы никто не упал с узкого подиума. Такая вот изнанка сказочного спектакля.

Человек в футляре.JPG
Фото из архива театра кукол

  — Конечно же, спектакли бывают очень сложные, в которых столько всего надо помнить, что голова раскалывается, — подчеркивает Федор Псарев. — Но если спектакль интересный, если душа горит, то никакие сложности не напрягают. На нашу профессию грех жаловаться, счастья она приносит больше, чем разочарований.

09.07.2019 | 08:51
После Чехова. Почему артист челябинского театра ждет роль короля Лира

В 2019 году, который в России объявлен Годом театра, «ЮП» продолжает рубрику «Актеры». На этот раз ее героем стал артист Челябинского НХТ Александр Балицкий.

28.06.2019 | 10:02
Феминистки поневоле. Челябинская драма закрыла сезон премьерой «Время женщин»

Зрители смогли увидеть эксклюзивную постановку по роману Елены Чижовой.

03.07.2019 | 13:30
Радость на берегу. Солисты Челябинской филармонии привезли Гран-при из Болгарии

Челябинские музыканты покорили публику и жюри XIV Международного фестиваля искусств «Радость на Черноморском берегу».

28.06.2019 | 10:02
Феминистки поневоле. Челябинская драма закрыла сезон премьерой «Время женщин»

Зрители смогли увидеть эксклюзивную постановку по роману Елены Чижовой.

Новости   
Спецпроекты