Попрошайка или бренд? Режиссер и директор размышляют о роли театра в современном мегаполисе

9 Августа 2019 Автор: Светлана Симакова Фото: предоставлено Камерным театром
Попрошайка или бренд? Режиссер и директор размышляют о роли театра в современном мегаполисе


История Камерного театра в Челябинске началась в конце 1980-х — не самое лучшее в финансовом плане время. Но он выжил, потому что сразу завоевал интерес зрителей и с начала 1990-х получил поддержку из бюджета региона, став государственным. Об идеалах и реалиях отдельно взятого маленького театра в условиях современной экономики и социальной политики размышляют его директор Илья Коломейский и главный режиссер Виктория Мещанинова.

Театр — это про душу

08_Камерный театр_Мещанинова.jpgВиктория Мещанинова, главный режиссер Камерного театра

— Виктория Николаевна, каким вы видите современный театр, если говорить об искусстве?

— Любое название нового спектакля должно отражать то, что сегодня происходит за стенами театра, что заложено в данном времени. Театр должен быть чутким к происходящему. Если он отстает от событий, то перестает быть современным, нужным. Культура и искусство — это ведь не какой-то параллельный мир, они пронизывают все сферы нашего существования. Культура — вообще основа основ нашего мира, ибо направлена на гуманизацию человека, социума, наших отношений, жизни в целом. Время сегодня сложное, много вызовов и вопросов, и театру, как, впрочем, во все времена, нужна позиция. Театр должен стать некой духовной поддержкой человеку. В жизни полно негатива, а театр укрепляет дух человека, чтобы ему легче было нести жизненную ношу.

— Челябинский камерный театр, когда бы ни пришел, всегда полон. Как сделать театр востребованным у зрителя?

— Прежде всего, театр должен быть честным. Не надо себя редактировать, задавая вопросы: а что подумают? что скажут? Театр должен уметь высказываться. А уметь высказываться — это всегда позиция. Бесстрашие в осмыслении жизни — таков удел театра. Путь этот сложен, но иного пути нет. И зритель, поверьте мне, это понимает и ценит.

— Современный театральный репертуар подчас пугает – комедии, комедии, комедии…

— Это своеобразный вывих. Он возник в 1990-е, когда мы проснулись в другой стране, когда деньги стали определять все. В это время случился большой отток зрителей. Людям, грубо говоря, стало не до театра. А жить надо было, и театр слегка напрягся, даже испугался. Отсюда и возникли погоня за кассой, упрощение репертуара. Но на самом деле, театр — это не про деньги. Театр и искусство — про душу. А какая ей цена? Кто это определит?

Москва-Петушки.jpg

— При этом культура по-прежнему финансируется по остаточному принципу? Или это уже архаизм?

— Нет, это реальность. Хотя, не боюсь показаться пафосной, культура и есть та скрепа, которая объединяет людей. Какова цена гармоничного целостного человека, способного к эмпатии? Модное сейчас слово, при этом насущное невероятно: это сочувствие, милосердие, способность понимать чужую боль, несчастье. Об этом так часто стали говорить. По всей видимости, мы испытываем дефицит понимания и сочувствия. Театр же в основе своей, в доминанте как раз способен пробуждать человеческое в человеке. В идеале мы же все хотим быть приличными людьми. В нас много чего намешано: и зло, и добро, и противоречия. Твердую почву под ногами в этих метаниях могут дать только культура, искусство — это же здоровье нации. Вот почему не надо жалеть денег на культуру, как и на образование, потому что двигают прогресс умные головы.

— Любимый челябинцами фестиваль «Камерата» сейчас проводится раз в два года. Потому что дорого?

— Я считаю, фестивалями необходимо заниматься и не считать тут деньги. Эти вложения имеют возвратную силу, они будут работать на город. Любой фестиваль — это энергетический вброс. Наш город, надо признать, не отличается кипучей энергией, нет ощущения всеобщей движухи, как сегодня говорят. А фестиваль меняет жизнь в городе. Приезжают разные театры: сверхталантливые, талантливые, просто интересные. Это концентрация большой энергии. А что такое энергия? Это жизнь. И зрители чувствуют эту энергию интуитивно. Попадая в фестивальный «котел», они ощущают сопричастность, получают удовольствие от такой содержательной, кипучей жизни. Именно поэтому фестиваль — всегда характеристика города, его жизни, его пространства, его энергии.

— Кстати, в ваш театр зрители пришли как раз в сложные времена, когда вроде бы было не до театра. Пришли и остались. Что получится, если кто-то вдруг решит, что театров в городе слишком много и маленькие можно просто закрыть?

— Мир не рухнет, увы. Но из него уйдет что-то не самое плохое. Большие театры — наследие коммунистического прошлого, когда считалось, что весь советский народ любит театр, искусство. Но в таких тысячных залах значительно сложнее разговаривать с конкретным человеком. Маленькие пространства более доверительны, интимны, мы видим глаза друг друга. Я работала и на больших сценах, но мне комфортнее в контактном пространстве. Из такого театра зритель выходит твоим сообщником, если театр оказался способным объединить сцену и зал. Мы превращаемся в единый народ. Поэтому театры всякие нужны и важны.

— Как сохранить актерский ансамбль в современных экономических условиях, ведь не секрет, что у актеров очень скромные зарплаты?

— Рецепт один: если мы говорим, что театр — искусство духовное, мировоззренческое, то актер может размышлять не материально, а идеально. Если ему в театре работать интересно, если актер может здесь реализоваться, он остается. В этом случае материальное уходит на второй план.

Гнездо глухаря.jpg

Искусство по госзаданию

08_Камерный_Коломейский.jpgИлья Коломейский, директор Камерного театра

— На какую поддержку (финансовую, административную) со стороны государства сегодня может рассчитывать театр?

— Если говорить в процентном соотношении, то 70 % всех средств — это дотации государства и 30 % — то, что театр умудряется заработать самостоятельно. Отрадно, что из года в год сумма, которую зарабатывает театр, становится больше. Но даже столичные театры не могут жить только на собственные заработки, хотя там огромный поток туристов, дорогие билеты, на сцену выходят известные актеры, у театров богатая история и так далее. Все это уже самая лучшая реклама.

— Способен ли театр зарабатывать до 100 процентов?

— Безусловный лидер театрального менеджмента Кирилл Крок (Театр имени Вахтангова – прим. авт.) пытается сломать стереотип «70 на 30», о котором я говорил. Ему удается превратить театр в высокоприбыльный. Но это редкое счастливое сочетание художественной ипостаси театра с административной.

Есть, конечно, примеры частных театров. Далеко ездить не надо, это театр Николая Коляды в Екатеринбурге. У каждого частного театра свои особенности. Театр Коляды, например, несмотря на самостоятельность, неплохо поддерживается грантами Свердловской области, федеральными грантами.

Но театр как бизнес, безусловно, будет убыточным. Даже если он начнет ставить одни комедии. Да и будет ли смысл в таком театре, который подкармливает зрителя только развлекательным репертуаром? Наш зрительный зал нельзя сделать большим, там всего 196 посадочных мест. Цена билета тоже сильно расти не может по ряду существующих факторов. Первый — конкуренция с другими театрами. Не могут все договориться и одновременно повысить цены. Есть такие ограничители, как федеральная антимонопольная служба, которая признает это сговором. Второй фактор — театр конкурирует с самой жизнью. У человека не так много средств на развлечения, и он вынужден выбирать: пойти ему в театр, в кино или в тренажерный зал. Мы тоже зависим от платежеспособности населения.

Ceneretion П.jpg

— Вы сказали о грантах, как это работает в России?

— Меценатов, которые сегодня дают гранты театрам, в России не так много. Есть, например, фонды Потанина, Прохорова. И есть государственные гранты — для детских театров, для театров малых городов. В области гастрольной деятельности есть программа министерства культуры «Большие гастроли». Мы пытаемся в это максимально вписаться, в будущем сезоне примем в ней участие.

— Почему, на ваш взгляд, в нашей стране до сих пор нет закона о налоговых послаблениях для меценатов?

— Из истории России мы помним имена меценатов Морозова, Демидова, Щукина… Они много сделали, в том числе для культуры. Это было до революции. Сегодня богатые люди тоже есть, но государство решило, что оно будет собирать налоги и распределять эти средства по своему усмотрению. Поэтому, господа потенциальные меценаты, платите налоги. Конечно, жаль, что до сих пор в России нет закона о меценатстве. Реалии таковы: для учреждений культуры есть госзадание, и государство финансирует нас в соответствии с его выполнением. Такая вот простая логика. Сегодня на 70 % государство нас поддерживает, потребности удовлетворяет.

Но в разных регионах театры живут по-разному. Это зависит от экономической состоятельности региона, от взгляда губернатора на культуру и так далее. Кстати, известный челябинский бизнесмен рассказывал, что когда начал развивать бизнес-отношения с Екатеринбургом, то ему сразу было сказано: определенную сумму своих доходов он обязан тратить на благотворительность. Это было обязательное условие входа в бизнес-пространство Екатеринбурга. Как выяснилось, такие условия бизнес принимает охотно. У нас была встреча с первым заместителем губернатора Челябинской области, которая подтвердила, что у нас таких жестких правил для вхождения в бизнес-пространство пока нет.

Распутник.jpg

— Попечительские советы в театрах — почему эта проблема решается столь медленно и не всегда эффективно?

— В Челябинске есть примеры успешной работы попечительских советов. Они созданы в оперном и драматическом театрах. Но попечительский совет создается обязательно при протекции губернатора. Без поддержки главы региона, уверен, ни один директор театра не в силах создать попечительский совет. Еще одно условие для результативности работы такого совета — наличие условного хедлайнера. К примеру, в оперном театре таким хедлайнером стал известный бизнесмен Андрей Комаров, он аккумулирует вокруг себя попечительский совет. Ведь театр не главное дело в жизни состоятельных людей, вот почему их нужно вовлекать, интегрировать в этот процесс. Театру трудно поддерживать взаимосвязи с попечительским советом напрямую. Подчас мы говорим на разных языках, потому что театр — это люди искусства, а попечители — люди бизнеса. Нужен некий «переводчик». Когда он есть внутри самого попечительского совета, это очень хорошо. Правильно созданный попечительский совет может оказывать реальное содействие театру. Но у маленьких челябинских театров пока таких советов нет.

— Сегодня модно говорить об эффективности во всех сферах нашей жизни. Но можно ли говорить об эффективности театра?

— Для государства эффективность театра — выполнение госзадания: количество спектаклей, выезды, заполняемость зала. А для нас главным критерием является голосование зрителей рублем. Это единственное на сегодняшний день мерило эффективности работы театра, интересности его в творческом плане. Театру любят пенять: вы — исторические попрошайки. А я считаю, что система стационарных театров в России — одно из основных достижений страны. Театр не попрошайка, а исторический бренд России. И если говорить о том, что необходимо сохранять бренды, то 70 % государственных дотаций театру — это инвестирование в российский бренд.

08.11.2019 | 09:29
За что троицкий художник ненавидит Малевича

В Челябинске открылась выставка картин Галины Левшич.

06.11.2019 | 11:36
Игры атома. В Озерске прошла премьера спектакля «Курчатов. Поход за вторым солнцем»

…По вечерам он любил слушать Моцарта. За два дня до своей смерти, 5 февраля 1960 года, в зале Московской консерватории он слушал «Реквием» великого композитора. Курчатов возвращался домой взволнованный и торжественно настроенный. «В этой музыке есть момент надежд и мечтаний, — говорит он своей супруге Марине Дмитриевне, — она не вся похоронная…»

21.08.2019 | 12:19
Начали с Моцарта. В Челябинске прошла первая репетиция нового симфонического оркестра

Что такое первая репетиция вновь созданного оркестра? Это прежде всего знакомство музыкантов — профессиональное и человеческое. Оно состоялось. Сегодня можно сказать, что у Челябинска (наконец-то!) есть большой симфонический оркестр.

02.08.2019 | 12:26
Юрий Розум сыграл с челябинским оркестром на фестивале Елены Образцовой

Участниками фестиваля стали известные московские и челябинские исполнители.

Новости   
Спецпроекты