Энергия невесомости. Театр современного танца обживает новый дом

19 Ноября 2019 Автор: Ирина Духина Фото: Вячеслав Шишкоедов
Энергия невесомости. Театр современного танца обживает новый дом


На мой взгляд, это одно из самых радостных событий уходящего года. Челябинский театр современного танца Ольги Пона в свой 27-й сезон, имея в рабочем репертуаре восемнадцать(!) спектаклей, не только переехал в новый дом по адресу: Новороссийская, 63. По просьбе Исторического музея Южного Урала театр участвует в фестивале «Дебаркадер». Он проводит открытые показы нового спектакля в новом помещении.

А дело было так…

Здание узнаваемого стиля постройки 1950-х годов — бывший Дворец культуры завода металлоконструкций в Ленинском районе —пребывало много лет практически в запустении. Завод, не имея возможности его содержать, передал здание городу. Я думаю, что, предлагая его театру, власти ожидали отказа. Потому что крыша дырявая, тепла нет, все сопутствующие этому обстоятельства налицо, да еще и район значительно удален от центра, что для театра момент определяющий. Но коллектив устал быть бездомным, а ему предлагали не спортивный зал, где до них занимались футболисты, а после них придут баскетболисты, не сцену в аренду на время, а целый свой дом. СВОЙ ДОМ! На берегу озера, между прочим. . .

Театру предложение показалось щедрым и многообещающим. К тому же место было «намоленным»: здесь и раньше люди пели, танцевали, играли в театр. При этом тяжело работали на заводе и выживали в условиях сурового социализма. Было бы очень справедливо память об этих людях восстановить, как и возможность снова заниматься искусством в этих стенах.

В конце 2018 года коллектив согласился «поселиться» в Ленинском районе, а в январе 2019-го дали первые деньги на ремонт репетиционного зала и душевых. Многолетние мечты начали сбываться.

Пона_2.jpg
Догадайтесь, где артисты, а где зрители?

О благодарности и замыслах

Нельзя забывать, что мы говорим о совершенно уникальном коллективе. Это новое поколение людей, свободно передвигающихся по миру. Язык их искусства всем понятен, география их гастролей необозрима, они постоянные номинанты «Золотой маски» и дважды ее обладатели. Их, мало сказать, любят — их обожают зрители от мала до велика. Их основная интонация — естественное дружелюбие. У них со зрителями нет разногласий.

Скоро был готов репетиционный зал — с большими зеркалами и балетными станками. Особая радость — пол с подогревом, потому что на полу не только танцуют, сидят и лежат, к нему и щекой можно приложиться. Современный танец, он может быть невероятным как во внешних, так и во внутренних проявлениях.

Пона_3.jpg.
«Призраки»

Коллектив воспринял свое воцарение на новом месте как сказочный подарок и стал думать, что можно сделать в ответ на эту проявленную о себе заботу. Артисты своими руками обихаживали новый дом. Сразу пришла мысль восстановить здание как очаг культуры, то есть стать нужными в первую очередь заводскому району, где они поселились. Организовать детские и взрослые танцевальные студии, концертный зал, чтобы достигнутые успехи там и демонстрировать, а местные праздники праздновать.

В подвальном помещении обнаружился хор ветеранов — бывших заводчан, многим из которых было под 90 лет. Они продолжали собираться даже в лишенных тепла помещениях. Это уже стало их образом жизни. Об этих людях позаботились в первую очередь. Именно с хора и начал складываться замысел нового спектакля. Он будет знакомством с историей района, завода и самого Дворца культуры. В первую очередь с людьми, которые своим участием эту историю создавали. И о себе расскажем, решила Ольга Пона, о своей работе, об искусстве современного танца.

Пона_6.jpg
«Большое платье»

Наверное, начало было правильным, потому что театру дали грант Министерства культуры России на постановку нового спектакля. Из 200 заявок соискателей со всей страны, среди которых были оперные и балетные «тяжеловесы», грант получил Челябинский театр современного танца с коллективом из 16 танцовщиков и руководителя. За них, как рассказывали, истово сражался сам Владимир Георгиевич Урин, директор нашего культового российского Большого театра. ЧТСТ (аббревиатура театра – Челябинский театр современного танца) получил сумму, о которой за всю историю своего существования и мечтать не смел. Можно было выдохнуть и сочинять спектакль, который будет называться «Металлочка». Так местные жители называют свой район, сам завод металлоконструкций и даже свой Дворец культуры.

Воплощение замысла

Это необычный проект. Театр расстарался и оборудовал целых двенадцать площадок, на которых разворачивается действие. Это спектакль-променад. Зрители не сидят в креслах, а движутся вслед за актерами. Их вовлекают в активные реакции, события — сегодня это называется иммерсивным спектаклем.

И вот я иду вместе с фестивальной публикой «Дебаркадера», привезенной на спектакль большим автобусом. Мы движемся по лестницам и коридорам, стоим перед небольшой «домашней» сценой для детских праздников, смотрим вниз с балкона на большую сцену, спускаемся в зал, где нам «разрешают» ненадолго присесть, при этом мы поворачиваемся вместе со стулом, потому что зрелище разворачивается с двух сторон, спускаемся из великолепного репетиционного зала в темный подвал (конечно, с привидениями) и возвращаемся к главному входу.

Актеры на наших глазах осваивают, обживают свой дом во всех его пространствах. Они будто насыщают его собой, своим искусством. О зрителях ни на минуту не забывают. Нас как будто приглашают даже не идти за ними, а лететь. Какая-то есть в артистах особая энергия невесомости. Я даже подумала, что в замыслах хореографа, наверное, «летали» не только танцоры, но и мы – зрители. А мы вот топаем по лестнице, жалко все-таки, что не летаем. Хотелось бы автора порадовать.

Пона_7.jpg
Фокусы театрального света

То, что здание с прохудившейся крышей и почти без тепла, нам заметить не дали. А показывали дивные поэтические и жанровые дуэты и трио. В узких коридорах из дверей «выпадали» и обратно «всасывались» как бы офисные клерки. Во фрагментах спектаклей, адаптированных к новым пространствам, эффектно клубились ткани. Танцовщицы были очень молоды и красивы. Я представила себе, сколько зрителей в Европе видели то, на что сейчас смотрим мы. Как-то особенно захотелось верить, что Челябинск, может быть, известен не только метеоритом. . .

В финале спектакля мы оказываемся в гостях у хора ветеранов. Они в концертных костюмах, сидя, поют для нас что-то из своего уральского репертуара. В центре гармонист. Все как полагается. Сбоку, в одном ряду с певцами, сидит артист труппы. Когда хор закончил выступление, танцор в тишине стал импровизировать на темы только что спетого хором. Артисты хора смотрели на него с явным любопытством, но вполне доброжелательно. За свою долгую жизнь они чего только не видели! Зрители кричали «браво!». И были правы.

Это был фестивальный показ спектакля. Премьера состоится в декабре.

Фото Александра Глебова, предоставлены Челябинским историческим музеем.



06.12.2019 | 10:00
Почему художник из Снежинска любит рисовать зиму

В Челябинске проводится выставка художника из Снежинска Юрия Ажусина.

04.12.2019 | 10:18
Челябинские музыканты играли джаз, когда само слово произносить было рискованно

«Уральский диксиленд Игоря Бурко» отмечает юбилей. В четверг, 5 декабря, в Концертном зале имени С.С. Прокофьева состоится концерт в честь юбилея одного из корифеев отечественного традиционного джаза. Накануне мы встретились с директором этого легендарного коллектива, музыковедом Натальей Риккер, которая знает о джазе практически все. И даже чуть больше… .

20.11.2019 | 12:37
О шедеврах и зрителях. Почему челябинцев разочаровала «парижская» выставка

Поговорим сегодня о «Выставке шедевров мастеров парижской школы» в челябинском Музее изобразительных искусств. Я давно живу в Челябинске, у меня здесь много знакомых. Вот уже две недели я без передышки отвечаю на вопросы об этой выставке.

29.10.2019 | 11:36
Звонкое имя, яркий талант. В Челябинске открылась «многослойная» выставка Ольги Гражданкиной

Молодым художникам в Челябинске живется ой как непросто. Тесновато им здесь. Зрителей сочувствующих маловато, как и времени, свободного от необходимости заработка. А если вид искусства, которого душа просит, дорогостоящая по материалам и технологии гравюра? Оказывается, все определяет душа. У художников, во всяком случае.

Новости   
Спецпроекты