Павел Калачев и его соловушки

3 Июля 2008 Автор: Старикова Лидия Владимировна

В роли Евгения Онегина он настоящий денди: утонченные манеры, изящный фрак, белоснежное жабо, цилиндр… И, конечно, характер, который диктует онегинский «сплин, иль русская хандра». Усталый, разочарованный, равнодушный в начале спектакля и обуреваемый неразделенной страстью в конце… Таким Павел Калачев, заслуженный артист России, солист Челябинского академического театра оперы и балета, видит и представляет своего героя.

Лидия Старикова

В роли Евгения Онегина он настоящий денди: утонченные манеры, изящный фрак, белоснежное жабо, цилиндр… И, конечно, характер, который диктует онегинский «сплин, иль русская хандра». Усталый, разочарованный, равнодушный в начале спектакля и обуреваемый неразделенной страстью в конце… Таким Павел Калачев, заслуженный артист России, солист Челябинского академического театра оперы и балета, видит и представляет своего героя.

— Эта роль бездонна,— утверждает певец.— Чем больше времени проходит, тем глубже проникаешься ее пониманием. Здесь мало обладать голосом, надо быть актером. А я тяготел к актерскому искусству всегда.

Вершиной для баритона Калачев считает партию Риголетто в одноименной опере Джузеппе Верди. Партию сложную для голоса и очень драматическую. Павел Калачев уже выучил ее, подготовил и надеется получить эту роль уже в этом году. Кстати, юбилейном для солиста. Он отмечает на днях пятидесятилетие, а в новом сезоне — двадцатилетие работы на челябинской сцене. Фамилия Калачевых на слуху, ведь кроме Павла поют и играют на музыкальных инструментах его жена Наталья и трое детей — Анастасия, Лиза и Иларион.

Они давно на сцене: Лиза и Иларион к десяти годам стали лауреатами всероссийских и международных вокальных конкурсов. Настя окончила музыкальные школу и училище по классу фортепиано. Она семейный концертмейстер. Учится в двух вузах — Челябинском государственном университете и академии культуры и искусств. Недавно все семейство дало концерт в театре оперы и балета имени Глинки в рамках президентской программы Года семьи при поддержке губернатора области Петра Сумина. Это были арии, дуэты, сциты из опер и оперетт, романсы русских и зарубежных композиторов. Успех был большой, как, впрочем, всегда, когда на сцене Калачевы. Слишком требовательно глава семьи относится к подбору репертуара, подготовке домашних артистов к сцене. В семье культ книги, музыки, классики, хотя не отрицается и качественная эстрада — ретро и современная. Юные Калачевы исполняют фрагменты из хороших мюзиклов, таких как «Нотр-Дам-де-Пари», «Десять заповедей», и других.

— Я не навязываю детям выбор,— говорит Павел Васильевич.— Хотя двое, Лиза и Иларион, уже определились. Лиза поступает нынче в Московскую консерваторию, Иларион — в Свердловскую. А Насте с двумя вузами еще предстоит сделать выбор.

Павел Калачев родом из Кыштыма. Запел он рано, в три-четыре года. А в девять замолчал — стал стесняться сцены. Родители, однако, отдали его в музыкальную школу, и он отлично освоил два инструмента: баян, а для души — гитару. Если в детстве он пел «Черного кота», «Пароход белый-беленький» и другие песни шестидесятников, то в тринадцать кумирами стали шлягеры «Ариэля», «Самоцветов» и других ВИА.

В Кыштыме большинство мальчишек училось в радиотехникуме. Не исключением стал и Павел. Окончил, поработал на заводе, а потом как током дер­нуло: надо ехать в Челябинск, учиться музыке. Так он стал студентом факультета народных инструментов тогда еще института культуры. Своей первой альма-матер Павел Васильевич благодарен: именно здесь ему привили любовь к хорошей литературе такие педагоги, как Михайловская, Бент, Гуленкина. Именно здесь он переписал от руки, как советовал Антон Чехов, главу «Тамань» из лермонтовского «Героя нашего времени», чтобы постичь красоту русского языка. И именно здесь он понял, что надо слушать свой внутренний голос: он не давал покоя — Павел пел всегда и везде. Однажды товарищ по институту, случайно услышав его пение, посоветовал: «Паша, да тебе же надо на вокал! Иди в музучилище, там Герман Константинович Гаврилов набирает учеников, только не говори, что учишься в институте. Там свои отношения…».

Интеллигентный и очень мягкий Герман Константинович, прослушав Павла, поинтересовался:

— Вы из музыкальной семьи, деточка?

Павел неожиданно для педагога ответил:

— Нет, я из семьи староверов.

А потом, отвечая на вопросы заинтересовавшегося этим фактом Гаврилова, рассказал, что в роду Калачевых были кузнецы, все крепкие, плечистые, с сильными голосами. И прозвище у кузнецов было Горячие. А вот по материнской линии все наоборот. Мать, которую Павел обожал, отличалась необычной кротостью, робостью, добротой. Эти качества, считает Павел, как-то причудливо сплелись и в его собственном характере. В семье много пели, в основном русские народные песни, но и романсы, любили читать, почитали культуру.

Поговорили, после чего Гаврилов вынес вердикт:

— В Большом, Павел, петь не будете — росточком не вышел. Певец из вас получится, правда, при одном условии: если будете много работать. Все зависит от вас самого.

Герман Константинович, подготовивший таких певцов, как Борис Стаценко, Алина Анищенко, Мария Гаврилова, Сергей Мурзаев, и других, оказался прав. Работая с Павлом, он скоро сказал: «Надо поступать в консерваторию».

И Павел, получив от матери десять рублей, едет в Свердловск. Его берут сразу. Обратно он возвращался в Кыштым «зайцем» — денег не хватило. И поймавшая его проводница, взглянув на справку о зачислении в консерваторию, неожиданно меняет гнев на милость: «Ну ладно, певец, стой здесь в тамбуре — и ни с места!» Счастливый, он выходит на родной станции Кыштым. Мать не сдерживает слез радости: «Какое счастье, сынок…»

В консерватории все складывается: прекрасный педагог, ставшая судьбой девушка Наташа, свадьба и первая дочь — Настенька. И вдруг — повестка из военкомата. Не помогает визит педагога к военкому. «Перед законом все равны». Его даже не оставляют в Ансамбле песни и пляски — дипломированного связиста отправляют под Ленинград.

— Армия отбросила меня как певца назад,— говорит Павел Васильевич,— но школа жизни это огромная. Было все: и дедовщина, и добрые отцы-командиры. Одному из них — генералу — я благодарен. Он вдолбил мысль: быть со всеми на равных, всегда сохранять чувство собственного достоинства и не обижать других.

Я устоял и перед «дедами», просто говорил им: «Ну не могу и не буду чистить тебе сапоги. Пойми, я старше, у меня за плечами годы учебы, я уже отец семейства. Это невозможно». И ведь убеждал! Я и тогда, и сегодня не понимаю, почему мы не можем справиться с этим явлением.

Консерваторию Павел Калачев окончил после армии. Работал в Красноярске, там же тогда начинал Дмитрий Хворостовский — они познакомились впервые на конкурсе в Перми. В Красноярске общались, вместе чаевничали. Когда несколько лет назад Дмитрий Хворостовский приехал с концертом в Челябинск, обнялись, повспоминали Красноярск.

Поработал Калачев и в иркутском театре, но его манил Челябинск. Герман Константинович Гаврилов утешал:

— Понимаешь, баритонов в Челябинске полно, не пробиться. Подожди, пробьет твой час.

Час пробил, когда Калачев стал лауреатом вокального конкурса имени Мусоргского. Его приняли в челябинскую труппу после прослушивания.

— Я считаю Челябинск своим,— признается Калачев.— Конечно, как во всяком театре, бывает разное. Но есть какое-то понимание, доброта, а главное — творческие люди, которые ведут коллектив, задают тон.

Работая в Челябинске, Павел Калачев не раз выезжал за рубеж. Он лауреат международных конкурсов в Германии, Италии, Швейцарии, отмечен наградами фонда Ирины Архиповой, медалями разного достоинства.

Сравнивая свою жизнь с локомотивом, Павел Калачев говорит, что он движется вперед по двум разным рельсам: семья и профессия.

В профессии Калачев сделал для себя очень важное открытие. Он очень много читает, слушает музыку. И, изучая историю колокольных звонов, однажды натолкнулся на любопытную информацию: оказывается, в колокольных мелодиях тональность до-диез означает мужское начало. И он начал распеваться именно в этой тональности. Результат обнаружился скоро: голос стал чище, сильнее, фраза — длиннее.

— Я всегда задавал себе этот вопрос — что есть пение? — делится певец.— Некоторым это понимание, полетность, постижение открываются от природы — как говорят, дар Божий. А Штоколов утверждал, что постиг голос только где-то в семьдесят лет. Многие не понимают этого, считают чудачеством, но, поверьте, эта грань, которую надо ощутить, существует. Мне, например, кажется, что я переступил эту ступеньку. У нас в Кыштыме есть самая большая гора — Сугомак. И только когда ты достигаешь ее вершины, понимаешь, как вольно дышится, какое божественное ощущение — видеть мир с высокой точки. В вокале то же самое. Я попробовал объяснить это своим детям — и они меня поняли! И я вижу, какой скачок они сделали за последнее время, как формируются в лучшую сторону их голосовые аппараты.

В семье у Калачевых тоже гармония. Глава семьи (хотя Калачев исповедует принцип равенства, уважения, достоинства) считает, что эта гармония достигнута благодаря духовности, вере, культу книг, музыки.

— Конечно, семейная лодка порой качалась, но все испытания, слава Богу, мы выдержали,— говорит Павел Васильевич.

Павел Калачев человек глубоко верующий. Когда он уходил в армию, мать повесила ему на шею крестик и щепоточку земли. Сказала: «Тебя всегда будет спасать крест, родная земля и материнская любовь». Когда всех новобранцев отправляли в баню, Павел растерялся: он не хотел сдавать с гражданской одеждой крестик. Додумался: положил его за щеку, а потом благополучно спрятал под гимнастеркой.

— С тех пор я с ним никогда не расстаюсь,— говорит певец.— Судьба, которая ко мне благосклонна, не сомневаюсь, предначертана свыше.

Мне трудно поверить, что через два дня зазвенит мой золотой полтинник. Я не ощущаю возраста. Надеюсь, что в театре у меня еще много впереди. И что моя семья, дети тоже будут меня долго радовать.

17.09.2019 | 10:14
На Южном Урале вышел в свет нагайбакский словарь пословиц и поговорок

В свои 84 года нагайбакская учительница составляет третий словарь.

03.09.2019 | 11:46
Против ветряных мельниц. Возле челябинского лицея № 31 поселился Дон Кихот

Открытие в минувшую субботу в Челябинске скульптуры героя известного романа Сервантеса подвигло мыслящих горожан к воспоминаниям: а много ли вообще в Челябинске памятников литературным героям? Как оказалось, по пальцам перечесть.

25.03.2015 | 10:46
Шансон: душой и для души. В челябинской филармонии готовится премьера программы «Приходите в мой дом…»

Накануне встречи с музыкальным руководителем нового проекта художественным руководителем филармонии Владимиром Ошеровым поинтересовалась у некоторых знакомых: что такое шансон? И поразилась разнообразию ответов

10.03.2015 | 12:48
Спасти сердце! В Челябинске соберутся около 80 ученых-кардиологов из 9 стран

Завтра в Челябинске начинает работу IV Международный медицинский научно-практический форум «Ангиология: инновационные технологии в диагностике и лечении заболеваний сосудов и сердца. Интервенционная кардиология»

Новости   
Спецпроекты