Вдохновение исчезает в ресторанах, считает южноуральский музыкант Руслан Тимирзянов

25 Марта 2014 Автор: Калентьева Наталья Борисовна
Вдохновение исчезает в ресторанах, считает южноуральский музыкант Руслан Тимирзянов

Сочинская публика ленивая, но денег на развлечения не жалеет. Тем более, на живую музыку. По словам челябинского музыканта Руслана Тимирзянова, перебравшегося в черноморскую здравницу четыре года назад, в понимании сочинцев живая музыка — это исполнение под минусовку. Потому выступления южноуральского бэнда «Мадагаскар» у аборигенов поначалу вызывали культурный шок.

Сочинская публика ленивая, но денег на развлечения не жалеет. Тем более, на живую музыку. По словам челябинского музыканта Руслана Тимирзянова, перебравшегося в черноморскую здравницу четыре года назад, в понимании сочинцев живая музыка — это исполнение под минусовку. Потому выступления южноуральского бэнда «Мадагаскар» у аборигенов поначалу вызывали культурный шок. Где черпать вдохновение, как конфеты помогли року и почему коллектив не исполняет шансон, — об этом и многом другом Руслан рассказал корреспонденту «ЮП».

 Рок и конфеты

— Руслан, насколько я помню, в Челябинске у тебя все начиналось с группы «Тихий час». Что тебя подвигло бросить все в Челябинске и перебраться в теплые края?

— На самом деле, заниматься музыкой я начал еще в школе. Потом, поступив в педуниверситет, продолжил. Именно тогда появилась группа «Тихий час». Но… в какой то момент захотелось перемен, и я принял решение переехать в Сочи.

— Насколько сложно было адаптироваться к местному образу жизни?

— Поначалу было сложно. Большой плюс был в том, что мы приехали сформированным коллективом. Начали выступать по заведениям. К своему огромному удивлению мы обнаружили, что живая музыка здесь не востребована. Более того, многие даже не имели понятия, что это такое. Для сочинцев еще пару лет назад исполнение вживую означало пение под минусовку. И когда в рестораны приезжал бэнд с ударной установкой, гитарами и различным оборудованием, у завсегдатаев заведений это вызывало культурный шок. Первое время пришлось ломать барьеры и показывать, что есть настоящая живая команда, которая является альтернативой поющим под минусовки певцам. В этом заключалась творческая сложность. Тяжело было и финансово. Сочи — город недешевый. Да и менталитет у местных совершенно иной. Они, скажем так, вальяжные. Сочинцы знают, что у них будет сезон, что приедут туристы, привезут денег, и они смогут припеваючи жить на эти деньги все оставшееся время. Поначалу нам это казалось дикостью. Но через год-другой мы уже ассимилировались. По-другому никак.

— Считается, что в ресторанах у музыкантов выхолащивается душа…

— Так и есть. Когда ты каждый день сидишь в ресторане и играешь одну и ту же музыку, это невыносимо. Ни творчества, ни авторства — в ресторанах ничего нет. Ты делаешь все по накатанной, людям нравится, ты получаешь от этого удовольствие… Но нужно черпать откуда-то вдохновение: читать хорошую литературу, смотреть хорошие фильмы, слушать хорошую музыку, а времени на это нет. Почти полтора года я работал по ночам — дней просто не существовало. Поэтому в какой-то момент у меня началась депрессия. Чтобы хоть как-то отвлечься, пришлось устроиться на работу. Сейчас я продаю конфеты одного из украинских производителей. Политическая обстановка сложная, но на поставках это не сказывается.

 «Шансон? Извините!»

— Руслан, за эти четыре года претерпел ли состав бэнда изменения?

— Да. Из прежнего состава я остался один. Нашел хороший коллектив и влился в него.

— Некогда ты постоянно участвовал в различных фестивалях. А здесь в Сочи насколько развито музыкальное движение?

— Оно есть. Рок, который я люблю, неплохо развит. Есть команды, которые даже ездят на «Нашествие». Но городок небольшой, и уровень совершенно иной по сравнению с Челябинском. Это же курорт, и фестивали здесь особо никому не нужны. Кстати, в том, что Сочи небольшой, есть и свой плюс. Он как большая деревня. Сарафанное радио здесь работает очень хорошо. Никакая реклама не нужна. Кто любит живую музыку, знает — когда и где мы выступаем.

— Как можно в целом охарактеризовать музыкальный вкус сочинцев?

— Думаю, как и везде, он разный. Хотя, поп-музыка — она и в Африке поп-музыка, и ее повсеместно любят. Отчасти благодаря нам люди здесь вспомнили о старом добром рок-н-ролле. И в клубах, где мы выступаем, он идет на ура. Вообще, репертуар у нас очень разнообразный. Этим мы выгодно отличаемся от всех остальных коллективов.

— Бывает такое, что клиенты заказывают такие песни, которые исполнять принципиально не хочется?

— Да, бывает. Посетители ресторанов часто заказывают шансон. Но мы никогда его не исполняем. Старое советское ретро — пожалуйста. А шансон — извините. Работа должна приносить удовольствие. А делать то, что тебе не нравится, не стоит даже за большие деньги.

 У микрофона на Красной Поляне

— Во время Олимпиады и Паралимпиады «Мадагаскар» выступал на Красной Поляне. Это был посыл души или же все-таки коммерческие выступления?

— Коммерческие. Получается, что мы совместили приятное с полезным: Игры и свое любимое занятие, за которое нам еще и заплатили. Кстати, что интересно, на Паралимпиаде народу гораздо больше.

— Руслан, Игры закончились и спортивный сезон, соответственно, тоже. Что будет дальше: затишье или же вы от сезона не зависите?

— От сезона мы, конечно же, зависим. Летом работы больше, чем зимой. Но мы уже наработали свою клиентскую базу, и выступать на свои площадки нас приглашают многие заведения. Свободных дней у нас, по сути, нет. Вообще, надо сказать, в Сочи если людям нравятся исполнители, они не жалеют денег на рестораны и музыку.

— Понимаю, что здесь у тебя все хорошо и стабильно. Но не могу удержаться от вопроса: вернуться на родину мыслей не возникает?

— Я сюда перевез семью. В Сочи у нас родилась дочка. Нам здесь хорошо: климат нравится, к людям уже привыкли, обрели новых друзей. Конечно же, я скучаю по Челябинску. Но возвращаться мы пока не планируем.

— Может, в качестве исполнителя на гастроли?

— Это мечты (смеется. — Авт.)! С тем материалом, который мы сейчас делаем, это невозможно. В ресторанах же нет авторского исполнения. Хотя здесь в Сочи есть площадки, где музыканты играют свою музыку. Мы с ребятами в ближайшем будущем тоже планируем записываться и выступать с авторскими песнями.

 фото из личного архива Руслана Тимирзянова


Вчера | 18:08
Возвращая тебе историю. Как плейбэк-театр помогает ребятам из детских домов

Второй сезон в Челябинске реализуется проект «Плейбэк-театр», в котором участвуют воспитанники детских домов. Проект осуществляется благотворительным фондом «Выбираем жизнь» с использованием гранта президента РФ на развитие гражданского общества при поддержке министерства социальных отношений Челябинской области. Партнерами являются плейбэк-театр «Абажур», Школа кино и театра (ШКИТ), школа танцев Union Dance, а также благотворительный фонд «Мост».

22.11.2021 | 10:03
История одного сумасшествия

В Челябинском камерном театре в минувшие выходные состоялась премьера спектакля «Мелкий бес», поставленного по самому знаменитому одноименному роману Федора Сологуба. Постановку осуществил молодой режиссер из Казани Тимур Кулов.

24.03.2015 | 16:30
Вместо спайса — айсшток и мечи. Дворовый тренер из Миасса пытается воспитать маленьких рыцарей

Переключить детей и подростков с компьютеров на спорт сложно, но можно, уверен 76-летний Николай Казаков, известный в Миассе тренер-общественник

20.03.2015 | 17:39
Мертвая вода для живых людей. Как живет Троицк третью неделю без питьевой воды

Экологическое ЧП взбудоражило Троицк. В начале марта заборы воды из реки Уй, снабжающей город с населением 76,5 тысячи человек, показали экстремально высокий уровень загрязнения

Новости   
Спецпроекты