Любовь Шубарина: «Первые челябинские станки носили имя «железного наркома»

16 Марта 2016 Автор: Марат Гайнуллин Фото: Вячеслав Шишкоедов
Любовь Шубарина: «Первые челябинские станки носили имя «железного наркома»

Несмотря на то что взлет южноуральского региона как экономического начинается с начала ХХ века, с великим переселением в Сибирь, все же настоящий рывок в индустрии здесь совершился в годы первых пятилеток.

Так считает доктор исторических наук, профессор ЮУрГУ Любовь Шубарина.

— В 1930 году в правительстве нашей страны было принято историческое решение о строительстве на Урале 16 гигантских машиностроительных предприятий. Тогда же в Челябинске стал возводиться завод крупного станкостроения. И уже через пять лет на будущем заводе Станкомаш были выпущены первые два токарно-винторезных станка СО‑1, названных так в честь «железного наркома» Серго Орджоникидзе.

Кстати, сам нарком тяжелой промышленности СССР посещал эту грандиозную стройку.

блиц_Шубарина-Любовь-Васильевна.jpg— То есть станкостроение на Южном Урале началось со Станкомаша?

— Это было лишь самое начало. В июле 1941 года здесь, на станкостроительном заводе, впервые в Челябинске была выплавлена первая мартеновская броневая сталь, началось изготовление корпусов и башен для танков. Кроме того, здесь было освоено производство направляющих для пусковых установок к «катюшам», бронебойных и фугасных снарядов.

И все же основное станкостроение в Челябинской области началось со времени эвакуации. В первый же год Великой Отечественной войны в тыловом городе на базе более двух сотен эвакуированных предприятий создавались гиганты индустрии — ЧКПЗ, ЧМК, ЧТПЗ.

— Но они же создавались не на пустом месте…

— Конечно, они сливались с местными производствами. И если вспоминать о том амбициозном проекте строительства на Урале 16 гигантов машиностроения, то справедливости ради нужно сказать, что в действительности до войны их было построено лишь четыре, в том числе и будущий Станкомаш. И вы правы: не все эвакуированные предприятия размещались поначалу под открытым небом. Проект 16 заводов, хотя и на первой стадии, но все же был проработан, а потому уже были созданы фундаменты, проложены технологические цепочки, инфраструктура. Во многом эта база и обеспечила в самый кратчайший срок (за два месяца!) вступление в строй на челябинской земле многих эвакуированных предприятий.

— В чем состояла уникальность Челябинска, как одного из машиностроительных центров, в те годы?

— Факторов, повлиявших на получение такого статуса, много. Во-первых, в Челябинске в годы войны размещались практически все знаковые наркоматы. В том числе  народный комиссариат танковой промышленности, один из крупнейших промышленных наркоматов СССР. Напомню, что в нашем городе находились наркомат боеприпасов, наркомат среднего машиностроения, наркомат электростанций.
Уникальность и в том, что воедино слились мощности ЧТЗ и двух эвакуированных предприятий — ленинградского Кировского и Харьковского моторостроительного. И вот это огромное производство переключилось на выпуск танков. Всего за 33 дня было освоено массовое производство танков Т‑34.
Челябинский Кировский завод отличался, например, от Уралвагонзавода в Нижнем Тагиле тем, что у нас создавались танки, способные пробивать глубокую оборону противника, сметая на своем пути любые ДОТы и ДЗОТы.

Впервые в мировой практике танкостроения сборка тяжелого танка в Челябинске была поставлена на конвейер.

Я уж не буду перечислять достаточно известные факты о том, что за годы войны в Челябинске было выпущено 60 танковых дизелей. Только на ЧТЗ в годы войны было произведено 18 тысяч боевых машин. А это  пятая часть от всех выпущенных в стране танков и других боевых машин.

Напомню, что и на заводе имени Колющенко было освоено производство установки БМ‑13 — знаменитых «катюш».

И вот еще что важно: для развития машиностроения на Южном Урале большую роль сыграли кадры. В годы войны у нас сосредоточились около 50 тысяч научных работников. Сколько молодых и талантливых руководителей, конструкторов выросли в Танкограде! Именно тогда стала формироваться будущая управленческая элита уральского оборонно-промышленного комплекса.

— Но ведь после войны станкостроение на Урале не замерло?

— Конечно же, нет! Продолжало развиваться и станкостроение, и танковое, и снарядное производство.
Уже в первые послевоенные годы на том же Станкомаше началось освоение мирной продукции: нефтяных буровых установок и культиваторов для сельского хозяйства, прокатных станов.

Кстати, на этом предприятии в начале 50-х было создано специальное КБ, где работали над проблемами создания и изготовления авиационного и ракетно-артиллерийского вооружения.

Увы, трудный период конверсии не мог не сказаться на творческом потенциале этого КБ. Однако к чести завода основные направления деятельности здесь были сохранены.

17.10.2019 | 17:01
Экология в законе. В Челябинской области разработают «зеленый» стандарт

Как выработать правильный региональный экологический стандарт и как добиться его исполнения? Это стало главной темой заседания координационного совета при губернаторе по вопросам экологии под руководством председателя Общероссийской общественной организации «Российское экологическое общество» Рашида Исмаилова.

17.10.2019 | 11:34
«Мягкие» бойцы. Челябинские омоновцы — о службе, спаррингах и психологии митингующих

Бойцы этого спецподразделения Росгвардии задерживают наркоторговцев и террористов, подавляют бунты в колониях, обеспечивают безопасность на массовых мероприятиях и протестных акциях. О службе, спаррингах и психологии митингующих корреспонденту «ЮП» рассказал заместитель командира челябинского ОМОНа по работе с личным составом, полковник полиции Сергей Минаев.

10.10.2019 | 17:04
Герой из девяностых. Сюжет для рассказов известный писатель брал из челябинских газет

Однажды Иван Бунин в беседе с Ириной Одоевцевой заметил, что писать нужно только о страшном или о прекрасном. Как хорошо ни изобразить скуку, все равно скучно читать. Когда читаешь тексты Романа Сенчина, думаешь про себя: «Этот парень, должно быть, выбрал для себя вариант «о страшном». Да и как не быть страшному, если пишет он о 90-х годах. Накануне известный российский писатель стал гостем «Южно-Уральской книжной ярмарки-2019».

08.10.2019 | 15:31
Пешком из Аркаима в Индию. Южноуральский след нашли в Стране танцующих богов

Челябинский археолог Андрей Епимахов вместе со своими коллегами из других стран принял участие в глобальном открытии, позволяющем подробно воссоздать картину жизни индоевропейцев и распространение их языков по всему миру. Результаты исследования опубликованы в высокорейтинговом журнале Science.

Новости   
Спецпроекты