Романтик сцены. Почему театр заставил челябинскую актрису хромать

13 Марта 2019 Автор: Марат Гайнуллин Фото: Вячеслав Шишкоедов
Романтик сцены. Почему театр заставил челябинскую актрису хромать


В наступившем году, который в России объявлен Годом театра, «ЮП» продолжает рубрику «Актеры». На этот раз ее героиней стала актриса Челябинского молодежного театра Елена Шингареева.

Иногда ей кажется, что зрители хотели бы пообщаться с ней, но почему-то робеют переступить черту, за которой обитают небожители. Но она уверяет: актеры такие же люди, как и все! Просто у них, быть может, душа болит чуть больше. И болью этой хочется поделиться со зрителем.

 Связь с папой

 Родом она из маленького города Каменска-Уральского, где всегда было ощущение, что ты всех знаешь. Если праздники, то всегда всем домом, всей улицей. И детство у нее было очень солнечное.

 В день, когда проводился возле их дома первый субботник, папа нес ее из роддома в пеленках. И он остановил весь трудовой процесс, воскликнув на весь двор: «Тишина! Дочь несу!»

 Она до сих пор не знает, чем и как объяснить, но они с папой друг друга чувствуют на расстоянии. Она может позвонить ему в любой момент и сказать: «Тебе сейчас, в эту секунду, было плохо. И еще ночью, без четверти три, тебе тоже было плохо...» Он каждый раз с удивлением спрашивает: «Откуда, дочь, ты знаешь?» Хотя сам прекрасно знает, откуда.

 В десять лет, когда она себе сломала руку, ее положили в больницу. Замкнутых пространств она не переносила — как и сейчас! А в той палате ей казалось, что вдруг осталась в этом мире одна, всеми брошенная, да еще со сломанной рукой! В отчаянии вылетела из больницы, перелезла через забор и побежала дальше, остановившись возле автотрассы. Родителей, которые уже подходили к дому, она не видела, а просто кричала в пустоту: «Папа, папа!»

 И в тот момент папа вдруг с тревогой прошептал маме: «Меня дочь зовет!» Он рванул обратно и через несколько минут бега увидел, как среди летящих машин белеет облачко: это стояла его дочь в одной сорочке.

 Отец — сердечник, перенесший множество операций. И сегодня для дочери любой звонок от родителей как тревожный колокольчик, от которого она сразу начинает дергаться: не дай бог!

 Между тем процедура ее восстановления с операциями шла около года. У нее до сих пор дома хранится железный штырь, который вбивали ей в кость.

 Свой парень

 Среди ровесников она всегда чувствовала себя белой вороной. В красивых платьях никогда не ходила, принцессой стать не мечтала. И актрисой становиться уж точно не собиралась. Но подпитка откуда-то все-таки шла. Классная руководительница выделяла ее среди всех, давая непростые организационные задания. Свой ТЮЗ устраивал им родительский комитет. Причем прямо в лесу, когда из-за деревьев выскакивали их мамы и папы, переодетые в поросят, в медвежат… Такие же спектакли с переодеванием разыгрывали дома родители с друзьями.

 Росла Лена невероятно бойким ребенком. В четыре года мама взяла ее за руку и привела в ДК к руководителю студии народных танцев, которая заявила: берем лишь с пяти лет. Но мама была непреклонна: эта девочка неугомонная, надо что-то с ней делать, пожалуйста, заберите! Так в четыре года она попала в свой первый творческий коллектив.

 Среди ровесников во дворе были в основном мальчишки, которым она ничуть и ни в чем не уступала и была «своим парнем». И даже когда надо было спасать кошку, залезшую на дерево, весь двор на помощь звал только ее.

 В 11 лет она уже испытала себя в музыке, в танцах и в пении. И вот однажды, после снятия гипса, она случайно забрела в детский театр, где необычным было все. И где даже педагог по сцендвижению по особому испытывал их, выходя с ними босыми на снег, укладывая на стекла.

 Кем ее хотели видеть в детстве? Врачом, как сестра? Но если не врачом, то педагогом. Не зря же ей всегда доверяли нянчиться с малышами, которые ее обожали. С ними она рисовала и пела и даже разыгрывала сценки из разных сказок.

 К 9-му классу она поняла, что хочет стать актрисой. Но ее педагог в «театралке» напомнила: «Какая ты актриса! Послушай, как ты говоришь!»
Конечно же, она знала, что очень сильно картавит. И тогда она самостоятельно пошла к логопеду и потребовала научить выговаривать букву «р». Два года усердных упражнений не прошли даром...

 Стать Лаурой

 После школы подружка поехала в Челябинск поступать в институт культуры и позвала ее с собой. Город ей понравился сразу: здесь не было суматохи, как в Екатеринбурге, люди показались открытыми и приветливыми.

 И педагоги в институте были замечательные. Курс набирал Вячеслав Петров. Тогда она и не думала, что пойдет в ТЮЗ. Но волею судьбы еще на пятом курсе на одном из прослушиваний ее увидела народная артистка России Ольга Телякова, которая и благословила на службу в театр.

 Так, в октябре 2002 года, еще учась в институте, она официально начала работать в театре. В тот сезон Татьяна Скорокосова привлекла ее к своей постановке «Стеклянного зверинца» по произведению Теннеси Уильямса. У ее героини Лауры одна ножка была короче другой, и она все время прихрамывала. Татьяна Владимировна поставила ей жесткое условие: пока не найдешь, отчего твоя Лаура хромает, и не убедишь меня в этом, на сцену можно не выходить.

 У нее до сих пор хранится сверточек из закрученной изоленты, который она подкладывала под ступню. Работая над этой ролью, она как-то незаметно вдруг поняла: это ее театр!

  актриса-Елена-Шингареева_дополнительное-фото_DSC9343.jpg— Мне повезло с актрисами, которые встретили меня в театре: Маргарита Пермякова, Ольга Телякова, Наталья Антонова, Ольга Маянова, — рассказывает Елена. — Это женщины, которые представляют не «старую», но правильную артистическую школу. Если до спектакля оставалось еще два часа, то Маргарита Павловна, сидя в своем кресле, уже создавала какой-то гремящий воздух в гримерке. Она брала в руку кисточку, и у нее был другой, грозный взгляд: это была уже не она, а, скажем, Кабаниха из «Грозы». И она могла не поздороваться с тобой, потому что уже жила в ином образе…

  — С какой аудиторией комфортнее работается — с детской или взрослой?

  — С детьми работать сложнее. Они мгновенно чувствуют фальшь!

 Вообще очень важно своего персонажа увидеть с трех разных сторон: глазами зрителя, партнера и еще как-то из глубины себя. И вот когда все это триединство заиграет и ты почувствуешь отклик зрителя, то тогда и сама ты получаешь от игры невероятное удовольствие. Вечерней наградой становятся для тебя теплые отзывы в соцсетях, пусть их не так много, но как же они греют!

  — Чем вы подпитываете свои жизненные силы?

  — Тем, что 12 лет назад Господь подарил мне дочь. До этого я потеряла нерожденного сына и очень тяжело выходила из этого страшного состояния. И тут появилась она, мой ангел! И мне показалось очень важным назвать девочку в честь какой-то святой. И тогда явилось имя — Варвара.

  — Она не мечтает стать актрисой?

— Вообще-то, она уже в четыре года вышла на сцену. И как раз в роли ангела! Потом были еще пять-шесть спектаклей, где она играла. Но, если честно, я пытаюсь спрятать ее от этой профессии.

  — Мне рассказывали, что вы увлекаетесь стихами и сами пишете?

  — Писала. Но не стихи и даже не прозу. Это личный дневник.

  — Зачем он вам?

  — Это разговор с самой собой. Я выговариваюсь в лист бумаги. Так я могу избавиться от своих страхов, воспитать в себе нечто иное, потому что понимаю: в меня закладывали другие ценности.

  — Вы по своей натуре романтик?

  — Знаете, я все время живу ожиданием чего-то очень хорошего, ожиданием чуда. И верю в это чудо. Если я не наивный человек, то, наверное, все-таки романтик.

  — Что не терпите в людях?

  — Вранье! Интуитивно, за километр чувствую его запах. Мне могут по телефону позвонить и сказать простое: «О, привет!» Но я сразу же улавливаю: сейчас мне врут. На дух не переношу таких людей! Мне становится очень больно, когда человек, которому я открывалась, оказывался лгуном.

  — Что для вас друг?

  — Когда ты прикасаешься к чему-то и тебе становится тепло, комфортно… У меня в театре есть две подруги. Одна из них — Юлия Миневцева. Она точно знает, когда мне нужно позвонить. Может дать пощечину, если я в чем-то не права или меня надо вытащить из какого-то состояния. Если надо, она может дурить со мной до утра. Она знает меня всю-всю! Катюшка Филимонова — моя вторая подруга. Глубокая натура! Она всегда готова выслушать меня. И это дорогого стоит. Мы все очень разные. И тем не менее втроем дружим уже много лет. Наверное, вот так скажу: для меня друг — это НЕ предательство.

 …Беседа закончилась. Погасли лампы ее гримерной на третьем этаже театра (должно быть, так же гаснут и огни рампы). Завтра у Елены спектакль с самым
сложным и дорогим зрителем. С детьми. И я точно знаю, что для них она НЕ предатель. А значит, большой и верный друг!

08.11.2019 | 09:29
За что троицкий художник ненавидит Малевича

В Челябинске открылась выставка картин Галины Левшич.

06.11.2019 | 11:36
Игры атома. В Озерске прошла премьера спектакля «Курчатов. Поход за вторым солнцем»

…По вечерам он любил слушать Моцарта. За два дня до своей смерти, 5 февраля 1960 года, в зале Московской консерватории он слушал «Реквием» великого композитора. Курчатов возвращался домой взволнованный и торжественно настроенный. «В этой музыке есть момент надежд и мечтаний, — говорит он своей супруге Марине Дмитриевне, — она не вся похоронная…»

15.11.2019 | 13:24
В поисках гранта. Почему эксперты советуют НКО забыть слово «Дай!»

Подход в отношениях к общественному сектору меняется революционно. Об этом заявил на открытии форума губернатор Челябинской области Алексей Текслер. Но какие перспективы в развитии НКО видят сами его представители? Об этом рассказывают участники состоявшегося в Челябинске Южно-Уральского гражданского форума.

08.11.2019 | 09:29
За что троицкий художник ненавидит Малевича

В Челябинске открылась выставка картин Галины Левшич.

Новости   
Спецпроекты