Слушать и слышать: как выбирают музыкантов для челябинского оркестра

5 Июня 2019 Автор: Светлана Симакова Фото: Вячеслав Шишкоедов
Слушать и слышать: как выбирают музыкантов для челябинского оркестра


В Челябинской филармонии начался конкурсный отбор музыкантов в симфонический оркестр.

Экспертам, а это профессора уважаемых вузов Москвы и Петербурга, предстоит прослушать около 80 претендентов из разных городов России. Как определить, кто из них годится для оркестра, а кто нет, рассказали доцент Московской консерватории, артист оркестра Юрия Башмета «Солисты Москвы» Роман Балашов и заслуженный артист России, главный дирижер будущего симфонического оркестра Адик Абдурахманов.

Скорость реакции на ошибку

Конкурсные прослушивания в филармоническом зале имени Сергея Прокофьева начались 4 июня и продлятся до конца недели. Первые два дня отданы струнникам (скрипка, виолончель, контрабас). Затем экспертной комиссии покажут себя духовики (деревянные и медные духовые инструменты). Итоги конкурса подведут к 19 июня.

Симфонический оркестр, как напомнил Адик Абдурахманов, создается на базе камерного оркестра «Классика», но своим музыкантам маэстро тоже рекомендовал принять участие в конкурсе. По его словам, большинство заявок поступило от молодых музыкантов, которые только-только окончили московскую, казанскую, екатеринбургскую и другие консерватории страны, а также музыкальную академию имени Гнесиных. А вот в числе духовиков немало зрелых музыкантов, которые уже не один год играют в разных оркестрах страны.

Однако все участники конкурса испытывают одинаковое волнение, и экспертов комиссии ничуть не удивляет, что они иногда ошибаются.

— Эксперту такое волнение понятно, ведь от конкурса зависит будущая жизнь музыканта, работа, карьера, — говорит Роман Балашов. — Поэтому эксперт должен быть достаточно благожелательным. И вместе с тем нам нужно понять, как этот музыкант будет играть в составе оркестра: слышит ли он других музыкантов, достаточно ли устойчивы и уверенны интонации звучания его инструмента. Параметров много. Важно даже, насколько музыкант стрессоустойчив, то есть как скоро он выпутывается из собственных ошибок, какова скорость реакции на ошибку. Все это оцениваешь, ставишь плюсики и минусики, а потом суммируешь. Решение принимается, когда сыграли все. По итогам прослушивания выстраивается некая лесенка: этот выступил лучше, этот похуже, у этих звук похожий, а у этих совершенно разный. Задача эксперта понять, кто сможет, а кто не сможет играть в оркестре.

оркестр_Шишкоедов_DSC5348.jpg

Всемогущий Бах

Конкурсанты не сами выбирают, какую музыку играть на конкурсе. Им предлагается обязательная программа. И вот зачем.

— Лакмусовой бумажкой в таком случае является музыка Баха, в которой есть все, — объясняет Роман Геннадьевич. — Когда музыкант играет Баха, становится понятно, есть ли у него звучание, интонация, понимание музыки и умеет ли он подать этот материал. И, конечно же, он должен сыграть фрагмент классического концерта и романтического. На Западе в первом туре конкурса всегда просят сыграть концерт Моцарта и виртуозные пьесы, чтобы понять, сможет ли музыкант играть прозрачным и легким звуком и сможет ли он играть насыщенным звуком. Этот спектр умений должен быть обязательно. Для оркестра важна богатая звуковая палитра.

И еще один суперважный момент — гибкость музыканта, то есть его способность меняться под воздействием дирижера и своих собратьев по оркестру. Уметь слушать и слышать не только себя, но и друг друга! Ведь очень важно, как музыканты будут взаимодействовать в оркестре. Все те, кто жестко настаивают на своем мнении, успешными в оркестре не будут никогда. И это можно определить на прослушивании. По словам Романа Балашова, таких претендентов лучше не брать.

оркестр_Шишкоедов_DSC5358.jpg

У Романа Балашова огромный педагогический и исполнительский опыт. Сам он с отличием окончил Московскую консерваторию по классу альта в классе профессора Юрия Башмета, а затем аспирантуру Московской консерватории. Принимал участие в фестивалях камерной музыки в различных странах Европы, много лет выступает в составе камерного ансамбля Юрия Башмета «Солисты Москвы». В 1997 году Роман Балашов совместно с Юрием Башметом организовал и составил учебный план экспериментальной кафедры альта в Московской консерватории. И студенты этой кафедры одержали уже не одну победу на международных конкурсах.

— К сожалению, долгое время в советском музыкальном образовании существовала тенденция готовить солистов, у нас было перепроизводство лауреатов, — говорит он. — Да, это была потрясающая фортепианная и скрипичная школа. Когда я еще учился в консерватории, то на конкурсе Паганини побеждали только выпускники Московской и Петербургской консерваторий. Но вот учиться играть в оркестре музыкант начинал, когда приходил туда работать. Сегодня мы знаем, как это делается в других странах, нам понятно, что учить студентов играть в составе оркестра надо уже в консерватории. Такова тенденция мирового музыкального процесса. И сейчас так учат в Московской консерватории.

оркестр_Шишкоедов_DSC5349.jpg

Расцветет новыми красками

Как рассказал дирижер Адик Абдурахманов, симфонический оркестр Челябинской филармонии приступит к работе уже в августе, а в ноябре состоится его презентация слушателям. Но будут концерты и до громкой премьеры.

— Сколько понадобится времени, чтобы оркестр стал единой командой, зависит от уровня музыкантов, которых мы наберем, — подчеркнул Адик Аскарович. — Поэтому мы и пригласили на конкурсное прослушивание таких опытных экспертов, как Роман Балашов, Андрей Казаков (завкафедрой деревянных духовых инструментов Санкт-Петербургской консерватории), Вячеслав Прокопов (завкафедрой медных духовых и ударных инструментов РАМ им. Гнесиных).

— У нас особый случай: мы набираем новый оркестр, — отметил дирижер. — Когда новое поколение музыкантов приходит в уже состоявшиеся академические оркестры, их всего пять-семь человек. Для оркестра, где 100 музыкантов, это маленький ручеек. А у нас таких будет большинство, поэтому момент становления будет достаточно длительным.

оркестр_Шишкоедов_DSC5357.jpg

По словам Романа Балашова, создание оркестра всегда непростой процесс:

— Более того, когда люди набраны, оркестр еще не создан. Еще пройдет как минимум год, прежде чем они начнут играть безупречно слаженно. Дирижеру предстоит большая работа, придется и пересаживать музыкантов по-разному, и многому научить, чтобы получилась слаженная команда. Но это замечательно, что в Челябинске создается симфонический оркестр. Это большой труд, но вместе с тем культурная жизнь вашего города расцветет новыми красками.

08.11.2019 | 09:29
За что троицкий художник ненавидит Малевича

В Челябинске открылась выставка картин Галины Левшич.

06.11.2019 | 11:36
Игры атома. В Озерске прошла премьера спектакля «Курчатов. Поход за вторым солнцем»

…По вечерам он любил слушать Моцарта. За два дня до своей смерти, 5 февраля 1960 года, в зале Московской консерватории он слушал «Реквием» великого композитора. Курчатов возвращался домой взволнованный и торжественно настроенный. «В этой музыке есть момент надежд и мечтаний, — говорит он своей супруге Марине Дмитриевне, — она не вся похоронная…»

21.08.2019 | 12:19
Начали с Моцарта. В Челябинске прошла первая репетиция нового симфонического оркестра

Что такое первая репетиция вновь созданного оркестра? Это прежде всего знакомство музыкантов — профессиональное и человеческое. Оно состоялось. Сегодня можно сказать, что у Челябинска (наконец-то!) есть большой симфонический оркестр.

09.08.2019 | 15:06
Попрошайка или бренд? Режиссер и директор размышляют о роли театра в современном мегаполисе

История Камерного театра в Челябинске началась в конце 1980-х — не самое лучшее в финансовом плане время. Но он выжил, потому что сразу завоевал интерес зрителей и с начала 1990-х получил поддержку из бюджета региона, став государственным. Об идеалах и реалиях отдельно взятого маленького театра в условиях современной экономики и социальной политики размышляют его директор Илья Коломейский и главный режиссер Виктория Мещанинова.

Новости   
Спецпроекты