Александр Малышев: «О, святые Янушкевичи!»

4 Октября 2022 Автор: Светлана Демцура Фото: Людмила Ковалева
Александр Малышев: «О, святые Янушкевичи!»


Челябинский театр кукол открыл 87-й сезон яркой премьерой спектакля «Годунов».

На первый взгляд постановка кажется смешной и легкой, даже летящей, как пушкинский белый стих. Но только на первый взгляд. Серые стены и молчаливые головы — предвестники настоящей беды.

Особенность спектакля в том, что две главные роли, царя Бориса и Лжедмитрия, виртуозно, мастерски играет один актер — Александр Малышев. Именно с ним мы поговорили о репетиционном процессе, о погружении в сложный материал, о физических и эмоциональных нагрузках, об ощущениях после череды премьерных показов.

Голый голод

— Александр, расскажите, как вы узнали, что в театре планируется постановка «Годунова»?

— Просто: главный режиссер Александр Владимирович Борок озвучил планы. Безусловно, меня заинтересовала эта новость, так как было любопытно поработать с творческим тандемом из Минска — режиссером Александром Янушкевичем и художником Татьяной Нерсисян. Да и материал они выбрали, признаюсь, мощный.

— Думали ли вы, что вам достанутся сразу две главные роли?

— Интересный вопрос. Точно не знал, но догадывался. Чувствовал, наверное, как и любой артист. Кстати, помню, на примерке я неожиданно узнал от цехов, что для меня готовят первый, второй и третий костюм.

Годунов_Ковалева_12471.jpg

— Третий? Какой?

— Костюм юродивого. Но почему-то о нем в тот момент я не подумал. Зато вспомнил, что в спектакле будет показан голод. «Так голод — это я, что ли?!» — вдруг возник вопрос. И сразу сложился нарратив: я предстаю перед зрителями в образе голода. Голый голод?

Но потом я отбросил от себя эту мысль. Дело в том, что на эскизах я видел вполне человеческий образ — простолюдин в белых «труселях». Тут же появилась другая идея: то, как полуголый человек становится Годуновым, потом, вероятно, из Годунова превращается в Лжедмитрия, затем обратно в царя Бориса.

— Роль юродивого досталась Тимуру Ахмедову?

— Верно. Но, признаюсь, в рамках репетиционного процесса мы думали над тем, могу ли я сыграть юродивого. Такой вариант развития событий действительно рассматривался Янушкевичем, и психофизика персонажа мне идеально подходит.

Прикидывали, успею ли я переодеться, чтобы появиться в следующей сцене в образе Лжедмитрия на коне. Пробовали разные вариации. В общем, я скакал, прыгал, бегал. Кстати! После тех репетиций мне случайно на улице попались местные сумасшедшие… Я внимательно наблюдал за ними, запоминая их движения, мимику, жесты (с прицелом на то, чтобы вставить в спектакль).

Но режиссер в итоге сказал: «Нет, нет, нет, юродивого сыграет Тимур». И, действительно, у него получилось замечательно! В этом смысле я прекрасно понимаю Александра Витальевича: юродивый совершенно отдельная, другая история.

Годунов_фото_Людмилы_Ковалевой_12450.jpg

Материал сам находил меня

— Как вы погружались в материал?

— Удивительная вещь, но материал сам находил меня. Причем совершенно неожиданно. К примеру, открываю YouTube, чтобы посмотреть развлекательный контент, а в рекомендациях появляются фильмы о Борисе Годунове, о Ксении Годуновой, о Русской смуте, о триумфе и падении Лжедмитрия. И меня эта тема так заинтересовала, зацепила, что я стал не только смотреть исторические и художественные фильмы, но и читать разные научные публикации, книги о том времени. Помню, на даче даже слушал оперу Модеста Мусоргского «Борис Годунов». Столько для себя тогда открытий сделал! Ими, собственно, поделился с режиссером Александром Янушкевичем. Благодаря нашему с ним разговору в спектакле звучит фрагмент «Плач Ксении» из оперы, если вы помните.

— 31 августа 2022 года на своей странице в социальной сети «ВКонтакте» вы написали: «О, святые Янушкевичи! Оно уже завтра». Были страх и волнение перед премьерой? И каким Янушкевичам вы молитесь?

— Слушайте, не думал, что вы это прочитаете. Говоря фразу «О, святые Янушкевичи!», я обращался прежде всего к богам кукольного европейского театра. Мне близок этот театр по духу, нравится не только его особая жанровость, но и эстетика, а также необычное существование актеров на сцене.
Перед премьерой, признаюсь, страха и сильного волнения не было. Присутствовало ощущение праздника.

Годунов_фото_Людмилы_Ковалевой_12464.jpg

Понимание сущности предмета

— Кукольный европейский театр особенный?

— Да, раз уж мы заговорили о нем, то хочу сказать: этот театр, как, собственно, и лабораторный театр, не всегда предполагает достижение какого-либо результата, в отличие от традиционного российского театра, который мы привыкли видеть. Здесь больше важен не результат, а сам рабочий процесс (так называемый Work in Progress), лабораторное исследование выбранного материала, а также существование актера на сцене, его взаимодействие с предметом. Такой процесс может доставлять невероятное удовольствие и продолжаться до бесконечности. И это круто!

К примеру, берешь один пластиковый стаканчик, начинаешь придумывать 500 различных вариаций взаимодействия с ним… Потом останавливаешься, думая, что ничего с предметом уже сделать нельзя. Но нет, процесс затягивает, и вдруг рождается 501-й вариант! И ты поражаешься самому себе, этому обычному пластиковому стакану, открывая в себе новое, ломая стереотипы и перестраивая сознание. И это же здорово! Ведь театр кукол — это не когда тебе дали в руки большую голову Бориса Годунова из папье-маше или куклу, под которую приходится подстраиваться (изображать ее характер, изменять свою походку и голос). Театр кукол — это прежде всего понимание сущности предмета. Актер не должен быть куклой, копировать ее внешние признаки. Главная задача — придать объекту некую самостоятельную жизнь, быть сотворцом театрального действа. Но и не забывать, что пластиковый стакан — это просто стакан.

— Какие ощущения вы испытали после череды премьерных показов?
— Не скрою, порой было тяжело, и репетиции проходили непросто. Именно поэтому перед сдачей спектакля я не хотел общаться со СМИ. Не потому что я закрытый и замкнутый человек, а потому что был сосредоточен на процессе. Да и что я мог сказать тогда? В течение двадцати минут пересказывать историю правления Бориса Годунова? Ну нет, избавьте меня от такой участи!
Кроме всего прочего, безусловно, после премьерных показов я испытал чувство печали и грусти, оттого что всё — бах, и закончилось.

Годунов_фото_Людмилы_Ковалевой_12466.jpg

Работа с текстом

— Белый стих Пушкина легко запоминался? Были ли трудности с работой над этим текстом? Как он укладывался в памяти?

— Вообще, у актеров есть профессиональный термин «уложить текст», когда ты «ножками» проходишь все мизансцены, запоминая реплики и монологи. В «Годунове» этот метод не работает. У Янушкевича подход к репетициям совершенно иной.

Кстати, историю царя Бориса вообще можно было донести до зрителя и без текста. Допустим, в сцене, когда я тащу за спиной огромное и тяжелое яйцо…

— Державу…

— Да, державу… Можно не проронить ни слова, убрав этот крупный монолог. И я уверен, что зрителю будет всё предельно ясно. В спектакле «Годунов» самое сложное не выучить текст, а то, от чего мне нужно оттолкнуться и произнести первое «а». Откуда рождается текст? Как он появляется и наполняется смыслом?

Я часто представлял, как Александр Сергеевич садился, брал в руки белый лист, смотрел на него, макал перо в чернильницу и думал над текстом… Потом находил первое слово, затем второе, третье… И начинал писать:

Наряжены мы вместе город ведать,
Но, кажется, нам не за кем смотреть…

Когда я начинаю рисовать, я смотрю на белый лист и думаю: «Что же это будет?». Смотрю, смотрю, смотрю… Разглядываю шероховатости на поверхности бумаги, изучаю фактуру. Ставлю точку. И из этой «почеркушечки» берет свое начало линия, потом другая… Бац! И уже появляется рисунок. Беру другую бумажку, перерисовываю. Беру третью — довожу до ума, до идеала.

Главное — найти эту точку опоры. Так же и с текстом.

Годунов_фото_Людмилы_Ковалевой_12469.jpg

Поделиться

Сегодня | 12:26
Встречаем «Лекаря…». Премьера Челябинского камерного театра выше ожиданий

«Лекарь поневоле» Мольера в стилистике площадного театра масок — довольно смелый эксперимент. И даже риск. Но это тот самый риск, который позволяет выпить шампанское за прекрасную премьеру, ставшую настоящим предновогодним подарком и зрителям, и артистам.

Вчера | 16:14
К 200-летию Островского в Челябинске ставят балет «Бесприданница»

Впервые пьеса «Бесприданница» выдающегося русского драматурга Александра Николаевича Островского будет рассказана языком танца. Новый балет создается при поддержке Союза театральных деятелей Российской Федерации и Министерства культуры Российской Федерации.

11.10.2022 | 10:02
Александр Борок: «Есть правила, которые хочется нарушить»

В Челябинском театре кукол полным ходом идут репетиции нового спектакля по «Неправильным сказкам» Андрея Усачева. Знакомые сюжеты будут переделаны и приправлены юмором.

02.09.2022 | 17:18
«Годунов» на сцене. Большая премьера в театре для маленьких

Сегодня в Челябинском театре кукол 87-й сезон открывается премьерой спектакля «Годунов» для взрослых зрителей в постановке белорусского режиссера Александра Янушкевича.

Новости   
Спецпроекты