Без крыла истории? Ученые говорят об ошибочности проекта сноса здания старого челябинского аэропорта

14 Марта 2018 Автор: Федор Кручинин Фото: из архива редакции
Без крыла истории? Ученые говорят об ошибочности проекта сноса здания старого челябинского аэропорта

В Челябинске началась острая общественная дискуссия о сохранении старого здания аэропорта. По одному из наиболее вероятных сценариев, озвученному руководством авиапредприятия, в рамках реконструкции оно должно быть снесено. Но против такого подхода уже выступил целый ряд челябинских ученых и общественных защитников архитектурной среды.

Почему есть смысл биться за старое здание воздушной гавани? В чем заблуждаются те, кто выступает за снос? Самигулов-Гаяз.jpgДействительно ли у этого помещения нет функционального будущего? На эти и другие вопросы нам ответил один из противников уничтожения старого аэропорта, известный челябинский историк Гаяз Самигулов, председатель общественного совета при Госкомитете охраны культурного наследия Челябинской области.

Типовое не означает не ценное

— Из-за чего конфликт? В руководстве аэропорта утверждают, что здание типовое и ценности не имеет?

— С последним я бы не согласился. Старое здание челябинского аэропорта достаточно интересно, и если даже его можно было назвать типовым для своего времени, то на день сегодняшний таких сооружений в России почти не осталось. Оно обладает хорошим четким, узнаваемым абрисом. Оно исторично в том смысле, что, глядя на него, хорошо понимаешь, к какому времени это здание относится.

— Тогда почему ученые и общественники не подняли шум ранее, когда проходил конкурс на новый архитектурный облик воздушной гавани Челябинска?

— В том-то и парадокс. В свое время был проведен конкурс «АрхЧел», о котором много писали, на важность которого кивали официальные городские лица. И в рамках этого конкурса победил проект нового облика аэропорта, предполагавший сохранение здания исторического. Надо полагать, у профессионального и общественного жюри были основания для того, чтобы отдать предпочтение именно этому проекту. Никто не ожидал, что вдруг все изменится.

— Сейчас защитники старого аэропорта говорят, что здание заслуживает того, чтобы стать объектом культурного наследия (ОКН)…

— Фактически сама постановка вопроса о придании зданию аэропорта статуса объекта культурного наследия спровоцирована намерением снести его в ходе реконструкции. Если бы начали реализовывать тот проект, который победил в конкурсе, не было бы нужды в таких шагах. Более того, ранее это не инициировалось потому, что в случае включения здания в список памятников изрядно осложнилась бы возможность реализации всего проекта, поскольку со статусом ОКН связаны значительные обременения. Общественники и ученые ранее считали: зачем создавать сложности для властей при реконструкции, если по проекту старое здание будет сохранено? Но когда представители городской администрации и руководство аэропорта заявили, что сохранение старого аэропорта не предусмотрено, градозащитники решили использовать последний шанс.

Из оперы невежества

— Я понимаю, что вы не специалист в области устройства аэропортов, но все же как вам кажется: у старого здания есть шанс в случае сохранения нести какой-то полезный функционал для аэропорта, города?

— Помните фразу Юревича про то, что «у нас не Древний Рим»? Я считаю, что происходящее сейчас из той же самой оперы — невежества. Да, у нас не Древний Рим, у нас Челябинск, у которого есть своя история. В чем-то уникальная, в чем-то повторяющая историю всей страны. И свидетелями, и памятниками этой истории являются здания. Здание аэропорта — одно из них. Его историчность — один из элементов функционала этого сооружения. Меня постоянно умиляют заклинания о развитии туризма на уровне власти... Что вы будете показывать туристам? Коробки из стекла и металла? Так у нас они далеко не лучшие. Так себе, скажу, коробочки с архитектурной точки зрения. При этом то, что сегодня реально придает городу своеобразие, уничтожается.

Говоря о другой полезной нагрузке, отмечу, что сейчас здание выполняет часть функций для авиапредприятия. Оно может выполнять их и далее. Кроме того, повторюсь, если бы не встал вопрос о его сносе, то не было бы и разговора о включении в список объектов культурного наследия. А тогда при сохранении внешнего облика здание можно было перестроить внутри, насколько это необходимо для работы аэропорта.

— Может быть, есть причина инженерного свойства: грубо говоря, сохранить здание невозможно из-за его ветхости?

— Говорить о том, что здание находится в ветхом состоянии, на мой взгляд, достаточно странно: его капитальный ремонт закончен в 1999 году. Если же вдруг оно действительно за эти годы столь сильно обветшало, то как тогда его сейчас эксплуатируют, подвергая опасности пассажиров и работников? И почему информация об этой «ветхости» появилась так неожиданно? Если есть результаты профессиональной экспертизы (и желательно независимой) об аварийности здания, хотелось бы их увидеть.

Есть еще один момент. Снос старого здания и постройка 3-й очереди комплекса аэропорта планируются, если не ошибаюсь, на 2035 год и позже. Если здание ветхое, то как оно достоит до этого срока? А если оно все же нормальное, то почему бы не принять сегодня решение о его сохранении? До реализации проекта в этой части осталось почти 20 лет.

— Говорят, судьбу аэропорта на днях будут решать эксперты, входящие в научно-методический совет по культурному наследию при Госкомитете охраны культурного наследия Челябинской области. Вы принимаете участие в его работе?

— В прошлый состав совета я входил, но сейчас целый ряд ученых и общественников несколько «отодвинули» от работы в нем. Касательно меня, для того, чтобы не включать мою фамилию в новый состав, есть причина формального характера: я председатель Общественного совета при Госкомитете охраны культурного наследия Челябинской области. Такое совмещение «должностей», видимо, сочли некорректным. Но вопрос не во мне. Там есть другая проблема: научно-методический совет при каком-либо органе обычно включает в себя специалистов со стороны. В данном случае мы видим в составе совета наряду со специалистами чиновников, что считается ненормальным. Причем в случае со зданием аэропорта это именно те чиновники, которые настаивают на его сносе. Если я не ошибаюсь, здесь получается то, что называется в юриспруденции «конфликтом интересов».
Сегодня | 14:22
Именем Курчатова. Почему Челябинской области стоит увековечить память ученого не только в названиях улиц и аэропортов

С этой публикации мы запускаем проект «Имя в городе», посвященный предстоящему 85-летию со времени образования Челябинской области. Его героями станут люди легендарные и малоизвестные, но так или иначе причастные к созданию нашей области. Главное условие: их именами названы улицы, площади или скверы наших населенных пунктов. Первым героем нашей рубрики стал Игорь Васильевич Курчатов.

Сегодня | 11:06
Уроки труда. В Челябинске выбирать профессию предлагают уже в детском саду

Знакомить ребятишек с миром будущих профессий специалисты планируют начинать с дошкольного возраста.

Вчера | 15:14
Деньги иноземья. Зачем челябинской экономике нужны иностранные инвестиции

«Инвестиции» — экономисты и чиновники произносят это слово как мантру. Кажется, вот придут они и с новой силой заколосятся поля, заурчат заводы, разгладятся дороги… Есть в этих рассуждениях своя соль.

10.10.2018 | 13:48
По идеям становись. Какие идеологические взгляды исповедуют самые влиятельные политики Челябинской области и что толкает их изменяться

Пока профессиональное политологическое сообщество Южного Урала в социальных сетях сконцентрировалось на публичном обсуждении «влияния — не влияния» белогвардейской эмиграции на политические процессы в России, Агентство политических и экономических коммуникаций (АПЭК) опубликовало свежий, сентябрьский рейтинг влиятельности представителей челябинских элит. В нем белогвардейское влияние, как минимум на первый взгляд, незаметно, но отсутствует и однозначный «красный дух». Какие же люди и силы заказывают политическую музыку в нашем регионе?

Новости   
Спецпроекты