Сохранение памяти. Зачем французские и российские атомщики привлекают к работе ученых-семиотиков

11 Октября 2018 Автор: Андрей Трушников Фото: предоставлены автором
Сохранение памяти. Зачем французские и российские атомщики привлекают к работе ученых-семиотиков В городках на берегах Ла-манша жили разные народы, нужно чтобы в будущем, кто бы здесь ни жил, увидел и понял посланный сигнал из нашего времени

Уже 11 лет в Нормандии на стадии мониторинга находится пункт финальной изоляции радиоактивных отходов (РАО). По планам через два года строительство подобного пункта начнется и в Челябинской области. После того, как он будет заполнен и на его месте зазеленеет трава, нашим атомщикам, так же как и французским, предстоит не только контролировать состояние окружающей среды, но и через 300 лет наполнить эту местность такими символами, которые будущему человечеству дадут четкий сигнал, что находится под землей.

В вечность с простыми словами

О том, что из себя представляет объект «Манш», расположенный во французской Нормандии, мы рассказывали в нашем прошлом материале. Стоит напомнить лишь, что здесь финальной изоляции подвергли радиоактивные отходы 3-4-го класса. Хотя они не столь долгоживущие, как 1-2-го класса, будучи без должного присмотра, все-таки способны доставить серьезные неприятности для здоровья людей.

М.-П. Жермен, специалист по связям с общественностью пункта финальной изоляции радиоактивных отходов «Манш», очень улыбчивая женщина. Пожалуй, она знает все об этом местечке, под холмами которого навечно скрыты от мира бетонные контейнеры с РАО. Сейчас, по словам француженки, команде «Манша» надо передать все имеющиеся знания будущим потомкам.

— Важная часть сегодняшней работы специалистов «Манша» — это работа с архивами, документацией, если угодно, с сохранением памяти, — говорит М.-П. Жермен. — Детальный архив содержит около 11 тысяч документов. Их копии хранятся не только здесь, но и в Национальном архиве Франции, а также в архиве второго, действующего, пункта финальной изоляции. Чтобы создать условия для максимального сохранения информации, мы распечатываем документы на так называемой «вечной бумаге», после чего они помещаются в специальные коробки и уже в таком виде отправляются в архив.

Как говорят французские специалисты, их «вечная бумага» производится из чистой целлюлозы, благодаря чему она в меньшей степени подвержена влиянию времени. На эту задачу работает и то, что в архивах поддерживается специальный температурный режим и определенная влажность. Также существует цифровая версия архива, которая выкладывается в виртуальном пространстве. С такими подходами французы рассчитывают хранить информацию о своих пунктах финальной изоляции РАО максимально долго.

Однако кроме детального архива на «Манше» разработали и более краткий документ, который представляет собой описание того, что это за место, какие РАО здесь изолированы, каким способом... Эта версия на данный момент состоит из 170 страниц, но она регулярно пополняется.

— Сейчас мы создали специальную рабочую группу, в которую вошли не только атомщики, но и представители общественности, научных кругов, — поясняет М.-П. Жармен. — Задача этих людей — создать еще одну версию архива, которая будет максимально понятной для обывателей. В ней мы пытаемся отойти от технической терминологии, узкоспециального жаргона, при этом сохранить качество и количество информации об объекте «Манш». Версии этого документа меняются из года в год не только для того, чтобы добавлять в него все новые события, наработки, наблюдения за объектом, но и для улучшения качества восприятия этого информационного продукта.

Франция_P_20180921_113515.jpg

Сигнал будущим поколениям

Однако французские специалисты выполняют еще одну, достаточно специфическую, задачу: они готовятся к возможному забвению объекта. Один из элементов этой подготовки был описан нами в прошлом материале, где мы рассказали, какие препоны на сотни лет вперед в этом месте приготовили французы для флоры и фауны. Но есть еще одна задача. Как бы это ни парадоксально звучало, забвение объекта не должно уничтожить память человечества о нем даже через тысячи лет.

— Придет время, когда стадия пассивного мониторинга на объекте «Манш» завершится и специалисты отсюда полностью уйдут, — рассказывает М.-П. Жермен. — Мы ищем сейчас возможности донести информацию об объекте до людей, которые будут жить в этой местности через сотни, тысячи лет. Они должны от нас получить четкий сигнал, что здесь нельзя, к примеру, что-то строить. Учитывая то, что со временем сменяются не только поколения людей, но и претерпевает изменения язык, происходят миграционные процессы, из-за которых один народ сменяет другой, нам нужно разработать такие маркеры, которые четко дадут понять будущим людям: то, что находится под этими холмами, трогать не нужно. На самом деле этой серьезной темой мы занимаемся не одни, она объединяет сейчас несколько европейских агентств. Мы вместе размышляем над тем, как наиболее эффективно передать наш сигнал будущим поколениям.

Конечно, нужно понимать, что работа над сигналами-символами больше потребуется не объекту «Манш», где изолированы РАО 3-4-го класса. Ведь благодаря процессу радиораспада приблизительно через 300 лет скрытое здесь перестанет представлять опасность. Однако наработки в плане оповещения будущего человечества, скорее всего, потребуются на объектах, где будут изолировать отходы 1-2-го класса: потенциальная угроза от них будет растянута на сотни тысяч лет. Пока таких пунктов в мире не создано, но исследования в этом направлении активно ведутся многими странами, в том числе Францией и Россией. Надо быть уверенными, что, когда мы приступим к сооружению таких пунктов, научное решение гуманитарного сигнала будущим поколениям будет найдено.

Франция_P_20180921_124948.jpg

У нас есть преимущество во времени

Занимаются ли проблемой сохранения памяти в России, какую информацию о пункте финальной изоляции в Озерске собираются донести нашим современникам и будущим поколениям — прокомментировал Медянцев-Никита-марочка-к-Франции.jpgНикита Медянцев, руководитель центра общественных связей ФГУП «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами».

 — Российские атомщики тоже озабочены проблемой сохранения памяти?

— Конечно, мы уже начали работу в этом направлении. Во-первых, как и наши французские коллеги, мы уже сейчас архивируем все документы, относящиеся к российским объектам финальной изоляции радиоактивных отходов. К примеру, пункт в Новоуральске Свердловской области уже работает, и все, что там происходит, строго протоколируется. Конечно, пока мы находимся в отличие от ANDRA лишь на начальном этапе, в будущем наша работа в направлении сохранения памяти будет только усиливаться.

Сейчас отрабатываем идею проведения конференции, которая соберет тех ученых, кто занимается семиотикой. По результатам ее работы мы планируем создать рабочую группу, которая войдет в наш научно-технический совет. Работа ей предстоит очень интересная.

— А мы не сильно отстали в этом вопросе от наших европейских партнеров?

—Это вопросы, не связанные с технологическим процессом, поэтому об отставании говорить не приходится. Гуманитарные знания, в том числе и столь интересующая нас семиотика, в России развиваются. Так как Россия будет переводить в стадию мониторинга наши пункты финальной изоляции радиоактивных отходов лишь в середине 2030-х годов, я бы даже сказал, что мы имеем определенное преимущество. Есть время у наших ученых углубиться в проблематику, есть возможность использовать наработки, которые появляются за рубежом.

— Вам не кажется, что наиболее плотно атомщикам сейчас нужно работать не столько с будущим человечеством, сколько с современными людьми? У тех же южноуральцев в силу исторических событий радиофобия — обычное явление. До них будет доноситься информация о будущем пункте финальной изоляции в том же Озерске?

— Да, конечно, наше агентство проводит активную разъяснительную работу среди населения. Мы максимально открыты, пытаемся быть в своей информационной работе, как и наши французские коллеги, максимально понятными для жителей.

Мы объясняем не только для чего необходимо строить подобные объекты, насколько они безопасны, каким образом снижают угрозу от накопленных радиоактивных отходов, но и раскладываем по полочкам, почему для строительства пункта финальной изоляции РАО выбрана та или иная территория.

К слову, сразу поясню, что на выбор местности влияют два основных фактора — наличие подходящей геологической среды и приближенность пункта финальной изоляции к местам образования и накопления радиоактивных отходов. Последний фактор дает нам возможность минимизировать риски во время транспортировки РАО. Это, кстати, определило выбор места для создания пункта финальной изоляции радиоактивных отходов 3-4-го класса в Озерске.

Франция_P_20180921_122111.jpg

— Когда начнется строительство объекта в Озерске?

— Этим летом мы уже провели общественные слушания. Они прошли достаточно в конструктивном режиме. Мы сейчас предполагаем начать работы по сооружению пункта в Озерске в конце 2020 года. До этого будем заниматься получением всех необходимых лицензий. После сооружения объекта мы уже пойдем за лицензией на его эксплуатацию. Ее получению также будет предшествовать большое количество проверок, экспертиз, общественных слушаний.

— Наш озерский объект будет похож на нормандский?

— Да, он тоже будет приповерхностного типа. В Озерске мы будем использовать уже весь накопленный опыт — и зарубежный, и отечественный. Хотя каких-то ноу-хау вряд ли стоит ожидать, технология создания и функционирования приповерхностного пункта финальной изоляции хорошо отработана.


Вчера | 09:22
Уроки на ночь глядя. В копейской школе дети вынуждены учиться до позднего вечера

Занятие у ребятишек 2-х и 3-х классов копейской школы № 7 начинаются в 15:00, а заканчиваются только в 19:00 — всего за два часа до сна. Фактически это третья смена, однако официально на бумаге такое расписание называется гибким, а смена — второй удлиненной.

16.09.2019 | 15:42
Хлеб из биопечки. Сможет ли искусственная еда заменить натуральную

Можно ли сделать искусственную пищу из электричества, воздуха и воды? По мнению ученых, эта задача сегодня вполне решаема. К примеру, финские биотехнологи сообщили о прорывном открытии, позволяющем при помощи микроорганизмов производить муку «из ничего».

02.10.2018 | 15:38
Отправка в вечность. Чем объект финальной изоляции радиоактивных отходов под Озерском будет похож на своего «коллегу» с берегов Ла-Манша

Туристам любят говорить, что Шербур — самый дождливый город Франции (что фактически совсем не так). Однако погода здесь почти британская, и весь мир об этом местечке знает по знаменитым шербурским зонтикам. Но есть еще одна причина, почему мы присматриваемся к этому уголку Нормандии с особым вниманием. В двадцати минутах езды от Шербура расположен первый в мире пункт финальной изоляции радиоактивных отходов, находящийся на стадии мониторинга.

28.07.2017 | 11:47
Падение в полном молчании. Почему СМИ должны писать о том, что "не рекомендуют"

Прочтение «писем счастья» от Роскомнадзора сегодня достаточно частое развлечение редакторов средств массовой информации. Правда, развлечение это с определенной долей негативных эмоций, потому что непринятие «рекомендаций» большого государственного ока вполне способно поставить под удар работу всей редакции. О непонимании между государством и медиа рассуждает главный редактор газеты «Южноуральская панорама» Андрей Трушников.

Новости   
Спецпроекты