Горячая линия Минздрава для вернувшихся из-за границы: 8 (351) 240-15-16. 
Оперативная информация по коронавирусу в мире, стране и регионе.

Вкус к жизни здесь. Олег Гербер — о том, что помогает и мешает челябинцам

24 Декабря 2019 Автор: Андрей Трушников Фото: Дмитрий Куткин
Вкус к жизни здесь. Олег Гербер — о том, что помогает и мешает челябинцам


Олег Гербер в Челябинске человек новый. Еще года не прошло, как он приехал вслед за Алексеем Текслером в наш регион, возглавив медиахолдинг ОТВ. Что его впечатлило на Южном Урале, что угнетает — в нашем разговоре с гендиректором ОТВ.

Под яблоневым цветом

— Когда вы узнали о том, что Челябинск — это ваше будущее?

— Провокационный вопрос. (Улыбается.) Наверное, в тот момент, когда увидел сюжет по телевидению, в котором Владимир Путин предлагал Алексею Леонидовичу возглавить регион. Я для себя сразу же сделал вывод, что если позовут, то встану и пойду.

— Я думаю, вопрос, который задам, чаще задают ваши друзья: вам еще в Челябинске не надоело?

— Никак нет, наоборот. Я еще даже пока для себя далеко не все открыл здесь из-за нехватки времени. Не было возможности его весь посмотреть, а сколько еще интересного есть вокруг. Как тут может надоесть?

— А что удивило у нас, когда вы сюда приехали впервые?

— Самое интересное, наверное, было встретить изобилие зелени и цветущих деревьев. Такого, к сожалению, нет в Сибири, где я практически всю жизнь прожил. У меня уже есть любимая челябинская фотография, где я стою на Аллее Славы. На ней такое ощущение, что вокруг идет снег из лепестков. Это было удивительное впечатление.

Еще впечатлило обилие скверов, парков, скамеечек. Странно при этом все время слышать: деревьев нет, скверов нет, парков нет, скамеек нет.
А еще дороги — просторные, широкие...

Безусловно, мне есть с чем сравнить, и на контрасте это производит очень хорошее впечатление.

— Вы, наверное, часто слышали слово «варяг» в спину. Что для вас в этом слове больше — негативного или позитивного?

— Ничего негативного для себя я в этом не слышу. Видимо, накладывается опыт работы в крупном бизнесе, где нормально, когда люди мигрируют из разных точек страны и мира.

Ге6рбер_Куткин_IMG_9370.jpg

За все хорошее, против всего плохого

— Телевидение, как и многие медиа, переживает непростые времена. Со всех сторон идут атаки и разговоры, что теряется аудитория, люди не включают больше кнопочку. Как оцениваете ситуацию?

— Я точно не согласен с тем, что телевидение теряет аудиторию. Да, люди могут выбирать контент сами. В этом, конечно, и кроется некий разрыв между тем, что было 10-15 лет назад, и тем, что есть сейчас с точки зрения телекартинки. Но телевизор никуда не ушел из информационного пространства.

В интернете можно прочесть по одному и тому же вопросу десятки разных мнений, и человеку нужно много копаться, чтобы попытаться сформировать собственное. Телевизор — это такая штука, где за тебя этот анализ провели и картинку выдали. Конечно, иногда это используется и не для очень хороших вещей, неслучайно телевидение часто называют средством манипуляции общественным мнением. Даже придумали слово для этого явления — «зомбоящик».

— А подведомственное вам ОТВ тоже грешит зомбированием?

— Я принципиально против такого термина в отношении ОТВ, он не отражает наши принципы. Мы просто за все хорошее, против всего плохого. Я считаю, что телевидение, как и любое другое СМИ, это некий инструмент формирования общественно-политической обстановки, эмоционального климата, если хотите. Я часто это повторяю и своих сотрудников пытаюсь убедить, что если ко всему изначально относиться с негативом, то ты и будешь подмечать только негатив. Поэтому я ставлю задачи, чтобы у нас было больше позитива.

В конце концов, все, кто работает в СМИ, знают: негатив привлекает большую аудиторию. Но мы себе ставим совершенно другую цель. Я на первой же планерке честно признался: «Ребята, я не знаю, как у вас, но в семь утра мы не должны показывать никаких плохих новостей, чтобы человек ехал на работу довольный, чтобы, пока он рулит в пробках, не так сильно нервничал, не так сильно психовал». Уже вечером, когда он приходит домой со смены, нужно дать ему пищу для размышлений.

Мы же никогда не знаем, что станет последней каплей. Сколько видим нервных срывов у людей, когда они врываются в какие-то помещения то с ножами, то с пистолетами. Может, и так все у человека плохо, а он еще негативную новость посмотрит и для себя решит, что жизнь закончена. Поэтому утро надо начинать с позитива. Если в этом смысле нас называть зомбоящиком, то я гордо буду носить это звание.

— Телевизор — это, по сути, кнопка, но ведь ОТВ — это своеобразная контент-фабрика, сюжеты с которой могут распространяться разными способами. Насколько ОТВ готово позиционировать себя на других платформах?

— На мой взгляд, мы пока лишь догоняем. В том числе это может быть связано с тем, что мы государственники. Но мы готовы, у нас очень много талантливых и креативных людей. Возникает вопрос выбора направлений развития: Youtube, месcенджеры, соцсети... Мы туда идем, но с опозданием. Я от своих коллег требую немножечко смотреть вперед и в каком-то смысле формировать тренды. У телевидения есть возможность выступить законодателем моды.

Все мы знаем возможности таргетированной рекламы, подстраивания под индивидуальные возможности человека. У телевизора таких инструментов нет, но, производя качественный контент, мы можем привлекать аудиторию. Для этого можно использовать нестандартные ходы. В России, например, слабо развита история с киберспортом, а ведь за рубежом просто массовая истерия на эту тему. В эту сторону тоже можно идти.

— Что в этом смысле вы можете предложить?

— Например, онлайн-трансляции киберспортивных матчей. Это интересно, это эмоции игроков, пусть это и не прайм-тайм. Конечно, это в какой-то степени риск, но надо всеми силами вовлекать молодежь, потому что наши зрители стареют. Нужно пробовать, в конце концов, может быть, мы станем законотворцами в этой сфере. Все социальные сети, мессенджеры, крупнейшие цифровые продукты начинались с экспериментов.

Ге6рбер_Куткин_IMG_9379.jpg

Не нужно тонуть в депрессии

— Недавно на «Экспертном клубе — Челябинск» из ваших уст прозвучал тезис, что челябинцы не очень любят свой город. Это сказано для красного словца или это действительно наблюдение внимательного человека?

— Это точно не для красного словца. Это выводы из общения с челябинцами, в том числе коллегами. Ключевая мысль не в том, что я обвинил челябинцев в отсутствии местного патриотизма. Это просто очень зацикленная история. Если с детства родители транслируют детям, что надо валить из Челябинска, что будет происходить дальше? Какая-то часть сможет свалить, какая-то не сможет. И эта часть останется здесь и будет работать в различных сферах. Что эти люди могут дать хорошего территории, из которой очень хотели, но не смогли уехать? Скорее всего, они будут работать так, что у остальных еще больше возникнет желание уехать, потому что вокруг ничего не меняется, а становится только хуже. Отсюда у меня такая реакция: я понимаю, как сложно вырваться из этой матрицы.

— А выход есть?

– Вот мы перед собой и ставим такую задачу: надо людям показывать, что очень много хорошего вокруг происходит, просто на фоне негатива мы этого не замечаем. Много чего есть хорошего, множество культурных и спортивных событий, но они проходят как бы за пределами нашего внимания. Я как раз приводил пример. Ты свалил из Челябинска, приезжаешь в какую-нибудь тьмутаракань, начинаешь искать там позитив, смотришь вокруг: какая красота! Деревья, иллюминация, транспорт, метро — все красиво! Но ты просто не замечаешь те минусы, которые там есть, а их безумное количество. Первое время не замечаешь. Потом приходит осознание.

Каким образом эту историю побеждать? Надо просто научиться смотреть на вещи объективно. У нас здесь есть куда стремиться, но не надо равняться на тех, кто ниже. Надо равняться на тех, кто выше, при этом не надо тонуть в депрессии.

— У власти есть ответственность за такое положение вещей?

— Должна быть. Да, в последние десятилетия была и смена власти, и множество вопросов к ее представителям со стороны населения.

— Можете кратко назвать три негативные черты челябинцев и три позитивные, на которые вы в первую очередь обратили внимание?

— Из позитивного. Что меня удивило здесь: приходя в гости и при встрече люди здороваются. Там, где я жил, этого нет. Возможно, это потому, что позиция такая: челябинцы, мы вместе, мы друг друга поддерживаем.

Второе. Здесь совершенно другие продукты питания, нежели, например, в Сибири. Это просто поражает.

— Вкусные?

— Абсолютно, начиная с хлеба и заканчивая птицей. Мясо, помидоры, огурцы, молочная продукция — все здесь вкусное. Я сейчас говорю как человек, который пробует всегда разную еду, и в том числе, когда путешествую в другие страны.

— Что расстроило?

— Навскидку серьезных негативных моментов я не увидел, за исключением бюрократии. Почему-то здесь столкнулся с рядом проблем, которые в других местах решались по щелчку пальцев. Например, в МФЦ, которые действуют по всей стране. Здесь это в прямом смысле вынос мозга. Может, это связано с общей негативной обстановкой, что все люди, которые облечены хоть какой-то властью, транслируют негатив вовне. Возможно, в этом причина, но это просто догадка.

01.06.2020 | 16:49
Поднять целину. Как в Кунашакском районе исполняют поручения губернатора Текслера

Глава региона возобновил свои рабочие поездки в муниципалитеты после вынужденного перерыва. Вирус вирусом, но жизнь продолжается, поэтому губернатор во второй раз посетил Кунашакский район, чтобы проверить, как исполняются поручения, которые он давал в свой первый визит после общения с местными жителями.

13.05.2020 | 21:55
Представляя президента. Как за 20 лет федеральную власть приблизили к регионам

13 мая институт полномочных представителей президента в федеральных округах отмечает свой юбилей.

11.10.2018 | 09:39
Сохранение памяти. Зачем французские и российские атомщики привлекают к работе ученых-семиотиков

Уже 11 лет в Нормандии на стадии мониторинга находится пункт финальной изоляции радиоактивных отходов (РАО). По планам через два года строительство подобного пункта начнется и в Челябинской области. После того, как он будет заполнен и на его месте зазеленеет трава, нашим атомщикам, так же как и французским, предстоит не только контролировать состояние окружающей среды, но и через 300 лет наполнить эту местность такими символами, которые будущему человечеству дадут четкий сигнал, что находится под землей.

02.10.2018 | 15:38
Отправка в вечность. Чем объект финальной изоляции радиоактивных отходов под Озерском будет похож на своего «коллегу» с берегов Ла-Манша

Туристам любят говорить, что Шербур — самый дождливый город Франции (что фактически совсем не так). Однако погода здесь почти британская, и весь мир об этом местечке знает по знаменитым шербурским зонтикам. Но есть еще одна причина, почему мы присматриваемся к этому уголку Нормандии с особым вниманием. В двадцати минутах езды от Шербура расположен первый в мире пункт финальной изоляции радиоактивных отходов, находящийся на стадии мониторинга.

Новости   
Спецпроекты