Без белого халата. Нежурналистские мысли в связи с юбилеем доктора Альтмана

20 Января 2016 Автор: Лидия Старикова Фото: Вячеслав Шишкоедов
Без белого халата. Нежурналистские мысли в связи с юбилеем доктора Альтмана

Сегодня, 20 января, Дмитрию Альтману, главному врачу Челябинской областной клинической больницы исполняется 60 лет.

У писателя Юрия Германа всегда была перед глазами «Молитва пожилого человека», которая висела на стенке его рабочего кабинета. Об этом в одном из интервью рассказал его сын известный кинорежиссер Алексей Герман. Он полностью привел текст и выразил сомнение, настоящая ли молитва или кем-то сочиненная. Я попробовала это выяснить и обнаружила, что молитва настоящая, хотя существует несколько ее вариантов. Перепечатав германовский текст, я теперь дарю его всем своим знакомым. А при случае цитирую: «Опечатай мои уста, если я хочу повести речь о болезнях. С годами их становится все больше, а удовольствие рассказывать о них — слаще».

Следовать этому правилу удается не всегда, но сегодня тот самый случай, когда «хочу повести речь о болезнях», но с единственной целью — поделиться своими  впечатлениями от многолетнего общения с доктором Альтманом.

Альтман, я и Миклухо-Маклай

О головной боли можно сладострастно поговорить лишь с теми, кто знает, что это такое. Не о той, когда помогает обезболивающая таблетка, даже не о мучительной мигрени, приступ которой длится в среднем шесть часов, а о спазмах сосудов, которые продолжаются до нескольких суток. Когда ничего не помогает, организм не принимает не то что спасительное обезболивающее, но даже воду. Наверное, идеальным собеседником на эту тему мог бы быть известный этнограф и географ Николай Николаевич Миклухо-Маклай, который страдал от этого недуга, изучая жизнь своих папуасов. Размышляя о том, для чего ему дано такое наказание господне, ученый пришел к ненаучному, но утешающему страдальцев выводу: Бог дает такие мучения для того, чтобы после пережитой боли человек ценил радость жизни...

В один из таких дней меня после вызова скорой привезли в больницу, тогда она называлась «скорой помощи», на Северо-Западе, накачали лекарствами и снотворным, чтобы было легче перенести боль. Стоя еще на ватных ногах дня через два у окна больничного коридора, я и вправду искренне радовалась жизни, потому что боль моя меня оставила. Рядом стояли другие больные, обсуждали, как водится, свои болячки и упоминали при этом часто имя лечащего врача — «Дмитрий Александрович».

То, с каким уважением они его произносили, рассказывая о его внимательности, неравнодушии и знании, меня заинтересовало. Я уже представила себе маститого солидного доктора, профессора, в очках и с бородкой. «А вон он, Дмитрий Александрович», — вдруг обратила всеобщее внимание одна из женщин.

И тут настал момент моего искреннего удивления. По коридору стремительно несся молодой человек в белом халате, джинсах и сабо. Совсем мальчишка, я приняла бы его за студента, проходящего здесь практику, если бы не слышала так часто звучащее «Дмитрий Александрович». А потом и завотделением неврологии, которая меня вела, объявила: «Я хочу вас показать одному молодому врачу, он в курсе всех новых технологий, владеет иглотерапией, подходит к больным нестандартно». Так состоялось мое первое знакомство с доктором Дмитрием Альтманом. Он долго со мной беседовал, дал рекомендации, назначил новые препараты и предложил, если начнется очередной приступ, позвонить ему. И я позвонила, когда все началось по новой. Самое невероятное, что по телефону он давал мне команды, что предпринимать, как чередовать горячие и холодные компрессы, какие пить лекарства. И приступ миновал. Его советы не раз помогли мне и в будущем. А тогда мне очень хотелось поблагодарить своего спасителя, но это было время, когда нельзя было добыть в магазине хотя бы коробку конфет или банку кофе. Помню, нашла небольшой кусок дефицитного вельвета, сшила Дмитрию… бейсболку и подарила.

Не знаю, помнит ли он об этом, носил ли он мой маленький презент, но сделала это я от всей души.
После этого я как-то всегда держала Дмитрия Александровича в поле своего зрения. Он рос в профессии стремительно. Скоро возглавил отделение неврологии в своей больнице, а потом поднимался по карьерной ступеньке все выше. И вот мы начали сталкиваться уже на профессиональной основе.

Мне довелось сделать не одно интервью с Дмитрием Александровичем. И это всегда были просто интересные разговоры. Мы о многом говорили «не для печати». Понимание проблем и болевых точек здравоохранения было полным. Когда услышала о том, что Дмитрию Александровичу 60, не поверила. В голове мелькнуло: он же еще совсем молодой. Потом прикинула: заслуженный врач России, главный врач областного госпиталя ветеранов войны, кандидат, затем доктор медицинских наук, профессор медуниверситета, президент Общественной медицинской палаты, главный врач областной клинической больницы, обладатель множества профессиональных наград, человек, которого хорошо знают тысячи людей…

Профессия по завещанию

Врачом он стал «по завещанию». Когда юный Дима Альтман раздумывал, кем стать в жизни, заболела мамина сестра. Племянник пришел навестить любимую тетушку, которая под впечатлением от больничного пребывания неожиданно сказала: «А мне кажется, из тебя получился бы очень хороший врач, у тебя доброе сердце…». На следующий день тетя ушла в мир иной, и это потрясло молодого парня. Неужели ее нельзя было спасти, ведь ничто не предвещало трагического конца? Пожелание стать врачом он воспринял как последнюю волю близкого человека, как знак свыше…

«Главным» он быть не собирался. Когда в институте однажды сдавал экзамен по предмету, в котором шла речь об организации здравоохранения, то злился: «Зачем это мне, я не собираюсь стать чиновником от медицины». И тем не менее, как и другие предметы, сдал экзамен на отлично. Он стал чиновником, но вряд ли это слово здесь уместно. С детства он был самолюбив. И когда на предложение сверху возглавить госпиталь ответил, что ему это неинтересно, заведующий областным отделом здравоохранения надавил на чувствительную мозоль: «Боишься, значит. Да, там трудно, и больные непростые, люди, прошедшие войну…». Это подстегнуло, сработал главный аргумент: а с профессией можно не расставаться и сидя в кресле. С той поры он не раз повторил: «Да, я — главный, но в первую очередь врач». Был еще момент. Когда спустя время ему предложили очень высокую должность в руководстве городской администрации, Альтман озвучил условие: параллельно он работает в профессии. Условие не приняли. Челябинский госпиталь вошел и сегодня остается в числе самых лучших учреждений такого профиля в России. Заложенные традиции там свято сохраняются.

Я — главный, но сначала врач

Главврачом Челябинской клинической областной больницы Альтман согласился стать не без сомнений. «Мэром» хоть и медицинского, но городка, понимал, быть непросто. Он пришел сюда с определенной в голове программой, с пониманием множества проблем, в том числе хозяйственных и финансовых. Но с верой, что здесь работает коллектив высочайших профессионалов, которые способны к переменам, стремлению вперед. С мыслью, что есть многое, что возможно решить своими силами, изменить к лучшему, оптимизировать. Сегодня все отмечают эти перемены, в том числе внедрение электронных средств коммуникации. Последнее новшество — электронные очереди, избавление от толчеи и сутолоки у дверей кабинетов врачей. Изменилось многое, изменится еще больше, уверен главный, ведь коллектив в его движении вперед поддерживает губернатор и руководство области.

С профессией Альтман не расстается. Консультирует самых сложных больных, принимая часто нестандартные решения. Так, накануне первой пресс-конференции в новой должности он опоздал к журналистам — и это при его обязательности! — консультировал сложного больного в другой больнице. В ситуации, когда счет шел на часы, принял решение срочно перевезти больного в областную больницу, где того спасли… И в этом весь Альтман.

Мысли, высказанные вслух

«…Врач не машина для обработки информации. Девяносто процентов успеха в том, чтобы выслушать больного, понять, что он чувствует. Это человек, умеющий сострадать, после общения с которым больному становится легче. Врач не принадлежит себе».

«…Одни говорят, что я добрый, другие — что у меня ужасный характер Людей я люблю. У меня много надежных и верных друзей. Характер у меня не ужасный, скорее, требовательный, к себе в том числе. Не терплю непрофессионализма, нечестности, безответственности. В таких случаях я жесткий».

«…Я сторонник командного стиля работы. И это должна быть команда единомышленников. Другого не дано. Если это есть, возможно развитие, движение вперед. Ценю профессионалов, которых немало в коллективе больницы. Это позволяет лечить многие заболевания на уровне мировых стандартов. Жаль только, что у нас хромает система реабилитации. Это отличает наше здравоохранение от зарубежной практики, где материально-техническая база крепче, а условия для больных гораздо комфортнее. Тем не менее я убежден, что однажды к этому мы придем. И будущее не за платной медициной, а за государственной».

Как ты себя чувствуешь, Антуан?

Дмитрий Александрович любит вспоминать Экзюпери. Французский летчик и писатель однажды поделился мыслями, каким он видел бы хорошего врача. Смысл таков. Наверное, о болезни человека, его недуге может многое рассказать капля крови, если сделать анализы. Но хочется, чтобы старый и добрый доктор, закурив трубку, сел в кресло напротив и просто спросил: «Антуан, как ты себя чувствуешь?» Не ручаюсь за точность, но в век компьютерных технологий, суперсовременной техники и лекарств согласитесь, что именно такого внимания и тепла, которое лечит и окрыляет человека, многим из нас так не хватает. Хорошо, что есть немало врачей, которые свято следуют этой неписаной заповеди. Дмитрий Альтман из них.

Вчера | 16:57
В Челябинске стартовал большой фестиваль идей и технологий

С 3 по 4 декабря в областном центре проходит Фестиваль идей и технологий кружкового движения НТИ, который объединяет смелых новаторов и технологических энтузиастов всех возрастов.

Вчера | 09:23
Сделки в онлайн-режиме и «телепортация» документов: как меняется нотариат

День юриста — праздник по историческим меркам молодой, празднуется в России с 2008 года. И это, безусловно, указывает на повышенное внимание и уважение государства к юристам. Нотариусы — одни из тех представителей юридических профессий, чья роль за последние годы в государстве и обществе заметно выросла благодаря изменениям в законодательстве.

28.05.2018 | 14:31
Милосердный полк. Ветераны фронта и тыла нуждаются в особой опеке

«Мама, что такое тыл?» — этот вопрос задал Наталье Шариповой сын-школьник, когда она собиралась на встречу в центральную городскую библиотеку имени Пушкина, где на днях прошла встреча с тружениками тыла, организованная Советом ветеранов Центрального района Челябинска.

27.02.2018 | 14:02
Синие горы как символ благодати. В Челябинске открылась выставка метафизической живописи

В выставочном зале Союза художников России начала работу художественная выставка «Метафизическая живопись Николая Черкасова». Куратор — искусствовед Ирина Духина. Представлены 58 произведений. Выставка продлится до 18 марта.

Новости   
Спецпроекты