Мы родом из бронзы. Ученые установили, что современные челябинцы очень похожи на древних жителей Аркаима

3 Марта 2016 Автор: Марат Гайнуллин Фото: Елена Куприянова
Мы родом из бронзы. Ученые установили, что современные челябинцы очень похожи на древних жителей Аркаима В таких нарядах щеголяли женщины времен Аркаима

Около четырех тысяч лет назад на левом берегу реки Уй возле современного поселка Степное, что в Пластовском районе, жили люди, занимавшиеся скотоводством и выплавлявшие медь. Именно этим людям и посвятила свою последнюю монографию челябинский археолог, директор учебно-научного центра изучения проблем природы и человека ЧелГУ, кандидат исторических наук Елена Куприянова. 

Книга «Погребальные практики эпохи бронзы Южного Зауралья: могильник «Степное-1» рассказывает об одном из самых ярких памятников так называемой Страны городов — некрополе близ укрепленного поселения аркаимского типа Степного.

Елена — один из ведущих на Урале археологов-специалистов по эпохе бронзы. Именно она проводила экспедиции, в ходе которых доказала, что на той самой территории, где планируется построить Томинский ГОК, наши предки еще четыре тысячи лет назад плавили медь.

Похороны древних металлургов

 — Экспедиция в районе Степного работает уже 16 лет, с 2000 года, —  рассказывает археолог. — Там много разных памятников разных эпох. Наш могильник возле укрепленного поселения — это захоронение людей, живших в аркаимское время. Открыл его Константин Сальников еще в 1950 году. А первые раскопки проводились в 1991 году. Под моим руководством копали здесь последние четыре года.
 
— Можно ли провести какие-то параллели, например, с соседним Аркаимом?

 — Это одна и та же культура — синташтинско-аркаимская. Могильник разновременный: люди жили здесь с аркаимского времени до эпохи бронзы.
 
— Каков был род занятий живших там людей?

 — Это было общество, основу хозяйства которого составляли два ремесла —  металлургия и скотоводство. Жившие здесь древние металлурги владели самыми передовыми на тот период, эксклюзивными технологиями. На поселении Степном с нами работали исследователи как раз по металлургии — из США и Великобритании. Они пришли к выводу: вторичная плавка происходила именно на поселении. На ближайшем месторождении добывали руду, но не возили ее на поселение, а переплавляли прямо на месте. А на поселение привозили уже готовые слитки металла. И здесь происходила вторичная переплавка, уже в формы для создания каких-либо металлических изделий. То есть здесь уже непосредственно изготавливались ножи и тесла, топоры и даже женские украшения.

Часть людей, погребенных в могильнике, очевидно, как раз и были металлургами. В одном из курганов сохранились даже следы обрядов, связанных с металлургией. Например, в жертвенных комплексах найдены шлаки, пепел, свидетельствующие о некоей профессиональной магии.   

В позе объятий
 
— Достаточно распространенной схемой можно считать погребение «в позе объятий», — продолжает рассказ Елена Куприянова. — В таких погребениях мужчина лежит на левом боку, женщина — на правом, лицом друг к другу. Часто подобные захоронения сопровождает множественный погребальный инвентарь: булавы, украшения, оружие и орудия труда. В такой форме погребений прослеживается символическое воплощение иеорогамии, «священного брака», отражающего соединение человеческого и божественного начал. Однако в символике парных погребений заложена и своя диалектика: например, все три погребения в позе объятия, зафиксированные в могильнике Степное VII, были тройными. То есть сбоку от пары, соединенной объятиями, располагался… третий погребенный.

Для эпохи бронзы это вполне характерный обряд. Впрочем, практиковался он во многих культурах, но с разной значимостью. Например, в синташтинской культуре в аркаимское время это был, видимо, какой-то символический образ. Потому что эти погребения всегда как-то особо выделяются на могильниках. И по возрасту погребенных можно сказать, что это не всегда были муж с женой.

Видимо, то была некая модель, прообраз небесного брака. Во многих легендах говорится про брак с богиней. Не только у древних, но и у современных индусов есть обряды брака с богиней, символизирующие союз неба и земли. В более позднее время, например, в алакульскую культуру, такой обряд, видимо, превращался уже в бытовой: так, очевидно, хоронили семейные пары.

Тень женщины
 
— О чем говорят человеческие жертвоприношения?
 
— Они встречаются крайне редко. Это нехарактерное явление для этой культуры. Напомню, что речь идет о XXI–XVIII веках до нашей эры. Народ-то тогда жил все-таки не кровожадный, миролюбивый…

Сама Елена Куприянова уже несколько лет занимается историей женского костюма. И одну из своих археологических книг — «Тень женщины» — посвятила этой всегда непредсказуемой и загадочной теме. Даже сама затея реконструировать женский костюм эпохи бронзы звучит заманчиво!
 
— В ходе раскопок мы находим много женских украшений, — рассказывает Елена. — Это украшения для волос, для кос. Немало найдено украшений из золота, кости, камней. Причем каждый костюм древней женщины нес в себе многочисленные символы. А потому и все украшения кроме своей эстетический привлекательности имели некий сакральный смысл. Это был своего рода паспорт с точной информацией о статусе, возрасте, семейном положении женщины. Причем наш современник в этих восстановленных украшениях и нарядах может неожиданно разглядеть, например, чувашские мотивы…

Эпоха-бронзы-внутрь-текста.jpg…И портреты заговорили

 — А как вообще выглядели эти миролюбивые древние металлурги и их жены четыре тысячи лет назад?

 — Все артефакты тщательно изучали не только археологи, но и антропологи, поэтому появилась реконструкция и для людей аркаимского времени.

Про возраст говорить трудно, поскольку структура смертности искаженная. Видимо, существовала «выборка» по определенному возрасту и определенному социальному положению: таких людей хоронили в курганах, а все остальное население где-то в другом месте. Поэтому чаще всего в погребениях можно увидеть совсем юных, в среднем от 11 до 16 лет.

Средний рост людей аркаимского времени составлял: для женщин — 165, для мужчин — 170 сантиметров.

Но самое интересное — это то, что внешне они были очень похожи на современных южноуральцев. Такой антропологический тип называется уралоидный. Очевидно, что именно тут происходило активное смешение нескольких рас, народностей, представляющих почти всю индоевропейскую семью. Можно предположить, что коренное энеолитическое население Южного Урала принадлежало, в частности, к финно-угорской языковой группе. Пришельцы-кочевники, степняки, древние индоевропейцы, которые ассимилировали местное население, как раз и образовали аркаимско-синташтинскую культуру.

И, что самое замечательное, сформировавшийся тогда этнографический портрет сохраняется до сих пор. Это не классический славянский тип, но лицо со знакомыми нам тонкими скулами. Это были тонкокостные, грацильные люди. И вообще современные жители Челябинской области, как ни странно, очень похожи на жителей Аркаима.

Сегодня | 11:46
Вернуть Неизвестного. Почему одна из улиц Верхнеуральска должна быть названа именем всемирно известного скульптора

Мы продолжаем проект «Имя в городе», посвященный 85-летию образования Челябинской области.

16.02.2019 | 13:45
Очищая фасады. Как привести Челябинск в порядок, не ударив по малому бизнесу

Новый дизайн-код, установленный в Челябинске с июня прошлого года, до сих пор вызывает неоднозначную реакцию.

13.02.2019 | 10:09
Жизнь кукол. Почему марионетки могут быть интереснее людей

В наступившем году, который в России объявлен Годом театра, «ЮП» продолжает рубрику «Актеры». На этот раз ее героем стал артист Челябинского театра кукол Николай Архипов.

12.02.2019 | 11:56
Навстречу огню. Подростка из Красноармейского района наградили за спасение деревни

Алексею Мышковцу из села Тавранкуль Красноармейского района в резиденции губернатора вручили медаль «Спешите делать добро».

Новости   
Спецпроекты